доллар    57.39 $
евро 67.76 €
21 октября, 20:50
+13 в Грозном

Внешнеполитическая деятельность А-Х. Кадырова в контексте исторического прошлого чеченского народа

19 августа в 11:59 (2010 г.)
19.08.2010 /11:59/ (ПРодолжение. Начало в № 158) Может быть, своей дерзостью, вызывающим поведением, полным безразличием перед смертельной опасностью. Что-то общее было в их характерах. Возбужденные горячим боем казаки слабо разбирались в этих тонкостях человеческой натуры, и, не мудрствуя лукаво, хотели как следует проучить этого «мусью», который выказывал явное непочтение к победителям. Заступничество русского генерала спасло жизнь будущего гения французской словесности.... В начале третьего тысячелетия совсем другие чеченцы оказались на французской стороне.

Это были в основном эмиссары и функционеры ичкерийского разлива, устремившиеся за кордон, спасая свои шкуры. При всем утопизме и волюнтаризме идей национализма и сепаратизма нашлось немало самонадеянных и упертых людей, которые засучив рукава, взялись за их внедрение в умы и сознание народа. Потерпев фиаско у себя дома, превратившись в политических банкротов, они продолжали цепляться за соломинку и развили довольно бурную деятельность за рубежом. Скандально известные идеологи и пропагандисты ичкеризма С-Х. Абумуслимов, А. Закаев, А. Идигов и другие развернули в Европе целую антикадыровскую кампанию, пытаясь всеми средствами очернить нового руководителя республики. Для них было крайне важно представить дело так, как будто Москва посадила в Грозном своего ставленника, который совершенно далек от интересов народа и занят исключительно насаждением российских порядков в Чечне. Все, кто пошли за ним, удостоились презренных ярлыков коллаборационистов и национал-предателей. Информационная и идеологическая составляющие войны так же важны для победы, как и поля сражений. Надо отдать должное ичкерийцам, они всегда уделяли этой стороне вопроса пристальное внимание. Чеченская политэмиграция во Франции неоднородна, но ее объединяет одна общая цель - реставрация национальной самостийности. Разумеется, французские власти в достаточной степени осведомлены обо всем, что происходит в Чечне и вокруг нее. Внешне все обстоит благопристойно: Елисейские поля не вмешиваются официально во внутренние дела Российской Федерации, держат строгий нейтралитет в отношении событий в Чеченской Республике. Но ... Францию всегда интересует ситуация в России и особенно ее кавказская политика. И ничего предосудительного в этом нет. Каждое правительство обязано заботиться о себе, о своих подданных, о своей стране. Когда в России произошел октябрьский переворот, а потом разразилась гражданская война, Франция с опаской стала поглядывать на все происходящее. Мир взаимосвязан. Взаимозависим. Масштабные и радикальные потрясения, которые случаются время от времени в самом удаленном уголке земного шара, вызывают толчки под ногами всех народов и их правителей. Вздыбленная Россия вытолкнула за рубеж огромную массу людей, прежде всего, по политическим и идейным соображениям. Значительная их часть устремилась во Францию, может быть, самую передовую и демократическую страну мира на тот период. Не составили исключение и кавказцы, в том числе - чеченцы. В первую очередь следует упомянуть о знаменитом Тапе Чермоеве, крупном нефтепромышленнике и бывшем премьере Горского Правительства. Очутились здесь и некоторые всадники Дикой дивизии, у которых наметились серьезные разногласия с большевиками. Франция предложила им службу в Иностранном легионе, где они проявили себя с лучшей стороны. В Париже был создан так называемый Паритетный комитет, в который вошли представители почти всех кавказских народов, преимущественно грузины. Основная цель комитетчиков - организация вооруженного восстания на Кавказе под антибольшевистскими лозунгами. Полномочный представитель Паритетного комитета некто Чхеидзе прибывает на Северный Кавказ и встречается в Чечне с влиятельным шейхом Али Митаевым. После продолжительной беседы с ним посланец кавказских заговорщиков шлет восторженное донесение в Париж, в котором сообщается, что Чечня в час «икс» выставит до 70 тысяч вооруженных конников. Через несколько дней эта цифра значительно сокращается, и дело заканчивается тем, что А. Митаев заявляет Чхеидзе о том, что сможет поставить под ружье до 500 человек, и то при условии, что они будут вооружены и обеспечены всем необходимым за счет Паритетного комитета. Бунтовщики, которые под руководством «князя Чолокашвили» предприняли вылазку в Грузию, потерпели сокрушительное поражение. Так завершилась кавказская эпопея кавказской антибольшевистской эмиграции, задуманная и предпринятая с далеких берегов Сены. Во вторую мировую войну несколько чеченцев сражались в рядах французского Сопротивления против фашистов. В 1995-1996 годах Франция приютила у себя некоторое количество чеченских боевиков, нуждавшихся в лечении, в частности, бывшего министра масхадовского правительства Ильяса Ахмадова. С 2000-го года во Францию хлынула третья волна чеченских беженцев и эмигрантов. Как