доллар    56.25 $
евро 63.09 €
26 мая, 02:56
Погода в Грозном +10 в Грозном

Оборона Брестской крепости – пример мужества и стойкости

4 августа в 12:32 (2008 г.)
Ошаев Халид Дудаевич, классик чеченской литературы, родился 1 января 1898 года в селе Старые Атаги. Начало его творческой деятельности совпало с бурными революционными событиями в крае и стране. О них - первое крупное произведение Ошаева — роман “Пламенные годы”. Но особое место в творческом наследии Ошаева занимает его книга “Брест – орешек огненный”. Это – результат многолетнего исследовательского труда. Писатель поставил  задачу установить имена чеченцев-участников героической обороны Брестской крепости в первые дни Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Для этого он объехал десятки городов и поселков России, встречался и переписывался со многими очевидцами. В результате Х. Ошаев установил фамилии 300 чеченцев-защитников Брестской Крепости. Книга Халида Ошаева “Брест — орешек огненный” вышла в свет в 1990 году. В книге впервые был опубликован поименный список всех выходцев из Чечено-Ингушетии, защитников крепости-героя. Эта книга, вместе с другими произведениями Ошаева о войне, показала вклад чеченского народа в победу над фашизмом. В суровые годы войны чеченский народ наравне со всеми отстаивал свободу и независимость нашего Отечества. Старая крепость над Бугом. Здесь первый свой шаг сделала война. Здесь пролегли первые метры многотрудного и славного боевого пути Советских Вооруженных Сил к великой победе. Гитлеровская армия большое значение придавала быстрому захвату Брестской крепости, оказавшейся на пути главного удара группы армий «Центр». Крепость намечено было захватить в первые часы войны. Фашисты были уверены, что она будет занята с ходу. И основания к этому были: во-первых, крепость стояла на самой границе Советского Союза; во-вторых, нападение готовилось в глубокой тайне и проведено было совершенно внезапно, когда гарнизон крепости безмятежно спал; в-третьих, враг был втрое сильнее – здесь действовали отборные 45, 31, 34-я немецкие пехотные дивизии. В ночь на 22 июня 1941 г. в Брестской крепости располагались отдельные подразделения 6-й и 42-й стрелковых дивизий, 33-го инженерного полка и 17-го пограничного отряда. В результате вероломного и внезапного нападения врага 3,5 тыс. человек, державших оборону крепости, оказались в окружении. Первый внятный приказ о начале боевых действий против вероломно напавшей фашистской Германии из Москвы был отдан только через 6 часов после начала гитлеровской агрессии, то есть, когда уже воочию стало ясно, что началась самая настоящая война. Штурмовала Брестскую крепость полностью укомплектованная немецкая 45-я пехотная дивизия (около 17 тысяч солдат и офицеров), которая наносила лобовые и фланговые удары во взаимодействии с частью сил 31-й пехотной дивизии, на флангах основных сил действовали 34-я пехотная и остальная часть 31-й пехотной дивизий 12-го армейского корпуса 4-й немецкой армии, а также 2 танковые дивизии 2-й танковой группы Гудериана при активной поддержке авиации и частей усиления, имевших на вооружении тяжелые артиллерийские системы. Нападение началось в 4 часа 15 минут утра массированной бомбежкой эскадрильями 2-го немецкого авиационного флота с одновременным открытием ураганного огня артчастями трех наступавших пехотных дивизий и поддержкой многочисленных артбатарей танковой группы генерала Гудериана. Арт-огонь велся по заранее до дюйма рассчитанным целям – расположениям личного состава гарнизона крепости. Хотя задача захвата крепости была поручена хваленой 45-й армейской дивизии, год назад бравшей Париж, и она в значительной части состояла из земляков Гитлера (Шикльгрубера), и нападение было произведено на спящих бойцов, 45-й дивизии не удалось захватить крепость ни через два часа, ни через два дня, ни через двенадцать дней. 45-я немецкая дивизия старалась следовать общей задаче, поставленной ей командованием, нанести внезапный сильный удар по спящим солдатам