Как на Кубани правоохранители повышают показатели раскрываемости дел, и кто от этого страдает?

Неправомерные задержания, сфабрикованные дела и не обоснованные обвинения – это далеко не целый список «гостинцев», которыми одаривают лиц кавказской внешности, приезжающих в Краснодарский край. Под жестокость правоохранительной системы кубанских силовиков попадают и полицейские, выступающие против установленных правил. Их лишают чинов и званий, приравнивая к преступникам. Корреспондент Информационного агентства «Чечня Сегодня» пообщалась с жертвами радикализма краснодарских правоохранителей и выяснила обстоятельства сложившейся ситуации.

В бега за протест

История двух кубанских полицейских Дмитрия Клышко и Олега Калмыкова начинается с назначения Виталия Шевченко на должность руководителя РОВД Мостовского района. По словам правоохранителей, Шевченко с первых дней работы потребовал от правоохранителей повышения раскрываемости дел за счет фабрикации обвинений.

- Он требовал от личного состава притеснения лиц не русской национальности, говоря, что в его районе их не должно быть, - пояснил бывший оперативник уголовного розыска Олег Калмыков на видео, опубликованном в YouTube. – Сотрудники полиции, цитирую, должны были их всячески кошмарить. На границах Мостовского района с Карачаево-Черкесией и республикой Адыгея он заставлял останавливать всех, кто исповедует ислам. Допрашивать их, проводить через многочисленные проверки. Возмущенных доставляли в отдел и держали час-два, чтобы «преподать урок». Когда задержанных выпускали, им говорили, что при повторном визите их ждет та же учесть.

После озвученных требований, подчиненные Виталия Шевченко разделились на две группы: на тех, кого устраивало такое положение дел и тех, кто был с ним не согласен. Ко второй группе и присоединились Клышко и Калмыков. Первым ответным шагом со стороны руководства было увольнение непокорных сотрудников, затем в их отношении возбудили уголовные дела. Теперь экс-полицейские обвиняются в сбыте наркотических средств. Некий Роман Чумаков дал свидетельские показания, которые в последствие сам же и опроверг.

- Подчиненные Шевченко обещали этому человеку снижение срока за употребление наркотиков, если он даст ложные показания, - рассказала сестра Олега Калмыкова Надежда в беседе с корреспондентом ИА «Чечня Сегодня». – Он потом сам признался, что действовал под давлением и оклеветал моего брата и его сослуживца.

Клышко и Калмыков осознав, что они не смогут противостоять сложившейся системе, покинули Краснодарский край. Оперативников объявили в федеральный розыск. А их родные и близкие обивают пороги вышестоящих инстанций в поисках помощи и справедливости.

- Нам предложили выкупить наших парней за три миллиона рублей, - заявляет Надежда Калмыкова. – Мы обращались во многие организации и ведомства Краснодарского края и Москвы, однако ответа на наши жалобы и просьбы не последовало. Никто не захотел спасти судьбу правоохранителей, которые остались верны своему долгу и понесли за это несправедливое наказание.

Руководитель РОВД Мостовского района Виталий Шевченко ситуацию комментировать отказался. Услышав вопрос, заданный корреспондентом ИА «Чечня Сегодня» в ходе телефонного разговора, он поспешил прервать вызов.

«Кадыров поможет!»

Когда Надежда Калмыкова поняла, что в родном крае справедливости и беспристрастного правосудия она не дождется, женщина решила ехать в Грозный. «Кадыров поможет, - заявила она». Вооружившись ватманом с надписью: «Уважаемый Рамзан Ахматович! Молим Вас о помощи. Вы последняя наша надежда», Калмыкова вместе с родственницей Дмитрия Клышко направились в центр столицы Чечни.

- Был какой-то страх перед неизвестностью. Я не знала, как к нам отнесутся, что скажут и обратят ли вообще на нас внимание, - говорит Надежда. – Мои сомнения моментально развеялись, когда мы начали общаться с местными жителями. Все, кого мы встречали на месте нашего пикета у здания Правительства ЧР, проявляли к нам благосклонность. Люди спрашивали: не нужен ли нам ночлег, пока мы находимся в Грозном, не голодны ли мы, не холодно ли нам. Чеченские правоохранители оказались весьма добрыми молодыми людьми. Они подошли к нам и поинтересовались, чем могут помочь.

Спустя какое-то время к женщинам подъехал директор департамента по связям с религиозными и общественными организациями Администрации Главы и Правительства Чеченской Республики Рустам Абазов. Он направлялся в свой офис и предложил участницам пикета проехать с ним, чтобы они могли рассказать ему о своей проблеме.

- На улице в этот день было холодно, поэтому я пригласил их в офис департамента, расположенный в бизнес-центре «Грозный Сити», - объясняет Рустам Абазов. – Напоив их чаем, я выяснил суть их дела. Оставаться в стороне мы не могли, так как эти женщины приехали к нам за помощью. Глава Чеченской Республики всегда отвечает на просьбы людей и помогает им, вне зависимости от их национальности, конфессии и местонахождения. Было принято решение оказать содействие в решении данного вопроса в рамках российского законодательства.

В офис пригласили председателя правозащитной организации «Объектив», члена совета при Главе Чечни по развитию гражданского общества и правам человека Хеду Саратову.

- Надежда Калмыкова продемонстрировала мне ксероксы своих обращений, которые она подавала в различные инстанции. Обращений было много, но они не дали никакого результата, - рассказывает Саратова. – Она просила помощи для тех, кто, будучи на стороне закона, не захотел его нарушать и участвовать в беспределе, происходящем на территории Краснодарского края в отношении лиц кавказской национальности.

