Уголовное дело в отношении уроженца Чечни, обвиняемого в разбойном нападении, переквалифицировано.

Уроженец Чечни Зелимхан Товдарханов обвинялся в том, что  в апреле 2015 года в Ростове-на-Дону совершил хищение из магазина «Кари» мужских мокасин, полуботинок и мужской майки на сумму в размере 6 697 рублей.  Он якобы угрожал ножом  работникам магазина и  охранникам компании «Спецохраны Юг», вызванным по тревоге, и задержать его удалось только сотрудникам полиции.

17 июня 2015 года Товдарханову   было предъявлено новое обвинение с прежней формулировкой, но с существенными изменениями объема обвинения.  На этот раз в постановлении  было указано о хищении только одной пары мокасин и мужской футболки на общую сумму 1 579 рублей 02 копейки.

Если в первом обвинении  об угрозах ножом  не было ни слова, то во втором обвинении дополнено, что реализуя свой преступный умысел, направленный на разбой, Товдарханов З.К. направил нож непосредственно на  одного из охранников и высказывал ему угрозы физической расправы.

К Уполномоченному по правам человека в ЧР Нурди Нухажиеву обратилась  мать обвиняемого   Хавани Товдарханова, которая  утверждала, что  Зелимхан Товдарханов не совершал инкриминируемое ему преступление, а материалы уголовного дела сфальсифицированы оперативными сотрудниками ОУР ОП-7 УМВД России по г. Ростов-на-Дону.

Как сообщал адвокат обвиняемого, первичный материал в отношении Товдарханова  был  составлен оперативным уполномоченным ОУР ОП-7 УМВД России по Ростовской области младшим лейтенантом полиции Бабкиным В.А.   Обычная мелкая кража товара из магазина   им была  представлена как разбойное нападение, совершенное с применением оружия и угрозой совершения насилия, опасного для жизни и здоровья. В рапорте Бабкина  на имя начальника ОП-7 указано, что Товдархановым З.К. из магазина «Кари» похищено имущество на общую сумму 9 197 рублей. Директор магазина Черникова Е.Н. указала  в заявлении о похищении из магазина неустановленным преступником с применением ножа имущества на общую сумму 8 917 рублей.

-Очевидно, что Черникова, Бабкин и другие   лукавят. Вероятно, что в магазине ранее периодически совершались кражи товаров, о чем свидетельствует обнаружение в магазине в ходе разборки данного случая коробки со старыми кедами. Поэтому они по предварительному сговору решили навесить на Товдарханова  весь причиненным им ранее ущерб. Благо тот являлся лицом кавказской национальности,- говорит начальник управления  аппарата Уполномоченного по правам человека в ЧР Шамад Джабраилов.

Из представленных по адвокатскому запросу материалов записи восьми камер видеонаблюдения, установленных в данном магазине, отчетливо видно, что в руках у Товдарханова, находившегося в торговом зале, не было ножа, а также не было у него ножа в руках, когда он пошел к выходу из магазина мимо кассы. Продавец-кассир магазина  также подтверждает, что когда Товдарханов выходил из магазина, ножа в его руке не было.

По мнению стороны защиты,  правдоподобность показаний директора магазина Черниковой Е. Н. и продавца Петуховой Н.В. о том, что Зелимхан Товдарханов  ходил в магазине с ножом, да еще и в чехле, вызывает большие сомнения. Изъятый у него нож является спортивным ножом хозяйственно-бытового назначения. Длина рукоятки ножа всего около 11 см., длина лезвия 8 см. и в сложенном состоянии он мог поместиться в ладони Товдарханова  и вряд ли они смогли бы определить есть ли у него в руке нож.

Противоречивы и показания  охранников  магазина. Утверждение о том, что в руках у  обвиняемого  во время задержания сотрудниками полиции был раскрытый нож  несостоятельно. На видеозаписи видно, что он вернулся в магазин в сопровождении охранников и ножа в руках у него нет. Когда же работник полиции сбил его с ног и надел наручники, нож оказался на полу возле его головы в закрытом виде. На видеозаписи видно, как кто-то из присутствующих подвинул к нему нож ногой.

Нурди  Нухажиев обращался к  прокурору Пролетарского района города Ростова-на- Дону  с просьбой  проверить  обоснованность обвинения  в отношении  Товдарханова  и принять меры прокурорского реагирования.

-Из материалов уголовного дела следует, что показания работников магазина, охраны и полиции об угрозах применения ножа Товдархановым З.К. и угрозы расправы несостоятельны. Следовательно, его действия квалифицированы по ч. 2 ст. 162 УК РФ необоснованно. В его действиях содержатся признаки преступления, предусмотренных ч. 1 ст. 158 УПК РФ.

Согласно ч. 3 ст. 14 и ч. 4 ст. 88 УК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленным УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого. Суд вправе признать доказательства недопустимыми по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном ст. ст. 234, 235 УПК РФ.

Полагаю, что доводы заявителей и стороны защиты заслуживают серьезного внимания и всестороннего объективного рассмотрения судом,- говорилось в обращении омбудсмена.

 Аналогичное обращение было направлено  и в адрес  председателя Пролетарского районного суда.  

Несмотря  на  обращения  чеченского омбудсмена и доводы защиты, 28 августа 2015 года Пролетарский районный суд приговорил Товдарханова к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.    

При содействии Уполномоченного по правам человека в ЧР  данный приговор был  обжалован и отменен. При новом рассмотрении  уголовного дела 14 апреля 2016 года  Пролетарский районный суд  переквалифицировал  старое обвинение на ч.1 ст.162 УК РФ и назначил новое наказание, которое обвиняемый уже отсидел в СИЗО - 1 год лишения свободы. После вступления приговора в силу, Товдарханов освободился из мест лишения свободы. Однако, Зелимхан Товдарханов по-прежнему  утверждает, что материалы уголовного дела   были сфальсифицированы оперативными сотрудниками ОУР ОП-7 УМВД России по г. Ростов-на-Дону,  а суд не был объективен при рассмотрении данного  дела.

Обвиняемый уже  обжаловал последний приговор и  намерен добиться полного оправдания и реабилитации.

www.ChechnyaTODAY.com