Дискредитация власти накануне выборов - главная цель внесистемной оппозиции.

Доклад Ильи Яшина «Угроза национальной безопасности» презентуется как «независимый экспертный». Однако анализ позволяет прийти к выводу, что автор преследовал совершенно определенные политические цели.

Уже первый тезис об этнической чистке русского населения Чеченской Республики заставляет усомниться в добросовестности автора.

Исход русского населения, как и представителей других народов (безусловно, ставший трагедией для сотен тысяч людей) был вызван целым комплексом причин, в том числе экономических и политических.  Русские и чеченцы покидали Чечню потому, что не чувствовали себя в безопасности, не имели работу. Закрылись заводы, фабрики и учреждения.

?Накануне развала СССР в Чечено-Ингушетии проживало около 250 тыс. русских жителей. К моменту завершения «чеченского кризиса» республику успело покинуть примерно 200 тыс. русских и несколько раз больше чеченцев. 

Одного этого факта достаточно, чтобы поставить под сомнение утверждение Яшина о целенаправленном геноциде русского населения. Из охваченной хаосом и военными действиями республики, из городов и сел, по которым круглые сутки наносились массированные ракетно-бомбовые удары, бежали все, кто мог это сделать, независимо от национальности.

Пытаясь как-то подкрепить утверждение о геноциде русского населения, Яшин приводит откровенно сомнительные данные, полученные из не менее сомнительных источников. А именно речь идет о более чем 21 тыс. русских, якобы убитых в Чечне еще до начала военных действий; о 100 тыс. захваченных у них квартир и 46 тыс. «русских рабов», насильно удерживаемых. У любого, кто близко знаком с реалиями жизни в то трагическое десятилетие – эти цифры могут вызвать только недоумение.

Смело можно говорить, что до начала войны в Чечне было убито русских в тысячу раз меньше, чем об этом пишет автор доклада. До войны в Чечне не было фактов похищения людей или они носили единичные случаи. О том, что Яшин не имеет никаких сведений о Чечне свидетельствуют его слова о 46 тыс. русских рабов. Такого явления вообще не было в Чечне.

По данным многочисленных источников львиную долю погибших до начала войны составляли чеченцы.

Что касается утверждения Яшина о 100 тыс. квартир и домов, якобы, отобранных у русских – эта цифра, скорее всего, появилась по числу людей, получивших компенсации за утраченное жилье. Но, во-первых, компенсации получали не только русские, уехавшие из республики, но и те, кто остался и чье жилье потом было разрушено в ходе военных действий. А это, опять-таки, большое число этнических чеченцев.

Во-вторых, подавляющее большинство уехавших русских успели продать свое жилье.   Но 100 тысяч отнятых квартир и домов – не более чем миф. Такой же, как 46 тыс. «русских рабов».

Достаточно сказать, что во время первой и второй чеченских военных кампаний российские СМИ старательно искали этих самых «рабов», но нашли только двух-трех опустившихся «бомжей», которых на любом московском вокзале можно собрать во много раз больше.

Чтобы представить нынешнего Главу Чеченской Республики и его отца нераскаявшимися боевиками-сепаратистами, Яшин откровенно фальсифицирует факты. Например, когда утверждает, что Ахмат-хаджи Кадыров в период между двумя войнами пытался захватить власть в Чечне, «вступив в сговор с большинством руководителей силовых структур Масхадова».

На самом деле Ахмат-Хаджи объявил открытую войну Басаеву, Хаттабу, Удугову и прочим ваххабистам-террористам. За это на него неоднократно совершали покушения, но он позицию не менял.

Как перипетии борьбы за власть представлен в докладе и факт разоружения некоторых вооруженных формирований, кстати, входивших в состав МВД и Министерства обороны России. Ни слова не сказано в докладе и о своего рода предыстории этого вопроса. Еще 1992 г. в Чечне появилось несколько влиятельных полевых командиров, которые фактически никому не подчинялись и пытались оказывать влияние на деятельность государственных органов. Так, в декабре 1993 г. группа полевых командиров (в том числе Ш. Басаев и Р. Гелаев) выдвинули «ичкерийскому президенту» Дудаеву ультиматум с требованием назначить премьер-министром Адама Албакова. При Масхадове влияние полевых командиров окрепло еще больше. Были банды, которые открыто поддерживались силовыми структурами России. Перед домом самого кровавого бандита Руслана Лабазанова приземлялись вертолеты с генералами. Военные не трогали его. А ликвидировали Лабазанова кровники. 