отмечалось выше, в Страсбурге идеологическая верхушка ичкерийцев получила впервые достойный отпор от чеченской делегации, сформированной Ахмат-Хаджи Кадыровым. С тех пор все попытки апологетов «чеченского государственного суверенитета» задавать тон на международном уровне заканчиваются полным провалом. При Ахмат-Хаджи Кадырове понятие «внешнеполитическая деятельность » приобрело свои четкие контуры и наполнилось реальным содержанием. И произошло это уже в 2001-ом году, в самом начале славного пути. Идеологический и пропагандистский багаж ичкерийцев был достаточно широко представлен в европейском формате. Первые заделы в этом направлении приходятся на перестроечный период. Чеченская тема активно муссировалась в международных кругах, особенно в СМИ, и связано это было в первую очередь с двумя факторами: депортацией чеченского народа в 1944-ом году и выдающейся личностью одного из «могильщиков коммунизма» – ученым-историком Абдурахманом Авторхановым, чеченцем по происхождению, который пользовался на Западе большой известностью и авторитетом. Его книги «Народоубийство в СССР», «Технология власти», «Империя Кремля» и ряд других являлись наглядным пособием по антикоммунизму. Распад Советского Союза и курс Общенационального Конгресса чеченского народа на построение независимого государства вызвали во многих европейских странах определенный интерес. Харизматическая фигура мятежного генерала Дудаева значительно расширила границы этого далеко не праздного любопытства. В республику зачастили «гости» не только из Турции, Ирана, Пакистана, Иордании, Сирии, но и из США, Германии, Испании, Франции и т.д. Все ожидали, чем закончится смертельная схватка все еще могущественной метрополии со своей неуправляемой северокавказской колонией. Многие рассчитывали на то, что Россию постигнет участь, постигшая СССР. Чечне при этом отводилась роль тарана, способного сокрушить колосса на глиняных ногах. Настораживало и сдерживало лишь одно обстоятельство, а именно: ядерная кнопка, для нажатия которой много ума не надо. Ради этого приходилось терпеть вечно не просыхающего российского президента, который готов был дружить со всеми странами, лишь бы у него не отняли любимую игрушку под названием «власть». Однако за океаном испытывали теплые чувства и к воинственному президенту самопровозглашенной республики Джохару Дудаеву, который доставлял Москве немало хлопот и неприятностей. К тому же тот прочно «сел» на нефтяную трубу и недвусмысленно посылал во все концы света сигналы о своей готовности уступить чеченское «черное золото» всякому, кто соответственно раскошелится. Более того, речь велась о желании Грозного передать права на добычу, переработку и транспортировку своей и чужой нефти любой заинтересованной стороне, которая объявится. Политический торг вокруг чеченской нефти набирал стремительно обороты. США, которые обнародовали свою новую доктрину развития страны на ближайшие годы и более дальнюю перспективу, не стесняясь, провозгласили, что их национальные интересы простираются до Каспийского бассейна и Кавказа в целом. Кавказ всегда был лакомым кусочком для сверхдержав во все времена, начиная с Римской империи и кончая Оттоманским халифатом и Сасанидской Персией. В конце 20-го начале 21-го веков в мире сформировалась новая конфигурация политических сил. Развал страны Советов неизбежно привел к очередному переделу мира. Исчезло из политического лексикона такое понятие, как «двуполярность» и появилась на его месте концепция однополярного мира во главе с Соединенными Штатами. Завершилась эпоха борьбы социализма с капитализмом, и начался этап глобализации Европы с одной стороны и перманентной гегемонизации Америки - с другой. Россия металась, не зная, к какому «берегу» пристать. Исторически и географически она принадлежала Европе, политически и по статусу в недалеком прошлом тяготела к американской модели супердержавы. Все остальные народы и страны обречены были «путаться у них под ногами». Понимал ли это Ахмат-Хаджи Кадыров в ту пору? Трудно ответить однозначно. Но несомненно одно: он имел возможность наблюдать за происходящим вокруг и делать из этого соответствующие для себя выводы. Он включился в общественно-политическую жизнь республики в 1992-1993 годах. Заняв относительно высокую должность заместителя муфтия Чеченской Республики, Ахмат-Хаджи оказался в гуще событий, которые еще тогда приобрели четко выраженную религиозную окраску. Большинство иностранных делегаций прибывали в республику именно по этой линии. Наряду с чисто теологическими вопросами обсуждались культурные, экономические и даже сугубо политические темы (признание суверенитета Чечни, установление двусторонних дипломатических отношений и тому подобное). Нередко такие встречи происходили с участием Ахмат-Хаджи Кадырова, который в совершенстве владел арабским языком и хорошо разбирался в шариате и исламском праве. Это обстоятельство значительно повышало его роль в переговорах.

Л. ЯХЪЯЕВ (Продолжение следует)
www.ChechnyaTODAY.com

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет