Методом анкетирования опрошено 2 008 молодых респондентов различных этнических, конфессиональных, социально-профессиональных групп от 17 до 30 лет. В онлайн-опросе приняло участие 288 человек от 17 до 60 лет (онлайн-опрос не имел возрастных ограничений для участия).

Вопросы, предложенные респондентам, содержательно сгруппированы в два блока.

Первый блок направлен на выяснение представлений респондентов о сущности экстремизма и радикализма и о причинах его распространения в четырех регионах Северного Кавказа – Чечни, Ингушетии, Дагестана и Кабардино-Балкарии.

Второй блок включает конкретные вопросы, требующие выражения своего отношения к проявлениям экстремизма и радикализма и борьбе с этими явлениями.

Две трети опрошенных в Дагестане и Ингушетии скептически оценивают способность государства защитить граждан от экстремистских идей. В Чечне и КБР, напротив, большинство считает, что в наибольшей степени решение проблем экстремизма зависит от региональных властей, а в Чечне именно от Главы республики Рамзана Кадырова.

Эксперты считают, что решение проблем экстремизма зависит от представителей власти и институтов гражданского общества. При этом «от региональных властей ждут решительных действий, а не «галочных» мероприятий» (эксперт, Кабардино-Балкария). Особую роль в противодействии религиозно-политическому экстремизму эксперты из КБР и ЧР отводят семье, которая является ключевой областью формирования духовно-нравственных ценностей подрастающего поколения.

Как и в предыдущие годы, эксперты считают, что государственные организации должны принять на себя активизирующую роль, стать организаторами широкого диалога, процесса, в который вовлечь все здоровые силы общества, способствовать их взаимодействию в целях преодоления террористических проявлений.

По мнению экспертов, роль религиозных организаций заключается в открытом выражении осуждения насилия с точки зрения религиозных ценностей, в готовности к уважительному диалогу с другими конфессиями, в повышении реального авторитета среди обычных людей.

Эксперты видят широкие потенциальные возможности участия общественных организаций в мероприятиях по идеологическому противодействию терроризму. Смысл поощрения развития общественных организаций с любыми социально значимыми целями, включая, цели противодействия идеологии терроризма видится в том, что тем самым создается альтернатива для реализации общественной, особенно молодежной энергии в цивилизованных формах.

В числе организаций, которые могут быть привлечены к профилактике экстремистских настроений: культурно-национальные центры и объединения, молодежные организации, центры развития добровольчества/волонтерства, правозащитные, просветительские организации, имеющие опыт создания и внедрения обучающих, профилактических программ с участием родственников жертв терактов, родственников членов экстремистских групп.

По итогам интервью и фокус-групп выделились следующие формы сотрудничества государственных и общественных организаций: предоставление грантов, открытые конкурсы, различные диалоговые площадки (конференции, круглые столы, форумы), обмен информацией, взаимное обучение, совместные мероприятия и проекты, работа в координационных советах, и участие в гражданском контроле.

Среди заметного числа респондентов Чечни, Дагестана и КБР существует жесткий подход к способам профилактики экстремизма – радикальные, допускающие ужесточение уголовной ответственности за экстремизм, недопущение создания и функционирования новых религиозных и национальных объединений, тотальную цензуру – Чечня (45%), Дагестан (46%), КБР (48%). Что касается Ингушетии, то здесь за радикальные меры только 10% опрошенных. За способы, предполагающие лишь административную ответственность высказались 26% в Ингушетии и 42% в КБР.

В этом году эксперты из Дагестана присоединились к мнению респондентов из Чечни - говорили об ужесточении наказания за экстремизм как эффективном способе борьбы с экстремистскими проявлениями в молодежной среде, причем не только по отношению к самому виновному, но и его близким родственникам.

Большинство экспертов полагают, что в их регионах проявления экстремизма стало меньше, эта угроза уступает по значимости таким острым социальным проблемам как безработица, коррупция, разрыв в доходах между бедными и богатыми.

На вопрос «Как бы Вы оценили частоту проявления экстремизма в Вашей республике за последние 2-3 года?» 95% участников массового опроса ответили, что проявлений экстремизма в молодежной среде стало значительно меньше – Дагестан (98%), Чечня (82%), КБР (66%), Ингушетия (41%).