доллар    56.74 $
евро 63.65 €
26 мая, 23:57
Погода в Грозном +13 в Грозном

Как будто не было войны

28 сентября в 10:08 (2010 г.)
28.09.2010 /10:07/ Шаид Жамалдаев родился 8 июля 1954 года в с. Октябрьское Конеховского района Северо-Казахстанской области. В 1957 году семья вернулась в Чечено-Ингушскую республику. В 1971 году он окончил 10 классов. Затем – учеба в Горском сельхозинституте, служба в рядах Советской Армии. Трудовую деятельность начинал агрономом в опытно-производственном хозяйстве \"Гикаловское\". Был главным агрономом совхоза \"Загорский\". В 1986 году избран секретарем парткома совхоза \"Горячеисточненский\", затем и директором этого хозяйства. В 1988 году его избрали председателем колхоза \"Чантиюртовский\". Кандидат политических наук. Заслуженный работник сельского хозяйства.

С 2000 года – глава администрации Грозненского района. Награжден орденом Кадырова, кавалер ордена \"Дружбы\" и многочисленных медалей. Отец четверых детей. – Как Вы познакомились с Ахмат-Хаджи Кадыровым? Я знаю, Вы были очень дружны. – Во-первых, давно знаю с. Центорой, его жителей. Со мной учились Таймасхановы. Их было человек пятнадцать. Со всеми ними дружу и часто бывал у них дома. Старейшина Тимирсултан был у них большим ученым-алимом. С ним доводилось часто беседовать. Он не раз говорил об Ахмат-Хаджи и радовался за него, что он учится в мусульманских вузах. Тогда религия была под запретом и каждый знаток исламского права был на учете у стариков. Они их уважали. Гордился Ахмат-Хаджи и Тимирсултан. А потом нас самих свела судьба. Вскоре, после учебы в Бухаре, Ахмат-Хаджи Кадыров появился в религиозных кругах республики. Когда он стал заместителем муфтия, я у него часто бывал. Советовался по разным вопросам. К его чести, Ахмат-Хаджи был очень общительным и приятным в беседе человеком. С 1991 года мы уже теснее сблизились. Не буду кривить душой, я-то был в оппозиции к дудаевскому режиму. И единственный доступный для нас человек из властных структур был Ахмат-Хаджи Кадыров. С ним можно было открыто, по душам поговорить по любому вопросу. И вот он мне давал свои наставления. И на будущее республики у него были свои прогнозы. Порой его мысли заходили за понятия политических дел. Видимо, он рассматривал ситуацию с разных сторон. А нам, оппозиционерам, не хватало политической дальновидности. В любую тему он вкладывал здравый смысл, и ты сам убеждался, что до этого ты так не думал о каком-либо событии. Он был мудрейшим человеком, и сегодня мы убеждаемся в этом, вспоминая его выступления в Парламенте, в Шариатском суде, в Муфтияте, в штабах Дудаева и Масхадова. Словно говорил в будущее… Военные варианты не имеют смысла, всегда подчеркивал Ахмат-Хаджи. Любой вопрос разрешим мирным путем. Война ничего не решает, а уничтожает. Чтобы это понять, необязательно быть политиком, подчеркивал он. Вот и я оказался в водовороте этих событий. Как говорится, нам некуда уйти от своей эпохи. Я горд, что являюсь первым назначенцем Ахмат-Хаджи, как только он стал Главой Республики. Он так и сказал: «Шаид, Грозного нет. И никакой власти там. Грозненский район окружает нашу столицу. Вот тебе и доверяю район. Давай, власть переместим постепенно в Грозный. Начинай возрождать новую жизнь!» Так и получилось, что мы действительно вдохнули власть в Грозный. – Пожалуйста, какой-нибудь памятный случай из истоков чеченской власти? – Вот была у нас первая такая политическая акция - выезд в Женеву. Это был конец 2000 года. У нас тут вовсю шла война. Это было перед заседанием Совета Европы. Ахмат-Хаджи поручил мне съездить в Женеву. Надо было узнать настроение мировой политической элиты. Ахмат-Хаджи готовился к своей главной встрече с Путиным. И ему надо было знать: Запад подстрекает Россию на войну с Чечней или он действительно озабочен нашими бедами. Это был тонкий, дальновидный и очень умный стратег. Был там наш историк Асламбек Хасбулатов. От Госдумы России. Он должен был провести брифинг по проблемам Чечни. Четыре раза я побывал на заседаниях Совета Европы в Страсбурге. Один раз и Ахмат-Хаджи был с нами. Что меня удивило. В Швейцарии в гостинице \"Ибис\" жили члены парламента так называемой Ичкерии. В ходе заседаний им давали слово по два-три раза на день. А нам – нет. Вся политика велась по стравливанию чеченцев между собой и России с Чечней. И это носило открытый, циничный характер. Вот вам и Запад со своей демократией. Тем более все это делалось в нейтральной стране, в Швейцарии. Я был участником первого органа власти - Консультативного совета. Был и членом инициативной группы по разработке проектов Конституции Чеченской Республики, Закона о выборах Президента и Парламента ЧР. Возглавлял нашу инициативную группу Хасайн Таймасханов. Был дважды доверенным лицом В.