Город Грозный... Для кого-то это просто город, для кого-то, кто даже никогда в нем не бывал, он наделен особым смыслом и переживаниями. Я родилась в Волгоградской области, которая недолгий отрезок времени относилась к Северо-Кавказскому федеральному округу, пока географически не определили, что Волгоград и Астрахань – это не Кавказ. Когда началась первая чеченская война, ребята призывного возраста обязательно попадали в Чечню. Я помню страх ожидания, боль и слезы матерей, когда привозили цинковые гробы. 

 Вторая чеченская война вошла и в нашу семью: мой младший брат Иван стал ее участником. А мы даже не знали об этом, предполагали, но боялись думать. Нам сказали, что его «отправили на учения», только не сказали куда. Полгода не было вестей. Потом Ваньке удалось передать письмо со словами: «Извините, не было возможности писать. Вот, один парень едет в Россию, с ним и передаю письмо, он перешлет из своего города. Только не волнуйтесь. Со мной все хорошо. Я сейчас нахожусь в Чечне». К письму была приложена фотография – брат, загоревший дочерна, измученный, пропыленный, рядом с машиной, на которой он возил солдат. И горы, горы, горы вокруг. Я впервые увидела горы с ракурса чеченской войны и страха за брата. Нашей семье повезло: Ванька вернулся.


И вот, приглашение приехать на Форум СМИ Северного Кавказа в Грозном... Нет, страха не было, но было сильное волнение, которое будто бы переносило меня в конец двадцатого и начало двадцать первого века. Мне казалось, я чувствую сердцебиение, множество сердцебиений восемнадцати-двадцатилетних мальчишек, среди которых мой брат. Меня снова охватывало отчаяние, как тогда... когда хотелось выть от беспомощности...

Аэропорт в Грозном встретил золоченым куполом, четырьмя минаретами новой мечети и словами Ахмата Кадырова: «Мое оружие – правда, и перед этим оружием бессильна любая армия». С первых же минут в городе стало ясно, что сегодня Грозный – очень красивый, уютный и дружелюбный город. Это абсолютно новый город на древней земле.

Второй раз в жизни я ругала себя и интернет, на сведения которого опиралась, когда готовилась к поездке. Погуглила «как одеваться в Чечне», получила кучу рекомендаций. Большее внимание, конечно, уделила путевым заметкам русских туристов, которые взахлеб советовали платки и юбки в пол. Естественно, я поверила и бросилась покупать длинные одежды. На самом деле все оказалось гораздо проще и свободнее. В Грозном девушки ходят как в платках, так и без. Допустимы юбки миди. Тут существует своя мода на длинные платья, которые очень хорошо подчеркивают женскую красоту и стройность. Редко можно встретить женщин в брюках. Запрещены шорты не только женщинам, но и мужчинам. Да, мужчины в Чечне все бородаты и любят шапки-ушанки с завязанными на макушке «ушами». Они редко улыбаются. И, кажется, относятся к той категории мужчин, которые не знают, что такое тортик, пудинг или коктейль, и предпочитают суровую мужскую еду. Тут мне вспомнилась история, описанная одним писателем, который стал свидетелем, как брутального вида мужик в московском магазине спорил из-за йогурта с продавщицей. «Ты вообще не должен знать, что такое йогурт», – подумал тогда писатель.

 Помню, когда я первый раз собиралась в Иран, тоже прибегла к помощи интернета, который подсказал: все черное и длинное. В итоге, длинный черный плащ я не нашла, купила страшный плюшевый халат и похоронный платок. Облачившись во весь этот траур на границе Армения-Иран, я удостоилась удивленных взглядов и смеха со стороны иранцев. В Иране можно ходить в брюках и блузках, прикрывающих бедра, надевать цветную одежду, а платок на голове можно завязать настолько стильно, что он будет служить украшением. В общем, и в первую поездку в Иран, и в первую поездку в Чечню я чувствовала себя дискомфортно в своих несуразных одеждах.

Люди, простые люди, они везде хорошие. В Чечне по-кавказки гостеприимны и отзывчивы – на вопросы, как пройти, где найти, подскажут и с удовольствием проводят до места. Еще мне показалось, что для чеченцев крайне важен фактор доверия. Убедиться в этом заставили несколько случаев, один из которых сейчас расскажу. Возвращаться на родину я должна была не из Грозного, а из Магаса, поэтому за мной прислали машину. Первым делом водитель сказал: «Разговаривайте со мной, а то я засну!» Меня это немножко напрягло: хотелось в машине сидеть, смотреть, молчать и думать. Но Хасвулат оказался очень интересным рассказчиком, главное – подать ему тему, задать вопрос... Он рассказал мне о своей многодетной семье и родословной, о русских и армянах в Чечне, поведал историю, как его отец, истинный мусульманин хоронил отца русской соседки и сам ставил крест, потому что в этой семье не осталось больше мужчин, посетовал, что до сих пор сохраняется образ враждебного чеченца... И тут я, заметив на дороге указатель на Пятигорск, умудрилась спросить: «Правильно ли мы едем? Мне нужно в Магас». Хасвулат посмотрел на меня с таким отчаянием, что мне стало совестно: «Вот, я же говорил, что вы не доверяете нам...» Уверения, что участников на форуме было много – из разных республик и городов, их отправляли на машинах и в Ставрополь, и в Краснодар, и Пятигорск, я подумала, что могла выйти ошибка и меня посадили не в ту машину, мало его утешили... Он продолжил разговор уже на общие темы – достопримечательности, археологические раскопки и прочее, а на прощание сказал: «Мы не злые, поверьте, вот приезжайте еще в Чечню, побывайте не только в Грозном и поймете это». А вернуться, думаю, придется, потому что программа Форума была настолько насыщенной и интересной, что мы смогли познакомиться только с одной достопримечательностью – огромной мечетью, построенной уже в двадцать первом веке, которая носит название «Сердце Чечни».

Да, чтобы понять сердце и душу Чечни, необходимо вернуться...

Елена Шуваева-Петросян