Давно известно, что экстремистские организации схожи с сектантскими группами, где главари преследуют вполне понятные материальные цели, а непосредственных исполнителей пичкают высокими моральными ценностями, ради которых те бывают готовы пойти на что угодно. В итоге последние используются в качестве пушечного мяса.  

Наиболее ярким примером этого являются смертники.

Как правило потенциальные смертники страдают сильными депрессиями, благодаря которым у них отсутствуют ценности и стремления, которые привязывали бы их к жизни. Этот тип людей желает избавиться от страданий, выключив собственную жизнь. Организаторы терроризма, так называемые вербовщики, просят их о том, чтобы это выключение произошло с «пользой» не только для них, но и для других, т. е. в нужной для террористического акта ситуации. Этот тип как бы продаёт или жертвует своим суицидным желанием во благо терроризма. Организатор терроризма создаёт такие условия, чтобы усугубить суицидные желания своей жертвы и воспользоваться ими.

Несмотря на то, что технологический прогресс давным-давно позволяет приводить взрывчатые вещества в действие дистанционно одним нажатием кнопки, террористические организации продолжают использовать для этих целей людей. Обычно «шахидами» становятся совсем молодые люди.

В ноябре прошлого года молодая женщина устроила самоподрыв у полицейского поста на окраине Грозного. Как позднее выяснилось, теракт устроила 25-летняя уроженка Адыгеи Карина Спиридонова. Перед смертью она оставила записку со словами «Аллах, прости меня».

О том, кто наиболее подвержен вербовке террористов и как вернуть таких людей к прежней жизни мы поговорили со специалистом по антитеррору, членом Ассоциации юристов России Шамилем Эльмурзаевым.

Есть ли что-то общее между самоубийцей и смертником?

- Да, они оба находятся в сильном психоэмоциональном стрессе. Такой человек испытывает внутреннее напряжение, не знает куда пойти и к кому обратиться. Он считает, что качественного изучения его проблемы не будет и в чем-то он прав. И все напряжение, сосредоточенное внутри него, рано или поздно выходит. А вопрос в том, каким именно образом это выходит. Кто-то может на этом фоне получить невротическое расстройство, другой – соматическое заболевание, а третий, например, попадет под влияние вербовщика.

Главная проблема здесь в том, что наше общество не умеет бороться со стрессом и зачастую относится к психологическим заболеваниям поверхностно.

Чем отличаются женщины-смертницы от мужчин?

- Женщин отличает то, что они обычно следуют за мужчинами. Если у мужчин связь напрямую с вербовщиком, то у женщин, как правило, присутствует второй элемент.

«Лучше ужасный конец, чем ужас без конца» 

- Человек, который решился лишить себя жизни – это всегда доведенный до последней точки человек. Для него смерть – единственный выход из ситуации.

«Здоровая семья – залог эффективной борьбы с терроризмом»

- Человека, решившего стать на путь террора может остановить семья или близкий человек, которые найдут правильный подход к нему и дадут ему почувствовать себя нужным. Обычно проблема таких людей в том, что они не чувствуют свою значимость в жизни и потому хотят умереть. А в случае с мусульманами, это надежда на короткий путь в рай. К сожалению, когда человек уже перешел определенную черту и взял в руки оружие, его практически невозможно остановить. Поэтому своевременная поддержка со стороны близких людей играет здесь огромную роль.

                                                                                                                   Хава Кадиева