В. Путина на выборах Президента России. Вот так началась моя работа в команде Ахмат-Хаджи Кадырова... – Есть такой же памятный эпизод из жизни республики после 2000 года? – При Ахмат-Хаджи Кадырове (Да будет доволен им Аллах!) каждый эпизод был памятным. Мы же начинали с абсолютного безвластья. С 2001 года у нас пошли уже реформы. У Чечни не было никакого законного основания ни под каким из начинаний. Тяжелый момент был и в период создания Консультативного совета. Очень трудно было организовать пять авторов чеченских законопроектов из числа абсолютно несовместимых товарищей, таких, как Ахмат-Хаджи Кадыров, Абдулла Бугаев, Беслан Гантамиров и других. Но они сели вместе и пришли к единому проекту. В этом деле цементирующую роль играл Ахмат-Хаджи. Он имел большую силу убеждения, шел и на компромисс, где надо отступать, обходил пункт и тут же придумывал другой. Зная законы восточной дипломатии в дискуссиях, он был незаменимый дипломат. Очень трудно было подвести этих людей к единому проекту. Однако победили дальновидность, мудрость и ясный ум Ахмат-Хаджи Кадырова. Когда он приводил доказательство в свою пользу, то есть, в пользу предлагаемого им проекта, у нас ни у кого не находилось возражений. Он умел настолько близко подойти к нашим чувствам, что по-другому такое мнение выразить нельзя было. Даже слово-синоним найти было трудно. Когда мы делали цивилизованные шаги к прогрессу, к прекращению боевых действий, это сопровождалось огромными трудностями. Даже в Федеральных структурах были разные понятия и подходы к чеченской проблеме. Каждый себя считал правым, а чеченцам никакая роль в деле стабилизации не отводилась. ФСБ смотрела на вещи со своей колокольни. ГРУ – с другой стороны, военная комендатура свою линию гнула. Как в той басне дедушки Крылова: \"Щука, рак и лебедь\". И ни одна структура другой не подчинялась. Тут же действует и МВД, и Военная разведка, а иностранцы здесь ходили толпами со своими пакетами советов. Особенно доставал нас лорд Джадд. В этом лабиринте политических мнений и военного огня найти брод, казалось, невозможно. Вот тут и проявился политический ум и житейская прозорливость Ахмат-Хаджи Кадырова. Не только у Ахмат-Хаджи, даже у меня по сей день Совет Европы и лорд Джадд «сидят в почках». Его наезды на наши решения. Буквоедство. Мы же до этого не были политиками Европейского уровня. Да и наши жизненные устои как небо и земля. А тут Москва требует слушаться указаний Совета Европы. А он все делает, чтобы у нас пылал пожар войны. Представьте себе, лорд Джадд требует, чтобы в Консультативный Совет входил 101 человек. Собрать столько людей в одно место в условиях войны непросто. Он и рассчитывает на это. Но чеченцы мужественный народ. Тем более Ахмат-Хаджи Кадырова все уважали. По его требованию любой гражданин, рискуя жизнью, прибывал в назначенное место. И лорд Джадд своими глазами видел этих людей. Потом на съезд в Гудермесе собрать столько представителей со всех государств и в мирное время невозможно. Слава Аллаху, сумели провести все эти политические процедуры мирного времени в самый жестокий период войны: собрали ученых, политологов, представителей всех национальностей. Словом, было неимоверно тяжело. На референдуме 2003 г. тоже приехало столько наблюдателей. Даже были политики на костылях. Тут и Запад, и Восток. Все, кто против мира в Чечне, собрались наблюдать наш референдум. Вот тут, пользуясь моментом, еще раз хочу поблагодарить наших граждан. Мы сами не ожидали, что люди так организованно придут на голосование. Как будто не было войны. Народ ничего не боялся. Ему хотелось мира. И мы все сумели перенести и доказать всему миру, что мы сплоченная, дружная нация и нас поддерживают все народы, населяющие Чечню. Вот все это врезалось в память и осталось там навечно. Возможно, более