противника, ошеломить, смять и парализовать у них всякую волю к сопротивлению. Группа «Центр», наступавшая с запада, состояла из 50 дивизий и 2 моторизованных бригад. Из них 29 дивизий и 3 артиллерийские бригады были развернуты в полосе фронта на 150 километров… Вместе с ними двигалась огромная танковая группа генерала Гудериана. Вся эта армейская махина из людей и машин, сосредоточенная на небольшом отрезке фронта, поддерживалась армадой 2-го немецкого воздушного флота, которая, хотя и имела прямую задачу уничтожить в первые же часы войны наш воздушный флот на аэродромах, но уделяла и крепости достаточное количество бомбового груза. Противник в течение получаса вел ураганный прицельный артобстрел по всем входным воротам в крепость, предмостным укреплениям и мостам, по артиллерии и автопарку, по складским помещениям с боеприпасами, медикаментами, продовольствием, по казармам, домам начальствующего состава, передвигая шквал артогня каждые 4 минуты на 100 м вглубь крепости. Следом шли ударные штурмовые группы врага. В результате артобстрела и пожаров большинство складов и материальная часть, многие другие объекты были уничтожены или разрушены, прервалась связь. Значительная часть бойцов и командиров была выведена из строя в самом начале военных действий, гарнизон крепости расчленен на отдельные группы. В первый день никто не замечал ни голода, ни жажды. Но со второго дня жажда стала невыносимой. Дело в том, что в ночь перед нападением немецко-фашистские диверсанты, скрывавшиеся в городе Бресте, вывели из строя водопровод и электростанцию. От стен «кольцевой казармы» в любом месте до воды было всего 7-8 метров, но эти метры находились под непрерывным наблюдением немцев, сидевших на другом берегу наведенными автоматами. По свидетельству противника, “сюда нельзя было подступиться, имея только пехотные средства, так как превосходно организованный ружейный и пулеметный огонь из глубоких окопов и подковообразного двора скашивал каждого приближающегося”. Боевые действия в Брестской крепости продолжались с неослабевающей силой. Орудийно-минометный обстрел не прекращался в дневное время с ранней зари до наступления темноты. В первые два дня разрозненными боевыми схватками практически была охвачена вся крепость. Но постепенно отдельные узлы обороны очищали от противника ближайший к ним район, узлы сливались, завязывали связи и условливались о взаимодействии. К вечеру 24 июня неприятель был отброшен во многих пунктах. В результате этого стало возможным собрать командиров и руководителей сражающихся групп со всей крепости. Совещание происходило в одном из отсеков «кольцевых казарм», вблизи Трехарочных ворот. Было принято решение о совместной защите крепости под единым командованием. Командиром назначили капитана И.Н. Зубачева, а его заместителем по политической части - Е.М. Фомина. На этом собрании был составлен приказ ? 1 по гарнизону сражающейся крепости. Документ этот был найден спустя долгое время после окончания войны при расчистке развалин. Хранится он в музее Брестской крепости. Для защитников крепости дни и ночи слились в какое-то смутное сплошное марево, где нет ни часов, ни минут, ни сна, ни отдыха, потому что противник беспокоил, не переставая ни на минуту. 24 июня состоялось совещание командиров боевых групп, оборонявших отдельные участки цитадели. Были созданы единое командование и штаб обороны крепости. Защитники крепости не только оборонялись, используя старые крепостные сооружения и полевые укрепления, но и предпринимали контратаки, отбрасывая вражеские штурмовые группы на исходные позиции. Около двух недель небольшой гарнизон Брестской крепости в условиях острой нехватки боеприпасов, продовольствия, воды и медикаментов сковывал целую вражескую дивизию, усиленную мощной артиллерией, огнеметами, танками и авиацией. Ценой ощутимых потерь гитлеровцам удалось занять большую часть крепостных сооружений. Оставшиеся небольшие группы советских воинов продолжали упорно сопротивляться, стойко и самоотверженно отстаивая каждое