Ситуация стала повторяться в начале 2000-х годов, когда в Чечне появилось несколько вооруженных структур в составе МВД и МО, члены которых имели не просто опыт военных действий, а опыт «махновщины» самостийных отрядов. Многочисленные факты похищений, убийств жителей Чечни были связаны именно с этими батальонами. Естественно, их надо было поставить в рамки закона, что и привело к роспуску некоторых из них, в том числе батальона «Восток», находившегося под контролем братьев Ямадаевых. Решение об этом принято военным командованием в Москве, а не на уровне местных властей. Но Яшин представил этот процесс исключительно как схватку за власть между Рамзаном Кадыровым и его оппонентами.

Не брезгует автор доклада и явными подлогами, например, когда приписывает главе Чеченской Республики фразу: «Я человек Путина. Его слово для меня закон. Как не преклоняться перед ним? Путин – дар Божий». В действительности сказано было следующее: «Я не человек ФСБ, ГРУ, я человек Путина. Его политика, его слово для меня закон. По его дороге мы пойдем. Путин спас наш народ, он герой. Не только нас он спас, он спас Россию. И как не преклоняться перед ним как перед человеком? Я никогда не любил говорить красивые слова перед кем-то, но Путин – дар божий, он подарил нам свободу».

Исключив из текста оригинала ряд ключевых фраз, Яшин попытался представить Кадырова недалеким фанатиком, а в глазах верующих мусульман – еще и вероотступником, сделавшим человека предметом поклонения.

Этот же прием использован в разделе доклада, в котором говорится о президентских выборах 2012 г. В вину Кадырову ставятся слова: «Те, кто организует митинги – враги России, и, будь моя воля, я бы их посадил». При этом Яшин не приводит пояснения от самого Кадырова: «30 тыс. человек не имеют права "решать за 100 с лишним миллионов населения" страны».

Достаточно много внимания в докладе отведено деятельности некоторых НКО на территории Чеченской Республики, в том числе ПЦ «Мемориал». Не секрет, что долгое время отделение «Мемориала» в Чеченской Республике специализировалось на оказании юридической помощи лицам, причастным к деятельности незаконных вооруженных формирований (НВФ), одновременно выдвигая в адрес властей республики и местных правоохранительных органов обвинения в похищениях и даже убийствах.

Политическая ангажированность ПЦ «Мемориал» давно уже не вызывает сомнения – недаром он числится в числе получателей грантов от NED («Национальный фонд поддержки демократии» – фонд, финансируемый из госбюджета США). Ален Вайншейн, один из разработчиков концепции NED, еще в 1991 г. открыто заявлял: «Многое из того, что мы делаем сегодня, 25 лет назад делало ЦРУ».

Среди иностранных агентов числится и «Комитет против пыток», глава которого г-н Каляпин признавал получение финансирования из зарубежных источников: «Собираются эти деньги из семи-восьми разных источников, из разных стран».

?Стремление любыми средствами дискредитировать главу Чеченской Республики приводит к тому, что в ряде случаев Яшин, позиционирующий себя как либерал и демократ, фактически оскорбляет чувства верующих мусульман. Например, более чем миллионный митинг в Грозном, на котором верующие протестовали против публикации оскорбительных карикатур на пророка Мухаммада (с.а.в.) – он объявил «одним из важных символов радикальной исламизации Чечни под руководством Рамзана Кадырова…».

При детальном изучении отдельных ссылок, приведенных в докладе, становится очевидным, что многие цифры и факты выдернуты из контекста публикаций с намерением придать им ярко выраженный негативный оттенок. Так, автор приводит ссылку на статью, размещенную на сайте РБК 15 декабря 2014 г. «Полтриллиона после войны: сколько потрачено на восстановление Чечни». В данном материале освещаются затраты на восстановление Чеченской Республики и наряду с расходами приводятся показатели достигнутых результатов, а также фотоматериалы, свидетельствующие о наглядных изменениях в облике республики.