подробно когда-нибудь все изложу в своих мемуарах. Ах, да. Я упустил один момент. Все мы к референдуму сделали. И тут у нас самый большой прокол: нет текста Конституции на чеченском языке. Времени в обрез. Типографий в Чечне нет. Вот тут Ахмат-Хаджи собрал нас и говорит: «Все мы хорошие, умные и деловые. Кто может привезти в течение десяти дней отпечатанную Конституцию на чеченском языке? Отпечатайте хоть на Марсе». Все молчим. Ясное дело: никто не может. Тогда Ахмат-Хаджи уставился на меня. Мы без слов поняли друг друга. И началась самая ответственная работа. Ни одна наша братская республика Северного Кавказа не решается отпечатать брошюру. Ни Осетия, ни Ингушетия, ни Дагестан, ни Кабарда. Здесь настолько большое влияние или военных, или Совета Европы, или боевиков? Мы склонны думать хоть что. Я выехал с набранным текстом в Саратов. Здесь тираж был срочно отпечатан. Но КамАЗ с прицепом не пускают в Чечню уже на блокпостах. Объяснение: «Мы по-чеченски не умеем читать, а может, ты ваххабитскую литературу везешь?!» Как тут не умереть со злости! От Моздокской границы повернули обратно. Со стороны Кизляра тоже не пустили. Потом обратно в Калмыкию, через Комсомольское, Баскунчак и прочие степные дороги, по которым еще при царе Горохе ездили. Заблудились на степных перекрестках, блуждали и через поля, обводные каналы, мосты, объезжая все посты, четверо суток колесили по степным просторам. Ахмат-Хаджи был в курсе. И на пятые сутки мы уже сгружали \"ваххабитскую\" литературу. В запасе были сутки. Их было достаточно. В Чечне у нас была неимоверная оперативность. Во всех избирательных участках была Конституция на чеченском языке. Лорд Джадд внимательно рассматривал брошюру. Он не верил своим глазам. Видимо, имел другую информацию и готовился сорвать по этой причине референдум. Там еще много было подводных течений, обо всем не скажешь, когда информация доходила до четвертых рук, уже теряла рабочий смысл. Много было идеологических диверсий. Был и такой случай. Моих людей задержали на дороге и завезли на базу в Ханкале. А меня не пускали туда. В это время я заметил колонну машин Кадырова. Он тоже заметил меня. С ходу завернул колонну на Ханкалу. С большим риском для жизни заехал туда, освободил всех до единого моих людей. И был таков. Много у меня таких примеров о нем. В одной статье все не скажешь. Во время \"зачисток\" в Цацан-Юрте, Бачи-Юрте, да где мы только не бывали вместе. Хотя это не мой район, но Ахмат-Хаджи всюду брал меня с собой и учил, как действовать с федералами. Кадыров каждый день совершал геройские поступки. Даже его приезд от Центороя до Грозного ежедневно был связан с большим риском. Опасность была даже со стороны блокпостов. Что кривить душой, я даже свою охрану готовил, подъезжая к блокпосту, чтобы сняли автоматы с предохранителей, подготовили гранаты, готовность номер один объявлялась. Пьяные контрактники были далеки от сохранения чести солдата, откроют огонь и глазом не моргнут, а с военных, как с гуся вода. А такие инциденты часто бывали. – Шаид Вахаевич, вы работали при всех властях еще с советских времен. Но тогда так быстро не строили. Тут сыграл роль феномен Рамзана Кадырова или можно так быстро готовить проектно-сметную документацию? – Спасибо за такой вопрос. Мы помним, как в советское время строили за год два-три здания и годами ждали проекты. Вот тут действительно действует деловой фактор Рамзана Ахматовича. Я просто до времени не говорил о нем. Во всех тех наших переделках, где побывали мы с Кадыровым-старшим, Рамзан был с нами. Он перенял у Ахмат-Хаджи буквально все: степенность, ум, смелость, решительность, оперативность и житейскую смекалку. Рамзан Ахматович строителям так и заявляет: «Мне не нужны ваши космические проекты будущего. За счастливое будущее боролись коммунисты, а мне нужна счастливая настоящая жизнь». Тут же назначаются сроки подготовки ПСД, нулевого цикла, возведения стен и крыши. Больше в стройке ничего нет. А чеченцы потомственные строители. За годы Кавказских войн наше жилье разрушали ежедневно. А зимой в горах без жилья не выживешь. Вот и строили чеченцы за летние месяцы. У предков не было техники, зато у нас есть. Любая. И в стройматериалах недостатка нет. Наши действия сегодня опережают формальности. За