сооружение, каждый подземный переход. Оставалось только одно решение - голодом и жаждой принудить русских сдаться в плен... Гитлеровцы целую неделю методически атаковали крепость. Советским воинам приходилось отбивать по 6-8 атак в день. Фашисты пустили в ход танки, огнеметы, газы, поджигали и скатывали с внешних валов бочки с горючей смесью. Горели и рушились казематы, нечем было дышать, но когда в атаку шла вражеская пехота, снова завязывались рукопашные схватки. В короткие промежутки относительного затишья в репродукторах раздавались призывы сдаваться в плен. Находясь в полном окружении, без воды и продовольствия, при острой нехватке боеприпасов и медикаментов гарнизон мужественно сражался с врагом. Только за первые 9 дней боев защитники крепости вывели из строя около 1,5 тысяч солдат и офицеров противника. К концу июня враг захватил большую часть крепости, 29 и З0 июня гитлеровцы предприняли непрерывный двухсуточный штурм крепости с использованием мощных (500 и 1800-килограммовых) авиабомб. В Цитадели 30 июня гитлеровцы схватили тяжелораненых и контуженых капитана Зубачева и полкового комиссара Фомина, которого фашисты расстреляли недалеко от Холмских ворот. 30 июня после длительного обстрела и бомбежки, завершившихся ожесточенной атакой, гитлеровцы овладели большей частью сооружений Восточного форта, захватили в плен раненых. После общего штурма 29—30 июня немцам удалось овладеть главными укреплениями. Но защитники крепости еще почти три недели, находясь в полной изоляции, за сотни километров от линии фронта, продолжали мужественно сражаться на отдельных участках в условиях нехватки воды, продовольствия, боеприпасов и медикаментов. Оборона Брестской крепости стала первым, но красноречивым уроком, который показал немцам, что их ожидает в будущем. Отдельные узлы сопротивления обороняли крепость и через двадцать дней, когда передовые, наступающие немецко-фашистские армии были уже за Минском. Такого у гитлеровцев раньше не было. Движущимся с запада немецко-фашистским войскам приходилось обтекать сражающийся Брест, слушая грозную музыку боя, который вели стоящие насмерть красноармейцы. Они сражались до последнего патрона, до последнего вздоха, до последней капли крови. На стене одного из казематов цитадели была найдена волнующая надпись: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина! 20.07.1941 г.» Около месяца продолжалась героическая оборона Брестской крепости. Среди участников героической обороны были воины свыше 30 наций и народностей Советского Союза. Один за другим захватывались врагами отдельные узлы сопротивления, в которых оставались лишь тяжелораненые. Их добивали, а способных двигаться уводили в плен. Последний узел обороны у восточных ворот прекратил сопротивление 12 июля. С этих пор только одиночные бойцы или маленькие группы в 2-3 человека продолжали время от времени выходить из подвалов и казематов и обстреливать немцев, занявших крепость. Так до конца боролся майор П.М. Гаврилов. Захвачен он был врагами в бессознательном состоянии через 32 дня после начала войны, когда умирал от жажды, истощения и ранений. Но и позже 20-х чисел июля в крепости продолжали сражаться советские воины. Последние дни борьбы овеяны легендами. К этим дням относятся надписи, оставленные на стенах крепости ее защитниками: “Умрем, но из крепости не уйдем!”, “Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина! 20.07.1941 г.” Ни одно из знамен воинских частей, сражавшихся в крепости, не досталось врагу. Противник вынужден был отметить стойкость и героизм защитников крепости. В июле командир 45-й немецкой пехотной дивизии генерал Шлиппер в “Донесении о занятии Брест-Литовска” сообщал: “Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к сопротивлению”. Полагают, при обороне Брестской крепости погибло свыше двух с половиной тысяч бойцов Красной Армии из предположительно находившихся там трех с лишним тысяч. Часть людей вырвалась из окруженной крепости во время прорывов, другая часть бойцов, оставшихся в живых, в