«…Было время, когда я считал,

что мой отец знает все. Потом

наступило время, и я уверился в

том, что я все знаю. Но пришло время

и я понял, что мы с отцом ничего

не знали»

Проблема взаимоотношений отцов и детей существует с давних времен, она привлекала внимание великих ученых, психологов и писателей. Некоторые связывают непонимание, возникающее между поколениями с изменениями в общественной формации, другие с техническим развитием, которое несколько тормозится консерватизмом старшего поколения, но двигается вперед более динамичными современными прагматиками. Так или иначе, решить эту проблему и тем более избежать ее мало кому удалось. В данном случае речь не идет о племенах, комфортно выживающих в джунглях Амазонии или Африки, где спор поколений невозможен хотя бы из-за жестких родоплеменных отношений.

Если брать в качестве примера роман Тургенева «Отцы и дети», где четко прописана проблема взаимоотношений в семье Базаровых и сравнить ее (семью Базаровых) со среднестатистической чеченской семьей конца XIX и начала XX века, то можно понять, в какой степени семейное воспитание и общественное мнение как институт воспитания влияют на возникновение или отсутствие данной проблемы.

В первом случае г-н Базаров – человек свободный, в первую очередь от обязательств перед своими родителями в силу того, что и родители, и их дети могут жить независимо друг от друга. Крыша есть, пропитание тоже, другие трудности, связанные с законом или с членами общества, будь то криминальные элементы или сложности с ЖКХ, решаются властью без привлечения общественных органов, подменяющих официальную власть и руководствующихся неписанными законами.

Совсем иначе обстояло дело в чеченском обществе. В нем каждый знал свои права и обязанности и четко придерживался их, потому что невыполнение оных влекло за собой самые тяжелые последствия. Права и обязанности были настолько тесно связаны, что выпадение даже одной, казалось бы, незначительной детали, вытаскивало наружу такую цепь трудностей, где каждое последующее звено было на порядок тяжелее предыдущего. Естественно, самый большой круг обязанностей у отца семейства. Он не может себе позволить быть слабым или принимать неправильные решения. Его миссия – всегда и во всем служить примером для своих детей и супруги, эта задача даже важнее их материального обеспечения. И тут стоит отметить, что это целая философия – родители в чеченской семье. Вся их жизнь большей частью направлена на то, чтобы служить примером для своих детей, воспитать их таким образом, чтобы они уважали старших, стали бы людьми слова, а не «живота». Каждое действие, предпринимаемое семьей, сверяется с общественным мнением: кукуруза в огороде должна быть высажена красиво – люди увидят; забор не должен быть кривым, а дом с прохудившейся крышей – люди осудят; в доме должен быть порядок, а его обитатели одеты так, будто в любую минуту к ним должен прийти гость.

Даже взаимоотношения между родителями и детьми регламентировались общественным мнением, вернее, нарушение норм и правил взаимоотношений порицалось и на основе этого порицания могло сформироваться мнение о семье. Семья с отрицательным «портфолио» рисковала прийти в экономический упадок и его глава мог лишиться права голоса в судьбоносных решениях населенного пункта. Особо болезненный момент для такой семьи – нежелание родниться с ними, отдавать за их сына дочь или брать их девушку замуж. Именно поэтому (и по ряду других причин) глава семейства всегда держал себя в нравственном и физическом тонусе. К примеру, оскорбить мужчину в присутствии его детей и жены было чревато тяжелейшим конфликтом и обязательно влекло большую кровь.

Послушание, конечно, важнейший аспект в формировании характера члена чеченского общества. Но оно не обязано быть слепым, безрассудным. Младший слушается старшего в любом случае, кем бы он ни был и каким, но другое дело – заслужить уважение младшего. Для старшего человека это весьма принципиально, и ему стоит немалых трудов соответствовать своему статусу, поэтому он готовится к этому сызмальства. Младшие верят старшим, потому что не было прецедента того, что их подвели – вывели на неверную дорогу, обманули или опозорили.

К примеру, отец в присутствии своих детей (тем более при своих родственниках или посторонних) никогда не будет любезничать со своей женой, точно также он не будет ласкать детей при людях. Дети – это очень личное, если вам хочется с ними поиграть, выразить свою любовь, делайте это не при людях, а в другое время, когда вы будете с ними наедине. Тем более вашу радость могут увидеть те, кто лишен возможности иметь детей. Или вспомните, что ваши родители любят вас так же, как и вы своих детей, не давайте им повода для благородной ревности, поберегите их чувства. Если вам скажут, что английский лорд ведет себя степенно, обращается к жене и детям на «вы», вас это не удивит. Но этикет чеченцев и подразумевает именно такое поведение, где достоинство и честь превыше всего, а природный аристократизм доведен до совершенства. Все спрашивают – зачем такие сложности? А затем, что все это ювелирные детали одного сложнейшего «механизма», отточенного и настроенного как идеальные часы, не оставляющего места такой проблеме, как «отцы и дети». Нет непонимания, потому что все действия обусловлены жизненной необходимостью, нет ничего лишнего в отлаженном механизме, тем более недостающего «винтика».

И все же современность XXI века, неумолимо прогрессирующие технологии, меняющие человеческое бытие, растущие скорости, возможность общения на расстоянии, мгновенность получения информации и отсутствие необходимости хранить ее в памяти (Google за вас это делает) не могли не наложить свой отпечаток на непоколебимые устои чеченского общества.

Нет, традиционное уважение к старшим, послушание – все это никуда не делось, хвала Аллаху, живо еще в нас. Пугает другое – отрицательная тенденция. В автобусе могут старшему не уступить место, а женщина – не уступить дорогу мужчине на улице, видимо, насмотрелась сериалов, где мужчины на цыпочках ходят перед женщинами. В погоне за куском хлеба люди перестают замечать друг друга, нет времени остановиться, все запланировано поминутно, и срывать график нельзя. Провожаем так же, как и встретили – по одежке… Мы ждем с нетерпением очередных выходных, не понимая, что уходит неделя нашей жизни. А старшее поколение только смотрит и качает головой, поговаривая – где же мы вас упустили. Впрочем, такое говорили и им самим их отцы и деды…

Иса Закриев