Со ссылкой на эту статью в докладе говорится, что за 13 лет, начиная с 2001 г., только из федерального бюджета в Чечню было направлено в виде субсидий, субвенций и дотаций более 464 млрд. рублей, причем в последние десять лет безвозмездные перечисления составляют в среднем 59 млрд. рублей в год. Но если немного углубиться в особенности бюджетного законодательства, то необходимо учитывать, что субвенции и субсидии, объем которых в бюджете Чеченской Республики достигал в среднем 40%, являются целевыми расходами федерального бюджета, направляемыми в бюджет субъекта для покрытия расходов, возникающих в результате передачи полномочий федерального центра в регионы. Проще говоря, эти средства лишь формально являются средствами бюджета региона, так как они не могут быть потрачены на собственные нужды субъекта РФ и детально отслеживаются профильными федеральными ведомствами.

В тоже время, указанные 464 млрд. рублей были потрачены как на содержание сети бюджетных учреждений, так и на восстановление социально-экономической сферы Чеченской Республики. За период с 2006 по 2012 годы средний объем капитальных расходов бюджета составлял 41%, а наибольший объем капитальные расходы достигали в 2007 году – 58,9%. В докладе указывается, что средний объем межбюджетных трансфертов составляет 59 млрд. рублей. Если же учитывать, что в среднем 40% этих средств шло на бюджетные инвестиции, то получается, что уровень федеральный поступлений на текущее содержание бюджетной сети был не так уж и высок.

Если посмотреть объективно на вопрос выделения республике межбюджетных трансфертов и достигнутого эффекта, то, безусловно, станет очевидным, что Чеченская Республика является субъектом с высоким уровнем эффективности бюджетных расходов. Это подтверждается, в частности тем, что в 2009 г. Грозный был награжден почетным дипломом программы Организации Объединенных Наций по населенным пунктам в номинации "Постконфликтное восстановление". В этой связи напомним, в начале 2000-х годов масштаб разрушений в чеченской столице сравнивали со Сталинградом. Таким образом, успехи Чеченской Республики заметны далеко за пределами Российской Федерации.

Следующим фактом, свидетельствующим о надуманности обвинений в бюджетных махинациях, является то, что в 2012 г. Министерство финансов Российской Федерации сочло бюджет Чеченской Республики самым эффективным в плане расходования бюджетных средств. Можно бесконечно долго строить гипотезы об огромных хищениях в Чеченской Республике, но признание на таком высоком уровне эффективности бюджетных расходов наглядно показывает, что все претензии, предъявляемые докладом Яшина, являются несостоятельными.

В докладе также указывается: «Согласно данным Пенсионного фонда России, с 1 июля 2009 по 1 сентября 2013 года в республику было перечислено около 32 млрд. рублей на выплату материнского капитала. Прирост населения в регионе за эти годы составил около 86 тыс. человек. Для сравнения: жителям Москвы, где прирост населения за аналогичный период составил несколько сот тысяч человек, в 2009 – 2013 годах по материнским сертификатам было выплачено лишь 15 млрд. рублей». Данные цифры приводятся как неоспоримое подтверждение коррумпированности государственного аппарата Чеченской Республики.

Между тем, следует отметить, что согласно федеральному законодательству материнский капитал выделяется на второго и последующего ребенка. На Кавказе (в том числе и в Чечне) многодетные семьи являются нормой и редко можно встретить семьи, где воспитывается меньше двух детей. В свою очередь, в Москве большинство семей ограничиваются рождением одного ребенка, так как расходы на содержание ребенка в Москве не могут покрываться в должной степени материнским капиталом. В этой связи проводить подобную параллель, приведенную в цитате, как минимум не корректно. Расписывая все эти небылицы, Яшин ни слова не говорит, что Чечня до войны была одним из самых развитых экономических районов, являлась донором союзного бюджета, имела на своей территории сотни промышленных предприятий, из которых не осталось ни одного.

В докладе вырвана из общего контекста следующая цитата: «Социальное расслоение в республике составляет более 40% – самый высокий показатель в России», которая была взята из статьи «Бедные против богатых: от Москвы до Чечни», опубликованной на сайте радио «Свобода». А вот как выглядит упоминание Чеченской Республики в источнике: «Наибольшее же социальное расслоение между богатыми и бедными, согласно этому исследованию, было отмечено в Тыве (38,5 процента), Дагестане (38,6 процента), Москве (39,3 процента) и Чечне (40,1 процента).