примерами далеко ходить не буду. Вот в нашем районе за пятилетку строили 1-2 объекта. И это по соцблоку или здание райкома партии. Очень редко школа или больница. И эти два объекта за пятилетку были большой сенсацией. Сегодня у нас есть планы, но не такие. Мы за месяц стройку сдаем. Тогда была такая бюрократическая машина, чтобы ее запустить, много времени надо было. А теперь, сказано – сделано. Наконец, чеченцы дожили до своих нужных кондиций в строительстве. Оказывается, любую стройку можно закончить за полгода, ПСД подготовить за месяц. И качество соблюдать отменное. Мы с 1991 года все разрушали. Уже надоело сидеть на руинах войны. И Главу Республики с его молодым задором понять можно. Мне тоже кажется, что я повинен в бедах республики, тоже хочется реабилитации. Поэтому я хочу каждый день что-то делать для потомков. Мне уже 56 лет. А Рамзан Ахматович молод, энергичен. Он горит желанием все отстроить сейчас, чтобы мы, старшее поколение, видели, как на смену нам пришло поколение созидателей. Он в таком духе сумел зажечь всю молодежь республики. В этом возрасте люди всегда гордятся сделанным. Вот и весь феномен. Команда Рамзана Кадырова результативная. Чуть сбой или оплошность, он не прощает, и мы не просим пощады. Не можешь или не хочешь – не мешай другим. Сегодня акцент сделан на конечном результате. Раньше мы могли ждать урожай два-три года, или пока скот даст потомство, или кур на откорм оставить. Сегодня другая пора. Ты сразу видишь результат своего труда, а это большой стимул. Команда Кадырова четко представляет себе, что население сильно травмировано. Вместо жерла нефтяных труб оно смотрело в дуло пушек. Нужна реабилитация, а как ее провести разом и чтобы все были довольны? Психика у людей пошатнулась. Чтобы разрядить обстановку, снять стресс с населения, нужна социальная реабилитация, чтобы человек радовался своему дому, новой дороге, красивой школе для детей, больнице, санаторию. Чтобы мы человека с пулевыми ранениями не везли в Смоленск, где 65 лет не стреляли и врачи зашивали другие раны. Его надо лечить в нашей клинике. Врач, у которого после бомбежки не стало одной ноги, знает, что надо его пациенту. Конечно, у нас не все врачи раненые. Но все прошли через горнило войны. Вот со знанием всего этого, безусловно, хочется работать днем и ночью во имя процветания нашего многострадального народа. Это не помпезные слова, такова наша реальность. И Рамзан Ахматович впереди, как и подобает настоящему лидеру. Народ видит новые парки, скверы, тротуары, цветники. Когда, при какой власти у нас была такая плитка на дорогах? Рамзан Ахматович сам проверяет качество строительства на всех объектах. Все углы, неровности посмотрит, если надо, то и заново отстраивается целый этаж. Вдруг не ту арматуру применили, не тот кирпич или бетон из цемента другой марки. У нас сегодня поистине народная власть. Глава не знает ни минуты покоя, заразил этим энтузиазмом нас всех. Я не жалуюсь, представьте себе, пять лет не был в отпуске. Боюсь, что без меня какое-то важное событие произойдет. – Ваши пожелания или сетования, без всякой цензуры. – Вот если сказать открыто, то чувствую разницу между тем горением нашего Главы Республики в работе и восприятием его дел частью нашего общества. Приведу несколько примеров. Рамзан Ахматович старается все сделать к месту, сейчас, когда в этом мы нуждаемся и стар, и млад. Делает все красиво, качественно, четко. Вся команда работает в унисон, на благо народа. Вот у нас было открытие стадиона имени Билимханова. Открывался футбольный сезон России у нас. Красивый стадион. Я ужаснулся такой картине. После гола все вскочили и ходили по креслам. Нет ни одного сидячего. Эмоции эмоциями, а это же достояние республики, наша мечта, о Аллах, для кого мы старались! И все эти люди в цвете лет. А ступеньки-то у нас на стадионе ковролином обложены, красивые, кресла дорогие. Минута – и все затоптали. И никогда они не примут первоначальный вид. Можно же по этой ковровой дорожке пройтись куда угодно. Но нет, ходили по креслам. Теперь о воспитании детей. Люди и это дело пустили на самотек. Это бремя кладут на плечи общества. Нет, дорогие. Дети воспитание получают только в семье. Мать и отец в ответе за них. У нас же свой особый этикет. Куда он девается? Вот я помню. Когда я готовился идти на вечеринку, мать меня тормозила: \"Сынок, надо прежде закончить прополку в огороде\". Я выполнял эту работу и после ее разрешения уходил. Нарушить ее указание и в мыслях не бывало. Семья наша была обеспеченная, от той прополки ничего не зависело. Но я свято чтил мать. Сегодня мало кто что-либо выращивает в огороде. Молодежь стала ослушиваться родителей. Где не надо, всюду слышны крики молодчиков в стильных нарядах. Согласно программе Главы ЧР Рамзана Кадырова, мы хотим занять их чем-то в школах. Но этого мало. Родительская сторона совсем запущена. Хотя мать или отец свободны. По улице идет юноша 12 лет, в зубах сигарета. Какое это страшное дело было в наше время! Какое-то смещение ценностей идет буквально на глазах. Ведь наши отцы, деды все это видели, но они же не портились, почему наши дети так быстро поддаются соблазну? Вот это меня страшно беспокоит. В нашем селе любому из нас поручали проводить девушек до дома после вечеринки. Нам верили. Мы в жизни не сказали бы им непристойного. А сейчас в Грозном буквально под окном юнцы такую блатную серенаду заводят, аж весь дом краснеет от стыда. Помню, как всадник на окраине нашего села спешивался и шел спокойно, чтобы его лошадь не поднимала пыль. Если он зять, тем более. А сейчас любой зять так разгонится в селении тестя, что его с помощью ГАИ ловить приходится. Сейчас на все есть воля, свобода. Мечети, отличные дороги, магазины, прохладительные напитки. Даже для женщин у нас и в селах фитнес-клубы. Власти во всем каноны ислама соблюдают. В России нет таких школ, как у нас: со всеми удобствами, кабинетами, бассейнами, компьютерными классами. В самых мусульманских странах нет столько мечетей, как у нас. Столько у нас молодых ученых алимов. Одних хаджей у нас каждый год по 3 тысячи добавляется, скоро от них и шапке упасть будет некуда. По жилью мы уже перешли норму обеспеченности. У нас в столице пустуют дома и целые участки. Что еще надо?! Вот об этом хотелось сказать родителям, чтобы бережливыми воспитывали своих чад. Расскажите им, через какие адские муки мы прошли, создавая им этот комфорт. Власть делает все, что зависит от нее. Но общество наше пока отстает в развитии. Это хотелось подчеркнуть. Вот мы сегодня субботники проводим. В Старых Промыслах мы три года назад построили три дома и заселили туда людей. Сегодня, увидев эти дома, я был поражен. Ни один подъезд не покрашен, заборы в старых наших красках. Деревья не побелены. Вот эту безалаберность видеть мне было тяжело… У моей матери до 300 голов разной птицы бывало. А сейчас редко где по утрам кукарекает петух. У нас пастбищ сельских так много, а скота мало. Вот о такой неадекватной ответственности власти и народа хотелось сказать. Вот мы на месячном субботнике очистили город. У меня был 47-й сектор. Сколько мы там хлама и свалок поубирали. А местные жители никакого угрызения совести не чувствовали… Когда у нас строили столько жилья? Никогда. Да и в тех домах, кроме санузла, никаких удобств не было. И земельные участки ни за какие деньги не давали. Мы же помним, как за самозахваты людей сажали. Солому нельзя было с поля везти, чтобы саман замесить. У отдельных такие иждивенческие настроения появились, мол, у меня трое детей, создайте мне условия. Что она их, по заказу государства рожала что ли?! Такие профессии, как сеяльщик, тракторист, скотник, не востребованы. А сельского пастуха днем с огнем искать надо. Самая прибыльная работа даже и сегодня. В месяц до 50-100 тысяч рублей зарабатывает. Нет, здоровый бугай коров пасти не хочет. У него дети, давай ему жилье в Грозном за счет государства. Конечно, команда Кадырова над проблемой работает. Нравственное воспитание поднято на высший уровень. Духовная жизнь людей налажена. Но без родительской опеки дети, как говорится, сироты. Нам нельзя забывать свои традиции. Конечно, со стороны слышны голоса, мол, мы националистов воспитываем. Нет, дорогие, это идет возрождение культурных ценностей чеченского народа. Сегодня Глава Республики возрождает третью титульную нацию страны, чтобы честно, равно жить вместе со всеми народами в Российской Федерации. Это главная цель Рамзана Ахматовича Вел беседу Тимур ГАПУРАЕВ

www.ChechnyaTODAY.com

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет