Премия МХГ за мужество, премия Вацлава Гавеля, франко-немецкая премия «За права человека и верховенство закона», а теперь еще и собственный стикер в мессенджере Telegram. Или как еще планирует «Мемориал» хайпануть на деле главы грозненского отделения ПЦ Оюба Титиева. 

Исполнился ровно год с начала событий, которые за 12 месяцев успели превратиться из уголовного и судебного разбирательства в фарс. 9 января 2018 года в Чеченской Республике был задержан правозащитник и глава грозненского отделения ПЦ «Мемориал» Оюб Титиев. Информационное агентство «Чечня Сегодня» вспоминает о том, как все начиналось и во что переросло.

Как о Титиеве узнали в Чечне

В небольшой Чечне, как правило, все друг друга знают. Бывает так, что, знакомясь с человеком, в последующем узнаешь, что он является вашим с кем-то общим другом или вообще твоим дальним родственником. За редким исключением человек, относящийся к общественной, политической или коммерческой деятельности на территории региона, может быть неизвестен широким массам людей. Таким исключением и стал Оюб Титиев, который до шумихи в средствах массовой информации, был обычным гражданином своей страны и занимался деятельностью, которая (по странным стечениям обстоятельств!) никому, кроме ПЦ «Мемориал» известна не была.

«Оюб Титиев родился 24 августа 1957 года в селе Лебединовка Киргизии, куда его семья попала в результате массовой депортации чеченцев в марте 1944 года. Вернувшись в Чечню, в родной Курчалой (предки Титиева родом из этого села, - прим. ред.), мужчина устроился работать учителем физкультуры в одну из местных школ. С 2000 года Титиев начинает работать в «Мемориале» и Комитете «Гражданское содействие». Там он занимался документацией нарушений прав человека в Чечне и реализацией гуманитарных проектов: помощью школам в горных районах Чечни, защитой мусульман от дискриминации в пенитенциарной системе и т. д. После гибели Натальи Эстемировой в 2009 году он возглавил деятельность «Мемориала» в Чечне».

Это данные из биографии Оюба Титиева, опубликованные на портале Свободной энциклопедии «ВикипедиЯ» (ресурс, предоставляющий любому пользователю сети возможность самостоятельно и без каких-либо проволочек отредактировать и дополнить текст, - прим. ред.). Идентичный отрывок опубликован и на портале «Кавказского узла». Смотрим дальше: издание «Новая газета», радиостанция «Эхо Москвы», портал «Эхо Кавказа» («Кавказ.Реалии») и портал ПЦ «Мемориал». Во избежание обвинений в предвзятости, мы поискали какую-либо информацию, связанную с правозащитной деятельностью Титиева до задержания, и, как это ни странно, ничего не нашли.

Как же получилось так, что человек, которого при каждом удобном случае в ходе судебного заседания его коллеги называют «борцом за справедливость в Чечне» и «защитником интересов и прав чеченского народа», нигде не упоминается таковым, а лишь фигурирует в материалах как обвиняемый в незаконном приобретении, хранении и перевозке наркотических средств?! И почему до того, как представители СМИ и ПЦ «Мемориал» «раздули» эту тему, в Чеченской Республике Оюба Титиева не то, что как правозащитника не знали, даже как обычного человека?!

Может это объясняется тем, что ПЦ «Мемориал» было удобно оставаться в тени и реализовывать свои интересы в Чечне. И именно поэтому «Мемориал» забил тревогу в СМИ, когда Титиева задержали. Какой еще чеченец согласится на то, чтобы связывать свой народ и позволять упоминать о нем в такой непристойной тематике, как ЛГБТ.

Оюба нужно было освободить, несмотря на обвинения, и к этому процессу подключились все солидарные с «Мемориалом» журналисты. А возглавила их неподражаемая в своем артистизме (в этом нам удалось убедиться на одном из заседаний в зале Шалинского городского суда, - прим. ред.) Елена Милашина. Но обо всем по порядку.

Информационная атака как средство воздействия

Чеченский народ уже привык, хотя и очень устал от этого, что его связывают со всем негативом, возникающим в стране. За годы военных кампаний и в послевоенный период на чеченцев навешали столько ярлыков, что казалось понадобятся десятилетия для того, чтобы их разрушить.

Пока маленькая и традиционная республика ломала один стереотип за другим, СМИ создавали новые. Мотивировали журналисты это тем, что заботятся об интересах граждан страны, которым настоятельно советовали в республику не соваться, так как там «у руля» правит мафия, средь белого дня убивают людей, женщинам не позволяют выходить из дома, а русских девушек вообще воруют и увозят в горные села, откуда те уже никогда не возвращаются. Стоит отметить, что, читая такие новости и статьи, нам становятся смешно. Как можно судить об обществе, в котором вы не бывали и культуру которого вы ни разу не пытались прочувствовать и понять.

