В связи с возрастанием влияния «иблисского государства» на неокрепшие умы подрастающего поколения, нарастанием с его стороны угрозы для всего цивилизованного сообщества, все чаще встает вопрос о роли электронных средств массовой информации в противодействии идеологии терроризма. Во-первых, у терроризма нет идеологии, потому что терроризм это есть инструмент идеологии. Во-вторых, было бы неправильно говорить о подавлении какой-либо идеологии. Любая идеология уходит, когда она становится несостоятельной. Она сама себя изживает. И этот процесс достаточно объективный. Поэтому мы должны говорить о другом, а именно — в чем заключается наша идеология? Мы не говорим каких-то зазубренных фраз, слоганов, мы не говорим, что собираемся создавать новую общественно-политическую формацию и на основе этой идеологии хотим совершить какой-то социальный взрыв, привести какие-то силы к власти, а какие-то от нее отрешить.

Речь идет о том, что зомбируют наших детей, пытаются опорочить имя наших руководителей, которые взяли на себя сегодня тяжелейшее бремя дальнейшего укрепления и строительства перспективы нашего государства и нашей республики в частности. Поэтому у нас идеология простая — дайте нам жить так, как мы хотим. И все плюсы и минусы при этом мы сами расставляем. Мы прекрасно понимаем, что мы не белые и пушистые, понимаем, что у нас есть проблемы. Но единственное, о чем мы сегодня заявляем это о том, что у нас есть страна, и она суверенна и независима.

Мы помним, как на протяжении лихих девяностых мы пытались действовать по так называемому западному либеральному лекалу. Мы уже были подопытными кроликами таких систем, которые предлагались Хантингтоном, Киссинджером, Бзежинским и прочими «холодными» аналитиками Запада. Но мы решили, что это нам не подходит, что у нас есть своя страна и есть свое видение демократии. Само слово демократия имеет множественный смысл. Как оказалось, это не просто власть народа, которая сама по себе условное понимание вещей. Кто-то вообще говорит, что демократия — это вообще власть дьявола. Поэтому мы понимаем эту демократию как свободу волеизъявления, свободу совести. .

В США и Европе есть свое видение равенства и братства. У нас это немного по-другому. Вообще, в российском государстве есть свои традиции. И эти традиции на сегодня возобладали. На данном этапе идет совершенно объективный процесс выпестовывания новой российской идентичности, идеологии национального духа. Об этом сегодня говорят на полном серьезе. Например, академик Тишков, многие другие серьезные люди. Что касается идеологии Чеченской Республики, то, кто бы и что бы ни говорил, центром мирной исламской солидарности сегодня является именно наш регион.

И в пропаганде нашей идеологии сегодня, в век информационных технологий, роль электронных СМИ особенно актуальна. Если в 20 веке были страшны тиражи газеты «Искра», из которой, как мы знаем, со временем возгорелось пламя Октябрьской революции, то сегодня формат общения стал другой. В любом случае нам надо действовать адекватно сложившейся общественно-политической обстановке. Есть идеология, которая может развиваться без экстремальных мер. Она может существовать в системе, спокойно публиковать свои программы, агитировать, делать свой пиар. То есть она не выходит за рамки наших общих цивилизационных правил. Есть и другая, более радикальная идеология, какой был, например, большевизм. По сути своей он был террористическим, потому что партия во главе с Лениным считала, что пролетариат — это именно тот гегемон, который может существовать только в условиях диктатуры. Отсюда красный террор, о котором мы прекрасно помним.

Иначе как можно было без террористических мер провести политику военного коммунизма? Как можно было построить, начиная с Ленина и заканчивая Сталиным общество с так называемым казарменным социализмом, когда половина страны сидела в лагерях, а другая половина просто ее охраняла. И, естественно, к такому квазигосударству можно было прийти только путем уничтожения одних людей другими. И Ленин, в самом начале опираясь на некоторые постулаты Маркса, говорил, что диктатура пролетариата — это единственная мера, способная привести в движение так называемую социальную машину, которая бы изменила общество.