Впрочем, отмечают его авторы, показатель коэффициента Джини для этих российских регионов находится примерно на таком же уровне, что и в Соединенных Штатах. В целом неравенство зарплат в России соответствует показателям таких стран, как Япония или Португалия, где коэффициент Джини составляет менее 38 процентов». Так называемый коэффициент Джини показывает насколько неравномерно распределяются доходы среди различных групп населения и, как видно из приведенной цитаты, показатель, на котором находится Чеченская Республика уже не выглядит так критично, как может показаться, если выдернуть отдельные цифры из контекста.

В докладе также содержится утверждение о чрезмерно высоком уровне безработицы в Чеченской Республике. Действительно, еще в 2010 г. ее уровень составлял 43,28%, но уже в 2015 г. он сократился до 13,9%.

Сетуя об исламизации Чеченской Республики и нерешенности серьезных социальных проблем, Яшин просто не желает видеть то, как эти проблемы успешно решаются.

Приведенные выше манипуляции с фактами и цифрами сделаны выборочно, для того чтобы показать, что анализ экономического и социального положения Чеченской Республики проводился недобросовестно. Столь же недобросовестный подход проявился и в разделе доклада, посвященном так называемой «частной армии Рамзана Кадырова».

Яшин утверждает, что численность вооруженных формирований, подконтрольных лично Главе Чеченской Республики, составляет до 30 тыс. бойцов. Как следует из доклада в качестве «личной армии» рассматриваются все структуры МВД, а также некоторые подразделения Министерства обороны РФ. При этом спецчасти МВД Чечни автор описывает как «возможно наиболее боеспособную военную группировку в современной России», которую инструктируют, в том числе, ветераны «Альфы».

Напомним, что общая численность личного состава органов МВД в Чеченской Республике составляет примерно 17 тыс. человек, включая участковых, работников кадровой службы и т.д., т.е. людей, априори не имеющих серьезной военной подготовки. Не говоря уже о том, что структуры МВД напрямую Главе Чеченской Республики не подчиняются. Это, кстати, еще сравнительно недавно признавал председатель совета ПЦ «Мемориал» небезызвестный г-н Орлов: «Кадыров сказал, что он хоть и президент республики, но у него в подчинении нет силовых ведомств. Напрямую ему силовые структуры не подчиняются, хотя возможно именно как президент он несет ответственность за то, что происходит в республике».

А уж тем более не подчиняются Главе Чеченской Республики подразделения Министерства обороны, внутренних войск МВД, погрануправления и пр.

В докладе также содержится утверждение, что "чеченские бойцы" участвовали в военном конфликте на востоке Украины на стороне самопровозглашенной Донецкой Народной Республики. И это обстоятельство ставится в вину Главе Чеченской Республики.

Однако Рамзан Кадыров неоднократно подчеркивал, что силовиков, дислоцированных в Чечне, на Украине нет, так как нет соответствующего приказа Президента страны. А за людей, которые там находятся по собственной инициативе, он не отвечает.

 Множеством неточностей и неверных деталей изобилует и раздел доклада под названием «Друзья Кадырова».

Первый ложный тезис – Глава Чечни якобы формирует руководство республики исключительно из своих родственников. Это не так.

Руководитель опирается на команду профессионалов – людей, с которыми работал и работает, которых хорошо знает. Это происходит везде – будто США, где в Белый дом приходит команда, или Россия. Или как в недавнем нашем прошлом в СССР, когда с Брежневым страну возглавил так называемый «днепропетровский» клан.

Люди в руководстве республике, перечисленные в докладе, получили свои нынешние должности не по родственным связям, а доказав свою профессиональную пригодность долгими годами работы на разных должностях.

Так, руководитель администрации Главы и Правительства Чеченской Республики Ислам Кадыров, который вовсе не является племянником Рамзана Кадырова, работал вначале помощником Главы ЧР, затем министром имущественных и земельных отношений, затем мэром Грозного и лишь недавно возглавил администрацию.

Вопреки утверждениям Ильи Яшина Председатель Правительства ЧР Абубакар Эдельгереев не является двоюродным, троюродным и двестиродным братом Кадырова. До своей нынешней должности он работал в правоохранительных органах, затем помощником, первым заместителем министра сельского хозяйства ЧР, министром сельского хозяйства ЧР, заместителем председателя Правительства ЧР.