Но суть заключается в том, что год назад масштабы и характер необоснованных обвинений в адрес чеченского народа вышел за рамки приличия и общепринятого этикета. Поняв, что подорвать стабильность на Кавказе, не так-то легко, журналисты ударили по самому священному для каждого кавказца понятию – чести.

В объемном и «хорошо» подготовленном материале редактор отдела спецпроектов «Новой газеты» Елена Милашина написала о том, что в Чечне есть представители ЛГБТ-сети и они подвергаются страшным пыткам и угнетениям. Как это связано с делом Оюба Титиева?! Именно он стал «информатором» Милашиной и он весь 2017 год помогал ей готовить этот материал.

- Он мог делать то, в чем ограничены сегодня все приезжие в Чечню журналисты и правозащитники. Он мог говорить с людьми, живущими в республике. В этом смысле задержание Оюба и его уголовное преследование — удар, - заявила Милашина

«Он мог делать то, в чем ограничены сегодня все приезжие в Чечню журналисты», - серьезно, Елена Валерьевна?! Как же тогда работают ваши коллеги из других изданий, если их ограничивают в чем-то. Как удалось провести форум СМИ СКФО в Грозном!? Как удалось приезжим журналистам пообщаться в день празднования 200-летия Грозного с жителями региона и написать об этом!?

Но самое забавное заключается в том, что люди продолжают «хавать» эти стереотипы и принимать их за «чистую монету». Иногда приезжаешь в Москву или какой-либо другой город нашей необъятной страны, а у тебя люди спрашивают: «А правда, что у вас там людей убивают?» или «Правда, что у вас там вообще беззаконие?», и самое комичное: «А как тебя отпустили, у вас же женщины из дома не выходят?»

Учитывая тот факт, что Елена Милашина и ее коллеги из «Кавказского узла» и «Кавказ.Реалии» (тоже две молодые женщины) спокойно перемещались по республике в повседневной для них одежде, беспрепятственно курили у здания суда рядом с родственниками Оюба Титиева и позволяли себе хамить представителям власти, все описанное ими как-то не вяжется с их же «фактами». А «достоверность» информации, публикуемой в Telegram-канале «Дело Оюба Титиева| ПЦ «Мемориал», развалилась на первом же заседании, в котором мы приняли участие, убедившись, что автор канала афиширует только удобную для них часть происходящего в суде.

Главное, чтобы «пипл хавал»

Руководитель грозненского представительства Правозащитного центра «Мемориал» Оюб Титиев обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконное приобретение и хранение наркотических средств, совершенное в крупном размере).

На первых слушаниях и заседаниях по делу Титиева зал был переполнен. В основном присутствовали родственники подсудимого и журналисты. Постепенно ряды родственников пустели и их стали заменять уже более «знаменитые» люди: Александр Черкасов и Татьяна Глушкова из ПЦ «Мемориал», Татьяна Локшина из «Human Rights Watch», Светлана Астраханцева из Московской хельсинкской группы и прочие участники правозащитных движений.

Большинство из них к клетке, в которой находится Оюб Титиев во время заседаний, ни разу не подходили. Каждый из них в ходе заседаний лишь усердно что-то строчит на ноутбуках, телефонах и записных книжках. Еще ни разу при виде этой картины не создавалось четкого убеждения, что эти люди приехали поддержать подсудимого. Точно этого нельзя сказать о трио журналистов «Новая газета» - «Кавказский узел» - «Кавказ. Реалии». Милашина так вообще выбегает из зала каждый раз с видом «Мавр сделал свое дело, мавр может уходить».

Зато Титиеву за год, который он провел под стражей, удалось «обзавестись» премией Московской Хельсинкской Группы за мужество, проявленное в защите прав человека, премией имени Вацлава Гавела в области защиты прав человека, франко-немецкой премией «За права человека и верховенство закона», персональным стикером в Telegram-мессенджере, футболками со своим изображением и группой «фанатов». Возможно, в скором времени появятся кружки «А-ля Оюб Титиев», ручки, календари, авторская книга и этот список можно продолжать бесконечно.

Люди, которые так «пекутся» о Титиеве, делают из него бренд. Они вкладывают в сознание «потребителя» свои убеждения о том, что Оюб Титиев – национальный герой. А «потребитель», в свою очередь, приносит выгоду им, а не Титиеву, читая эту информацию, слепо веря ей и поддерживая тех, кому абсолютно безразличны интересы народа.

Только бренд приносит выгоду производителю, а не покупателю.