В идеологии фашизма также присутствовал терроризм, но он был немного по-другому вмонтирован. Здесь присутствовал фактор не социальный, а этнический. И Гитлер, как и Ленин, совершенно четко отвечал на вопрос, кто виноват. Если вождь мирового пролетариата говорил, что во всем виноваты буржуи, то с точки зрения Гитлера виновниками были евреи.

Кто виноват сейчас? В данном случае речь идет о столкновении интересов транснациональных корпораций. Мы говорим о противостоянии между государствами, а то и целыми блоками, альянсами государств между собой. Никто не отменял понятие, которое возникло еще в прошлом веке, и автором которого был Карл Хаусхофер, основоположник научной геополитической мысли. Так вот, в своем журнале «Геополитика» он впервые ввел в обиход термин «жизненное пространство». Этот термин предусматривает и какие-то этнические ресурсы, и недра с их углеводородными ресурсами, экономический потенциал и, самое главное, территорию. Известные политологи предрекали, что рано или поздно начнется борьба за раздел ресурсов. И в борьбе за эти ресурсы в больших количествах привлекается молодежь. И, вполне естественно, перед нами встает вопрос, как уберечь неокрепшие умы от влияния пропаганды терроризма? Ответ прост — электронные СМИ должны показать, что любая идеология реализуется для вполне осязаемых интересов, которые могут выражаться цифрами на каких-то оффшорных счетах.

К сожалению, в головах некоторых жителей России и даже ряда чиновников укоренилось мнение о существовании некой исламской угрозы. От ислама не исходит никакой опасности. Есть террористическая угроза. Со стороны тех людей, которые, являясь инструментами внешнеполитического курса США, совершают террористические акты в любой точке земного шара, где будет им указано. В данном случае такой точкой, к сожалению, для мусульман явились Сирия, Ирак и другие мусульманские страны.

Лишним поводом для разговоров кавказофобам дало то, что северокавказские боевики присягнули Аль-Багдади. Но они действуют не как мусульмане. Они были и остаются террористами, людьми, которые не приемлют ни наше мышление, ни наш образ жизни. Они нас, мусульман, обвиняют в куфре, считают нас отступниками, которых нужно «убивать там, где вы их найдете». Они были, есть и остаются врагами того, что для нас было принято считать святым и традиционным. Они присягнули дьяволу. А в каком лице он будет? В лице того же Аль-Багдади или еще кого-то, нет никакой разницы.

Если бы Рамзан Кадыров не построил в Чеченской Республике столько мечетей, сколько он построил, и не создал бы те идеальные условия для реализации истинной мирной исламской идеи, то ситуация здесь была бы тоже немного другой. Возможно, разрушающая экстремистская сила, которая сегодня считает, что нужно обязательно убить кучу народу для того, чтобы распространять слово Аллаха на земле, накрыла бы и наш регион. И в этой ситуации северокавказские боевики еще раз себя дезавуировали и еще раз показали, что они являются частью того инструментария, который отрабатывается на режиссерских площадках Голливуда.

Все видели, какие клипы снимают те, кому они присягнули. Следовательно, они являются нашими врагами, и мы будем бороться с ними всеми доступными нам средствами. Какие средства доступны нам? В Чеченской Республике благодаря политической воле Рамзана Кадырова был создан совершенно новый подход к борьбе с экстремизмом и терроризмом, который заключается в комплексности. Постепенно, силовая составляющая отходит на второстепенный план. А на активную плоскость действий выходят как раз СМИ.

Сегодня, если мы не поставим с вами работу так, как ее нужно поставить, опираясь, в том числе, и на проповеди наших авторитетных богословов, которые могут достаточно доходчиво изъясняться, мы не добьемся желаемого эффекта. Здесь можно привести в пример муфтия Чеченской Республики Салах-хаджи Межиева, который пользуется огромной популярностью в молодежной среде. Его все с удовольствием слушают и воспринимают достаточно хорошо.