Социальная сфера Чеченской Республики не контролируется сестрами Рамзана Кадырова, как ложно утверждается в докладе. Социальный блок в правительстве ЧР совсем недавно возглавил бывший председатель Счетной палаты ЧР, а до этого его возглавлял министр экономического, территориального развития и торговли ЧР. 

Упомянутый в качестве еще одного родственника Р. Кадырова помощник Главы ЧР Хасейн Таймасханов (в докладе его называют Хасан) таковым не является. Не родственник даже в сотом колене. Руководящие должности он занимал еще во времена СССР.

Депутат Госдумы РФ Адам Делимханов также не является двоюродным братом Главы ЧР, как ошибочно утверждается в докладе. 

В докладе утверждается, что активными бенефициарами фонда имени Героя России Ахмада Хаджи Кадырова являются российские бизнесмены чеченского происхождения  Байсаров и  Джабраилов, никак не подтверждая это фактами.

Кроме того, утверждается о якобы тесном взаимодействии Джабраилова с Главой ЧР, хотя Джабраилов с 2009 г., когда он ушел с должности сенатора от Чечни, вообще не имеет никакого отношения к руководству республики.

Председатель Парламента ЧР Магомед Даудов обвиняется в том, что он якобы полностью контролирует все назначения в Шалинском районе ЧР, причем только на том основании, что некогда он возглавлял тамошнее РОВД.

В разделе «Московские покровители» Главе ЧР вменяется в вину факт личного знакомства с Виктором Золотовым и Вячеславом Сурковым. С обоими указанными лицами Рамзан Кадыров немало пересекался по работе, когда Золотов возглавлял охрану Президента РФ, а Сурков в качестве заместителя руководителя Администрации Президента РФ курировал внутреннюю политику, в том числе и взаимодействие с регионами, в частности, с Чечней.

Особо смехотворно в этой связи звучит утверждение, что Сурков может «отсиживаться» в Чечне.

Что касается утверждений о причастности Главы Чеченской Республики и его ближайшего окружения к гибели двух братьев Ямадаевых, известной журналистки Анны Политковской и оппозиционного политического деятеля Бориса Немцова – то они базируются не на материалах следствия.  Между тем, во всех этих случаях непосредственные исполнители и организаторы упомянутых преступлений следствием установлены. Что касается заказчиков, то следствие еще продолжается и до тех пор, пока суд не вынесет соответствующее решение – подозрение в адрес любого лица не более чем подозрение.

При этом автор почему-то не обратил внимание на тот, факт, что погибли Политковская, Эстамирова и Станислав Маркелов, которые с первого дня занимались уголовным делом по обвинению сотрудника Ханты-Мансийского ОМОН Сергея Лапина (Кадет) в похищении, пытках и убийстве Зелимхана Мурдалова. Именно благодаря им троим, Лапин получил реальный срок. ?Весь мир знает, что он угрожал Политковской, из-за чего она одно время вынуждена была скрываться за рубежом.

Примечательно, что автор доклада в качестве негативного фактора рассматривает наличие в Чеченской Республике идеологии, базирующейся на традиционных духовно-нравственных ценностях чеченского народа.

?Непонятно только, что в этом плохого. Тем более, что президент РФ говорил о патриотизме как основе общероссийской национальной идеи. Чечня в этом многоголосье альтернатив занимает достойной место, и во многом благодаря наличию национальной идеологии здесь нет абортов, наркоманов, алкоголиков, брошенных детей – всех прелестей либеральной идеологии.

Рамзана Кадырова также обвиняют в проведении внешней политики параллельно российскому МИДу. Особенно раздражает автора доклада тот факт, что Глава Чеченской Республики автономно взаимодействует с лидерами арабского мира.

Если в первом случае речь идет о чеченской диаспоре, то это правильная практика, и она не несет в себе угрозы национальной безопасности – напротив, как раз ее отсутствие угрожает целостности России. Благодаря работе внешних связей снят вопрос со сторонниками Ичкерии, например. Что касается связей с арабским миром – Россия представляет собой страну, которая должна общаться с арабским миром через единоверцев. И внешнеполитические действия Кадырова следует расценивать как использование этнического и конфессионального фактора в интересах России.

