В каждом из этих мест любой, даже самый тихий или пассивный человек сможет открыть в себе нечто такое, чего и сам испугается. Сначала. А дальше уже не сможет остановиться и стать прежним.

Я и сама некогда прошла через это, перешла свой собственный Рубикон, и мир стал для меня Римом, к которому ведут все дороги. Несколько лет назад, вручив маме диплом о полученном журналистском образовании, я начала жить журналистом.  


С моей подругой Настей, которая, в принципе, слеплена из того же теста, мы взяли огромные рюкзаки, спальники, палатку, газовый баллон и котелок, и поехали в Армению. Мы проехали через всю страну автостопом, поели севанских раков на берегу озера Севан, спали в палатке, заваривали чай из горных трав и всем сердцем полюбили эту небольшую, но бесконечно красивую страну.


Потом были Камчатка, Крайний Север и много чего еще. У нас, у меня, у нее. Чечня у нас тоже была, после того, как я переехала сюда жить. За три года, что я прожила здесь, Чечня преобразилась. Ее все знают, но больше не боятся. Ее хотят увидеть и ее видят. Здесь хотят жить и живут. Я живу.

После того, как жизнь на новом месте вошла в свою колею, мой внутренний мир забеспокоился: где приключения, подруга? А приключений, если их искать, всегда хватает. Тем более, что журналистика эти поиски облегчает в разы. И потом, с годами ты начинаешь чувствовать, откуда дует ветер приключений и в каком направлении нужно двигаться. А Чечня не дает расслабиться.

Совсем недавно в республике заговорили о таком виде экстремального вида спорта как роуп-джампинг. Сказано – сделано, и вот в районе Нихалоевских водопадов соорудили площадку для прыжков с веревкой с высоты.

Как пояснил Муслим Байтазиев, руководитель Комитета Правительства ЧР по туризму, Нихалоевские водопады были выбраны для роуп-джампинга не случайно. Во-первых, там есть мост, перекинутый через ущелье. Конечно, пришлось немного потрудиться и забетонировать одну из точек крепления веревок. В остальном это место более чем удобно для этого вида спорта.


К тому же, Нихал – уже известный туристический объект, посетить который стремятся не только туристы, но и сами жители Чеченской республики. Потому и роупджампером сможет каждый побывать.

От себя скажу, что после прыжка особо разволновавшиеся роупджамперы смогут охладиться и прийти в себя в водах одного из водопадов. К счастью, там есть для этого все возможности. Как говорится, и взлетим, и поплаваем.

Кстати, роупджампингом могут заниматься все желающие – здесь нет разделений по гендерному признаку. Более того, как подчеркнул М. Байтазиев, среди желающих совершить прыжок много девушек. Что касается ценовой политики, то, по словам руководителя ведомства, цены будет приемлемой для жителей ЧР. Конкретная цифра станет известна позже.

Сам Муслим Байтазиев, кстати, прыжок еще не совершал. Однако будучи любителем экстремальных видов спорта, он наверняка сделает это.

Скажу, что и мне самой еще не довелось делать прыжок. Я еще не испытала это двоякое ощущение – полет и падение одновременно. Так я себе его представляю. Летишь, но вниз… полет или падение? Думаю, после прыжка я смогу дать однозначный ответ. По крайней мере, для самой себя.

Виктория Хан

Фото из личного архива автора