Рамзан Кадыров, с одной стороны, показывает свою щедрость, оказывая помощь больным и обездоленным через благотворительный фонд имени Ахмат-Хаджи Кадырова, возглавляемый Аймани Несиевной. Мы помним картинки, где он кормит из своих рук инвалида. И многие, видя это плакали. То, как ведет себя Рамзан Ахматович, невозможно сыграть, потому что он не является профессиональным актером. Он является истинным мусульманином и совершенно искренним человеком с очень большой душой. С другой стороны, Глава Чеченской Республики уделяет большое внимание экономической составляющей. Он приглашает в Чеченскую Республику богатейших инвесторов из самых влиятельных семей из Ближнего Востока.

Одна из составляющих успеха Рамзана Кадырова — идеологическая. Он не стал ничего придумывать. Просто он стал активней и к этому же призвал тех, которые могут нести слово божие народу. Они, в свою очередь, в своих проповедях опираются на знания, которые передали своим последователям чеченские шейхи, устазы и авлия, и учат своих подопечных строгому следованию Корану и сунне. И все эти три составляющие сомкнулись 19 января текущего года после омерзительной выходки Шарли Эбдо с карикатурами. Мы помним, какова была вспышка негодования мусульман. Это была революция мирного исламского духа. И центром вот этой позитивной революции стал Грозный. Сердце истинного исламского мира билось тогда в столице нашей республики напротив великой мечети имени Ахмат-Хаджи Кадырова «Сердце Чечни». Сегодня лидеры исламских стран считают за честь познакомиться с Рамзаном Кадыровым.

Как пример преемственности поколений, генетической памяти народа и любви к своей Родине, в противовес присягнувшим ИГ северокавказским боевикам, стало открытие стелы в честь присвоения столице Чеченской Республики звания «Город воинской славы». Это был символ возрождения и справедливости, главным действующим лицом которого стал Рамзан Кадыров. Как истинный лидер своего народа, несмотря ни на что, он добивался этого всеми возможными способами. И это еще раз подтверждает его реноме как руководителя-государственника, который не стоит на месте, а ищет этой справедливости. Владимир Путин это как раз тот человек, от которого исходит эта справедливость.

Несмотря на происки националистов, исламофобов, кавказофобов, которые достаточно представлены во власти и далеко не в восторге от того, что произошло на площади перед мэрией Грозного, это был яркий пример того, что все-таки награды находят своих героев. И те ветераны войны, которые еще живы и присутствовали на открытии стелы, не могли сдержать слез и не в последнюю очередь от того, что наконец-то этот город, который несколько раз пытался заявить об этой справедливости, добился своего. Ведь именно с Грозного начался поход на Берлин, именно здесь начался процесс великого краха и фиаско, который потерпели фашисты под Сталинградом. Ни один город, который носит звание «города воинской славы», не получил его не по делу. Память об этой войне объединяет нас. А если мы вместе, то мы становимся более дееспособными, имеем реальный потенциал. Мы должны думать о своих детях, разумом которых пытаются заниматься совершенно чужие люди. Необходимо максимально приблизить их к себе в формате логичного общения, где есть своя семейная, национальная, религиозная логика, которая бы укладывалась в канву, которая называется «отцы и дети». Тем более, что чеченский народ обладает мощнейшим потенциалом традиционализма, и ему не нужно выстраивать какие-то новые структуры взаимоотношений. Мы всегда были богаты тем, что передавали из поколения в поколение. Самая главная наша задача понять, что на протяжении веков проблема чеченского народа состояла в отсутствии единых правил, которые бы исходили от национального лидера.

Сегодня подавляющее большинство нашей молодежи видит этого лидера и готово пойти за ним до конца. Чеченское общество прошло через все перипетии, все кровавые вехи, стремясь к этому дню. Оно нашло в себе мудрость, силу и потребность пойти за таким человеком как Первый Президент Чеченской Республики Ахмат-Хаджи Кадыров, нашло в себе потенциал для последовательности своих шагов, идя не только за отцом, но и за сыном. И здесь произошел знаменательный акт последовательности передачи великого дела из одного поколения в другое.

Джамбулат УМАРОВ,

министр ЧР по национальной политике,

внешним связям, печати и информации

www.ChechnyaTODAY.com

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Чеченская Республика Сегодня" обязательна.