В докладе утверждается также, что Президент де-факто не может снять главу Чечни с должности. Между тем, сам глава Чеченской Республики в интервью для РСН сказал буквально следующее: «Опять Вы напомнили мне, что выборы должны быть. Я ещё не определился, ещё ни с кем не разговаривал, мы об этом не говорили. Я даже об этом не думал. Даже не было времени. Хочет ли Кадыров дальше продолжить? Не хочу я. Сейчас другие времена с экономической, социальной точек зрения». По словам Рамзана Кадырова, в его команде есть профессиональные люди, но если его служба потребуется и в дальнейшем, то он ее продолжит.

Яшин предлагает рассматривать реакцию Кадырова на расстрел Дадаева ставропольскими полицейскими как на декларацию независимости Чечни. Особо отмечается, что резкие заявления Рамзана Кадырова не имели для него негативных последствий.

Как известно, упомянутый случай был интерпретирован рядом экспертов, в частности Максимом Шевченко, как «заказ», а на территории Чеченской Республики отработка таких криминальных заказов подрывает национальную безопасность. Логично поэтому, что в своей реакции Кадыров выступил как гарант этой безопасности. С его мнением позже солидаризировались Рамазан Абдулатипов и Юнус-бек Евкуров. Таким образом, это не декларация независимости, а декларация безопасности.

Достаточно много говорится в докладе об «угрозе» не только в адрес силовиков, но и прокуроров, и судей. В качестве примера приводится история с запретом книги «Мольба к богу», содержащей суру из Корана, которая была признана экстремистской Южно-Сахалинским судом. Упоминается и о «шайтанах» – именно так работников судебной системы, запретивших суру из Корана, назвал Глава Чеченской Республики. Отмечается, что Кадыров также не понес за это ответственности. Меж тем, в пример приводится активист ПарНаСа, который проводил несогласованный пикет, за что был оштрафован и потом оскорбил судью в соцсетях – и подвергся уголовному преследованию.

Известно, что решение южно-сахалинского суда было пересмотрено, так как прокурор и судьи вынесли ошибочное решение. Это резонансное дело дошло до президента и было признано, что запрет священной для части россиян книги – это и есть угроза национальной безопасности. И в этом случае Рамзан Кадыров выступил в качестве ее гаранта.

Отдельно необходимо сказать о персоналиях, которые упоминаются в докладе в качестве экспертов.

Дмитрий Орешкин – авторитет в «Новой газете» и «Эхе Москвы»,  придерживается оппозиционных взглядов и пытается сравнивать расходы на дотации бюджета Чеченской Республики со строительством ГЭС. Сергей Митрохин – член политсовета партия «Яблоко». Марина Андреева, адвокат, с 2010 по 2013 год являлась адвокатом редакции журнала "The New Times" (Новое время). Александр Островский, адвокат, придерживается оппозиционных взглядов. Олег Хабибрахманов, член совета «Комитета против пыток». Ирина Стародубровская – сотрудник Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара.

Андрей Епифанцев, кавказовед, один из тех, на кого ссылается Яшин, уже прореагировал в своем Фейсбуке на доклад, не оспаривая свои слова, отметив главный недостаток: «А альтернатива какова? Яшин ничего не предлагает. Ровным счетом ничего. В этом большой недостаток доклада. Критиковать легко, это мы все умеем, а делать-то что?».

Также в главе упоминается Захар Прилепин и приводится его цитата 2007 года, с негативной оценкой ситуации в республике. Однако Прилепин в январе 2015 г. выступил в поддержку Рамзана Кадырова в комментариях для «Комсомольской правды» и сайта «Грозный ТВ»: «Замечательно, что Рамзан Ахматович Кадыров реагирует на все происходящее, с такой кавказской прямотой и четкостью. Его точка зрения, по сути, характерна и соответствует большему проценту населения нашей страны. А тот факт, что продюсируемые западом либералы, пишут негативные вещи, могу сказать, что они в течение одного дня могут такое произнести количество слов в своих передачах, блогах и т.п., что они выходят за рамки любого административного кодекса. За эти слова их можно засудить «на века», – заявил  Захар Прилепин в телефонном разговоре с редакцией сайта телекомпании "Грозный".

Большинство упомянутых экспертов принадлежат к лагерю «несистемной» оппозиции, или связаны с западными сетями через научные круги, а те, что не принадлежат – их мнение в докладе либо вырвано из контекста, либо приводятся устаревшие высказывания. В целом это не независимое экспертное мнение, а «междусобойчик» единомышленников, преследующих собственные политические цели.