Через пару дней в социальных сетях распространились видеозаписи, на которых отчетливо видно, как сотрудники силовых структур Краснодарского края избивают и оскорбляют молодых людей кавказской внешности при задержании. На некоторых записях эти же молодые люди с побитыми лицами и в шоковом состоянии по требованию правоохранителей называют свои данные.

- Я была в ужасе, когда увидела такие методы задержания, - говорит Хеда Саратова. – Мне в голову невольно пришла мысль о том, почему такие вещи происходят, и кто их позволил. У меня есть записи, на которых Дмитрий Клышко и Олег Калмыков говорят, что их объявили в розыск, потому что они не хотели участвовать в этом беспределе. Почему никто не обращает внимания на происходящее? Почему за ребят не вступаются правозащитники, утверждающие, что только в Чечне нарушаются права человека. Кто-нибудь видел видеозаписи, на которых правоохранители республики вот так обращаются с гостями? Я этого не понимаю.

Отбитые почки и легкие за участие в потасовке

На одном из видео задержания, о котором упомянула Хеда Саратова, запечатлен известный в России спортсмен, мастер спорт, Аслан Пидаев. Его мать, Зарема Джабраилова, тоже обратилась к чеченской правозащитнице за помощью.

- Зарема пожаловалась на недозволенные методы задержания, примененные в отношении ее сына в Краснодарском крае, - пояснила Саратова. – Сквозь слезы она сообщила, что едва узнала сына, когда приехала в следственный изолятор. Он был покрыт увечьями и с большим трудом мог стоять на ногах. Женщина попросила оказать ей содействие в грамотном разрешении сложившейся ситуации.

Мама избитого Пидаева согласилась встретиться с корреспондентом ИА «Чечня Сегодня» и рассказать подробности дела. Пытаясь не упустить каждую подробность, женщина с трудом сдерживала эмоции. Периодически у нее хрип голос от волнения и перехватывало дыхание. Извиняясь за перерывы в интервью, она пояснила: «Мужа с инсультом сегодня увезли в больницу, я стараюсь изо всех сил держаться».

По ее словам, за пару часов до задержания молодой человек стал свидетелем потасовки знакомого чеченца с человеком славянской внешности на одной из улиц Краснодара. Аслан решил выяснить, в чем дело и подошел к ним. В ходе словесной перепалки, Пидаев ударил оппонента своего знакомого. После того, как все улеглось, он направился в хостел, в котором временно располагался.

- Мой сын был на спортивных сборах в Краснодаре, тренировался там, - утверждает Зарема Джабраилова. – Он хотел подготовиться к турниру, благодаря которому мог хорошо подзаработать. После чего, Аслан планировал забрать меня в Краснодар. Я перенесла несколько операций на глаза, страдаю от неврологии, правая рука почти не рабочая. В Краснодаре Аслан хотел меня подлечить. О том, что сын задержан я узнала от родственников из Германии, до которых дошло видео допроса моего мальчика. В легкой одежде и без колготок я тут же помчалась из грозненской больницы в Краснодар и направилась в Следственный комитет.

 

Оказалось, что в тот же вечер после потасовки, люди в гражданской форме ворвались в хостел, где проживал Аслан и второй участник происшествия, и задержали молодых людей.

- На видео отчетливо видно, как они провели это задержание. Не представились, сразу налетели. Начали бить и оскорблять. Когда я спросила у следователя, почему правоохранители позволили себе такое поведение, он с усмешкой сказал, что они думали, будто мой мальчик вооружен. Думали?! И основываясь на своих догадках и размышлениях, они решили себя ни в чем не ограничивать, - недоумевает Джабраилова. – Когда мой сын будет освобожден, он выйдет из следственного изолятора инвалидом. Побои, которые он получил, оставили след на его здоровье.

Женщина пыталась выяснить, почему о задержании сына краснодарские правоохранители не сообщили его родственникам, но в ответ последовала тишина. Не выясненными остаются причины, по которым Аслану Пидаеву не разрешают видеться с родными и близкими, пока он находится в заключении.

- Я умоляла их о свидании с сыном, когда приехала в Следственный комитет, - утверждает мать задержанного. – Мне даже со следователем не разрешали поговорить. Правоохранители подшучивали надо мной, мол, в таком виде не пустим. А я приехала в том, что было на мне, когда увидела видео задержания моего сына. Когда мне уже стало плохо и я села на бордюр, они сжалились надо мной и разрешили увидеть следователя.

Сейчас Зарема Джабраилова занимается поиском адвоката и подает обращения в разные инстанции Чеченской Республики и Краснодарского края с просьбой оказать помощь. Она намерена связаться с Надеждой Калмыковой и вместе с ней добиваться справедливости. Помочь женщинам в этом вызвалась Хеда Саратова.

- Видимо, никто из правозащитников больше не собирается оказывать этим женщинам помощь, раз после распространения в сети этих видеороликов, все молчат, - полагает Саратова. – Если бы в этом контексте можно было усмотреть возможность в чем-то обвинить власти Чечни, то и некоторые СМИ тут же подключились бы к этой истории. Данная ситуация еще раз доказывает, что правозащитники и журналисты преследуют далеко не благородные цели, когда пишут о Чеченской Республике и жизни в ней или упоминают об этом. Иначе эта история бы уже вызвала широкий общественный резонанс и родственники пострадавших не чувствовали бы такую незащищенность.

Седа Магомадова

www.ChechnyaTODAY.com

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Чеченская Республика Сегодня" обязательна.