Депутаты проголосовали во втором и третьем чтениях за принятие поправок о противодействии терроризму. Резкое изъятие из них пунктов о лишении гражданства и права на выезд депутаты назвали «поиском правильного решения»
Госдума приняла во втором и третьем чтениях «антитеррористический пакет» депутата Ирины Яровой и сенатора Виктора Озерова.

Парламент раскололся: за поправки в законодательство проголосовали 287 депутатов, против — 147, один воздержался. Против выступили фракции КПРФ и ЛДПР. Аналогично проголосовали за вторую часть пакета — поправки в Уголовный кодекс: за — 277 депутатов, против —148.

Законопроект ужесточает наказание в большинстве «экстремистских» статей, снижает возраст уголовной ответственности за терроризм, вводит ряд новых ограничений, включая запрет на миссионерскую деятельность в жилых помещениях. Первая версия законопроекта предполагала такую процедуру, как лишение гражданства за террористические преступления, захват заложников и насильственный захват власти; там содержался запрет на выезд из страны в случае получения гражданином официального предостережения о недопустимости действий, создающих условия для совершения террористических преступлений. Пакет разрабатывался при участии Совбеза, рассказывали собеседники РБК в комитете по безопасности.

Ко второму чтению в комитете по безопасности в понедельник убрали нормы о запрете на выезд в случае официального предостережения, но расширили перечень оснований для лишения гражданства, включив в них такие пункты, как работа в органах власти других государств и работа в иностранных НКО.

Второе чтение планировалось на среду, но неожиданно депутаты перенесли его на пятницу, а в четверг неожиданно убрали из проекта все нормы о лишении гражданства и выезде.

Почему депутаты передумали

Зампредседателя комитета по безопасности Эрнест Валеев объяснил спешную переработку резонансного «антитеррористического пакета» депутата Ирины Яровой. «Шел поиск правильного решения», — сказал РБК Валеев. На прямой вопрос РБК, почему в понедельник комитет одобрил лишение гражданства россиян и ограничение на выезд, а уже в пятницу отказался от этих норм, Валеев ответил: «Регламент не нарушен, законопроекты могут дорабатываться вплоть до их рассмотрения на пленарном заседании, это обычная практика».

На вопрос РБК, повлиял ли на решение изменить пакет общественный резонанс, Валеев не ответил однозначно, сказав, что «в обществе есть разные взгляды». «Под обществом я имею в виду и народ, и властные структуры, разные взгляды у думских фракций. Мы исходили из стремления все сделать лучше», — сказал депутат.

Помощница Яровой Мария Чекалдина на просьбу РБК прокомментировать отказ лишать гражданства и ограничивать выезд сказала, что передаст депутату вопросы, но та вряд ли будет это комментировать.

Смягчений по экстремизму не будет

Во время обсуждения пакета поправок Дума отклонила несколько предложений депутатов по смягчению законопроектов. Замруководителя фракции ЛДПР Алексей Диденко предложил исключить из законопроекта ужесточение наказаний по «экстремистским статьям» УК (ст.282). Фракция ЛДПР в целом выступает за отмену этих статей. «В прошлом году более 500 человек были приговорены по ст.282, и ни один из них не был террористом. В основном это лица, которые сделали какое-то заявление, репост в социальных сетях. Среди них есть представители молодежи, которые отличаются радикальными взглядами. Но глубокое убеждение фракции ЛДПР, что из-за этого с молодых лет нельзя ломать жизнь человеку», — объяснил Диденко. Но дума отклонила его предложение.

Гудков предложил исключить из пакета новый состав преступления — содействие экстремистской деятельности. Он привел несколько примеров того, как уголовные дела за экстремизм возбуждались за публикацию картинок в соцсетях. «А что такое содействие экстремизму? Таксист, который подвезет девушку, которая опубликовала картинку «ВКонтакте»? Я предлагаю отменить это и не позориться уже», — сказал Гудков. Дума отклонила его предложение.

Оппозиционный депутат также предложил отменить «людоедскую норму» о снижении возраста наступления уголовной ответственности по ряду статей УК до 14 лет. «За несообщение о преступлении нам предлагают сажать детей от 14 лет, за участие в массовых беспорядках, хотя у нас под массовыми беспорядками может пониматься все что угодно. Психика ребенка в этом возрасте не сформирована, это вам скажут любые психологи. Ребенку нужна реабилитация, а не тюрьма. Оттуда он выйдет готовым преступником», — недоумевал Гудков. «Уровень психофизического развития подростка в этом возрасте позволяет осознавать общественную опасность перечисленных деяний и ответственность за их совершение. Комитет этот вопрос обсуждал со специалистами», — парировал Валеев. Дума отклонила предложение Гудкова.

Гудков также выступил против уголовной ответственности за несообщение о преступлении. «Мальчик Вася где-то сгоряча скажет «Ненавижу чиновников-коррупционеров, расстрелять бы их всех», а мальчик Петя просто не сообщит об этом. Оба мальчика сядут в тюрьму, вот что предлагается», — привел пример депутат.

«Успех борьбы с терроризмом зависит не только от действий силовых структур и госорганов, но и от действий общественности. Мы считаем, что эта норма закона будет способствовать активизации действий населения по препятствию терроризму», — ответил Валеев. Предложение Гудкова было отклонено. Гудков также выступил против хранения данных о звонках и сообщениях операторами связи, мотивировав это убытками, которые понесет бизнес. Валеев ответил, что сроки хранения согласованы, и поправку Гудкова отклонили.

http://www.rbc.ru/

www.ChechnyaTODAY.com