Совершенно нелепыми представляются утверждения, что Чеченская Республика является «важным поставщиком боевиков» для ИГИЛ. При этом в докладе ни слова не говорится о финансовой, материально-технической и организационной поддержке псевдоисламских террористических организаций некоторыми странами Запада и Ближнего Востока. Начиная с 2011 г. более 30 тыс. иностранцев из порядка 100 стран мира, в том числе из Западной Европы, пополнили ряды ИГИЛ.

Полностью умалчивается в докладе и о том, что выходцы из Чеченской Республики, примкнувшие к ИГИЛ, поименно известны республиканским правоохранительным органам. Часть из них уже уничтожена в Сирии и Ираке, часть находится под следствием в России. Есть и вернувшиеся к мирной жизни. Более того, если перевести это количество человек на общее количество жителей региона, то Чеченская Республика находится далеко не на первых ролях в этом списке. Таким образом, налицо изначальный предвзятый подход к Чеченской Республике и ее руководству со стороны составителей доклада.

Примечательно, что Яшин одновременно пытается защитить американские спецслужбы от конкретных претензий в их адрес, озвученных Главой ЧР в связи с делом братьев Царнаевых. Здесь на лицо полная ангажированность суждений составителей доклада.

Таким образом, даже беглое знакомство с содержание доклада г-на И. Яшина не оставляет сомнений в откровенной политической ангажированности этого «документа». Она видна уже с первых строк предисловия к нему, в котором современная Чеченская Республика прямо сопоставляется с ИГИЛ. Более того, чтобы даже у самого недогадливого читателя не осталось никаких сомнений – в докладе употребляется выражение «чеченский халифат».

Откровенно демонизируется и фигура главы Чеченской Республики, который (по утверждению Яшина) «…накопил достаточные ресурсы, чтобы в случае политической нестабильности ставить вопрос о выходе из состава России – не исключено, что захватив и часть территорий прилегающих регионов».

Интересно, что политическая ответственность за это целиком возлагается на президента России Владимира Путина. Есть все основания полагать, что доклад на самом деле имеет целью поставить под сомнение легитимность предстоящих парламентских и президентских выборов в России, которые так называемой «внесистемной оппозицией» будут объявлены «не демократическими». Эта стандартная технология, по которой раскручивались все «цветные революции» на постсоветском пространстве, включая первый и второй майданы на Украине.

Как следует из доклада Яшина, уже сейчас «внесистемная оппозиция» ищет уязвимые места существующей российской власти, способные дискредитировать ее в глазах российского обывателя. Не меньшее значение придается и дискредитации ключевых политических фигур в российском политическом пространстве. И в этом плане особое место отводится Чеченской Республике и ее Главе. Налицо попытка возродить в российском массовом сознании образ «злого чечена», на этот раз неразрывно связав его с главой Чеченской Республики.

Илья Яшин неоднократно отмечал, что дата 23 февраля выбрана в связи с очередной годовщиной депортации чеченского народа. Однако, этой трагедии не посвящён ни один абзац.

О преднамеренной попытке исказить действительность свидетельствует и тот факт, что составители доклада не говорят ничего о том, что республика лежала в руинах, когда её возглавил Рамзан Кадыров. Не было школ, больниц, детских садов, заводов, фабрик, мостов, дорог… Сотни тысячи человек погибли в годы войны, разъехались по всему миру, спасая свои жизни. Чтобы исправить ситуацию, люди работали днём и ночью. Хотя ни одному человеку не возмещен ущерб за разрушенное жилье, уничтоженное имущество, полученные увечья.

Многие эксперты и аналитики точно подметили, что единственная цель доклада – очернить Чечню, её народ и Рамзана Кадырова.

В то же время, не следует воспринимать сей труд как творение Яшина, его инициативу и пр. Илья Яшин в этой игре всего лишь маленький винтик. Он не только не писал доклад, но даже не правил его. И доклад всего лишь часть, разворачивающейся против чеченского народа идеологической и информационной войны, которая должна расшатать всю страну. Можно ли за всем этим наблюдать, не принимая эффективных ответных мер? Скорее всего, нет! Последствия могут быть непредсказуемыми.

Альви Каримов, Эдильбек Хасмагомадов - эксперты "Кавказского центра стратегических исследований" 

www.ChechnyaTODAY.com