большинстве своем попала в гитлеровский плен ранеными. По многочисленным свидетельствам, воспоминаниям и документам, немецким источникам, гитлеровцы потеряли более двух-трех тысяч солдат и офицеров. На встрече с участниками форума “Россия на рубеже веков: надежды и реалии” Владимир Владимирович Путин сказал, что не многие знают, что одна треть защитников Брестской крепости состояла из чеченцев. Это признание стало откровением не только для отечественных журналистов, но и для многих иностранных гостей, принимавших участие в работе форума. Исторический факт - в октябре 1939 года и в феврале 1940 года сотни юношей из Чечено-Ингушетии были призваны в Красную Армию, и направлены в распоряжения командиров стрелковых полков, входивших в гарнизон Брестской крепости. И вот на рассвете 22-го июня 1941 года перед покорителями почти всей Европы, за плечами которых были победные марши на улицах Варшавы, Брюсселя, Амстердама, Парижа, стояла Брестская крепость, в которой несли службу представители около 30-ти национальностей, в том числе и призывники из Чечни. Эти отважные сыны Родины, предки которых не дрогнули перед несметной конницей сарматов, не побежавшие от нашествия великого Чингисхана, не покорившиеся кривым мечам орды Тамерлана, теперь стояли насмерть плечом к плечу с русскими, украинцами, ингушами и многими другими представителями различных национальностей против немецких агрессоров. Несмотря на неожиданность, большие потери и гибель большого количества командиров, личный состав гарнизона проявил мужество и неожиданное упорство для немцев. Все пути отхода были отрезаны, и уже в первые дни крепость оказалась в глубоком тылу. В течении всего дня 22-го июня защитники Брестской крепости отбили 8 атак противника. Немцы понесли высокие потери, и им пришлось отступить, а военные действия начали приобретать характер осады. Кольцо вокруг защитников Брестской крепости сжималось с каждым днем, упорство немцев возрастало, а число защитников Брестской крепости становилось все меньше и меньше. В результате кровопролитных боев и понесенных потерь крепость распалась на ряд изолированных очагов сопротивления. Уроженцы Чеченской Республики, как и все защитники Брестской крепости, находясь в полном окружении без воды, продовольствия, при острой нехватки боеприпасов и медикаментов, героически сражались с агрессором. «В эти тяжелые дни, - вспоминал Абдул-Кахир Шабуев из Надтеречного района Чеченской Республики, - несколько сот бойцов на третий или четвертый день предприняли попытку вырваться из осажденной крепости. Однако уйти сумели лишь около 50 человек. Они догоняли уходящую на восток Красную Армию. По рассказам другого очевидца, Сайд-Хасана Бейтимирова, тоже одного из немногих выживших участников обороны Брестской крепости, здесь служили в основном новобранцы из Урус-Мартановского, Гудермесского, Малгобекского, Итум-Калинского, Надтеречного, Шатойского районов ЧИАССР. Помощник комвзвода Айнди Лалаев из села Толстой-Юрт Надтеречного района Чеченской Республики, по воспоминаниям однополчан, несколько раз поднимал бойцов в атаку у Кобринских ворот. В последний раз его видели отстреливающимся у гарнизонного клуба. Братья Магомед и Висаит Узуевы - уроженцы села Итум-Кале Чеченской Республики. Магомед был одним из первых, кто принял на себя удар немецкой армии. Узнав, что брат находится в окружении врага в крепости, Висаит, находившийся в это время на учениях, решил прорываться к нему. О его дальнейшей судьбе ничего не известно. Висаит до сих пор числится без вести пропавшим. Старший Узуев не раз поднимал бойцов в атаку и героически погиб в стенах цитадели Брестской крепости. О легендарных воинах Брестской крепости страна узнала только после освобождения Белоруссии. В освещении хронических событий того времени сыграл большую роль советский писатель Сергей Смирнов, автор книги “Брестская крепость”. Он встречался со многими участниками и свидетелями тех событий. Но дотошный и скрупулезный исследователь трагедии Брестской крепости и словом не обмолвился о бойцах-чеченцах, которые также сражались вместе с другими защитниками и погибли почти в полном составе. Мужественное сражение чеченцев в Брестской крепости советская власть долгое время умалчивала. Депортированный народ, клейменный как враг “строя”, сам по себе не мог быть героическим. В центре Брестской крепости есть стела, под которой находятся останки 850 воинов-защитников. Известны имена 222 человек, чьи инициалы высечены золотом на плитах мемориала. Среди них всего лишь трое уроженцев Чеченской Республики - А. А. Малаев, М. Я.Узуев и С. М. Абдарахманов. Магомед Узуев - уроженец Итум-Калинского района - один из тех пограничников, кто в 1941 году первым принял на себя удар фашистской армии и героически погиб, обороняя Брестскую крепость. В 1996 году Указом Президента РФ ему посмертно было присвоено звание Героя Российской Федерации. Вспоминаются слова неизвестного автора- “Война закончилась парадом, Героям звезды вручены, Лишь горцев кровные награды, Остались в сейфах той войны». По свидетельствам оставшихся в живых участников героической защиты, по скудным документальным данным штабных архивов, по различным косвенным заключениям и доказательствам, имеющимся в музее обороны крепости-героя, известно, что за все дни боев в цитадели и примыкающих к ней трех укрепрайонах: Кобринском, Тираспольском и Холмском – погибло свыше двух тысяч советских бойцов и офицеров. И в их числе – более 300 воинов Чечено-Ингушетии, известных на сегодняшний день. Трудно сказать, где появилась она впервые, но, передаваемая из уст в уста, она вскоре прошла по всему тысячекилометровому фронту от Балтики до причерноморских степей... Это была волнующая легенда. Рассказывали, что за сотни километров от фронта, в глубоком тылу врага, около города Бреста, в стенах старой русской крепости, стоящей на самой границе СССР, уже в течение многих дней и недель героически сражаются с врагом наши воины. Говорили, что противник, окружив крепость плотным кольцом, яростно штурмует ее, но при этом несет огромные потери, что ни бомбы, ни снаряды не могут сломить упорства крепостного гарнизона и, что советские воины, обороняющиеся там, дали клятву умереть, но не покориться врагу и отвечают огнем на все предложения гитлеровцев о капитуляции. В те тяжкие, суровые дни отступления она глубоко проникала в сердца воинов, воодушевляла их, рождала в них бодрость и веру в победу. И у многих, слышавших тогда этот рассказ, как укор собственной совести, возникал вопрос: “А мы? Разве мы не можем драться так же, как они там, в крепости? Почему мы отступаем?” Бывало, что в ответ на такой вопрос, словно виновато подыскивая для самого себя оправдание, кто-то из старых солдат говорил: “Все-таки крепость! В крепости обороняться легче. Стены, укрепления, пушек, наверно, много. Вот и дерутся так долго”. (Из романа С.Смирнова “Брестская крепость”). “Отражая вероломное и внезапное нападение гитлеровских захватчиков на Советский Союз, защитники Брестской крепости в исключительно тяжелых условиях проявили в борьбе с немецко-фашистскими агрессорами выдающуюся воинскую доблесть, массовый героизм и мужество, ставшие символом беспримерной стойкости советского народа”. (Из Указа Президиума Верховного Совета СССР от 08.05.1965). 28 июля 1944 г. в ходе белорусской наступательной операции советские войска штурмом освободили Брест. За исключительные заслуги защитников Брестской крепости перед Родиной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 г. Брестской крепости присвоено почетное звание «Крепость-герой» с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». На территории крепости создан музей обороны Брестской крепости. 25.09.1971 г. открыт мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой». (При подготовке материала использованы книги Х. Ошаева «Брест-орешек огненный», «Слово о полку Чечено-Ингушском», а также различных Интернет-сайтов).

Лом-Али ЗАКРИЕВ
"Вести республики"
www.chechnyatoday.com
 

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет