доллар    57.39 $
евро 67.76 €
22 октября, 05:57
+9 в Грозном

Плевок против ветра

28 октября в 11:39 (2010 г.)
28.10.2010 /11:39/ НАМЕДНИ газета \"Комсомольская правда\" (10.10. 2010 г.) в статье С. Семушкина о скандальном учебном пособии \"История России 1917-2009\" опубликовала фотографию времен Великой Отечественной войны со ссылкой на безымянную немецкую газету тех лет, с изображением многочисленной группы ликующих фашистов. При этом подпись под фотографией безапелляционно утверждает, что один из танцующих фрицев с фотографии ни кто иной, как чеченец-дезертир, лихо отплясывающий лезгинку, в буйной радости от многообещающего соседства с представителями рейха. Разумеется, нет ни имени героя, ни его фамилии, в то же время в публикации явно присутствует ретивое желание в очередной раз побольнее ужалить опальных чеченцев. Подпись под этой фотографией вызвала в СМИ очередную волну чеченофобии и бурные дискуссии о массовом дезертирстве чеченцев и ингушей в годы ВОВ и обоснованности депортации этих народов «величайшим из вождей всех времен и народов». Такую же волну чуть ранее спровоцировали и книги, дискриминирующие чеченский народ, – «Большая Энциклопедия» (издательство \"Терра\") и учебник \"История России 1917-2009\", написанный профессорами МГУ А. Барсенковым и А. Вдовиным. Думается, не стоит в очередной раз пережевывать тему о том, что эти и другие участившиеся в последнее время публикации явно направлены на разжигание межнациональной розни. Эта тема обсуждалась неоднократно. Я всего лишь остановлюсь на некоторых «фактах и свидетельствах», фигурирующих в этих и подобных документах, которые являются ни чем иным, как очередными клеветническими измышлениями в адрес чеченского народа. К примеру, с подачи все тех же А. Вдовина и А. Барсенкова в последнее время всплыла информация о том, что 63 % чеченских мужчин, призванных в армию в начале Великой Отечественной войны, «нарушили присягу и стали дезертирами ». Цифра явно абсурдная. Так, согласно «Краткой справке об экономическом и политическом состоянии бывшей Чечено-Ингушской АССР за период с 1937 по 1941 гг.\", составленной уже после войны заместителем начальника МВД по Грозненской обл. Дормидонтовым для начальника 1-го Спецотдела МВД СССР А.К.Сироткина, в 24 административных районах республики (2288 населенных пунктов) проживало 387,8 тыс. чеченцев. Из этого числа (если брать средние статистические данные) число взрослого мужского населения республики примерно должно составить чуть более 90 тыс. Простой математический расчет показывает, что по мысли авторов учебника число дезертиров из чеченцев должно составить более 50 тыс. человек. Исходя из этих цифр, если учесть, что среди взрослого мужского населения из числа чеченцев вполне могли находиться инвалиды, старики и лица, просто негодные к воинской службе, то авторы учебника причислили к дезертирам практически поголовно всех чеченцев мужского пола. Но как иначе назвать такое действо, как не идиотизмом и фальсификацией чистой воды. Другой любопытный аспект фальсификации. Нынче в ходу мнение, что чеченцы в массовом порядке служили в германских частях. По этому поводу ходят и легенды о том, что существовали чуть ли не целые чеченские батальоны. По поводу мифических батальонов опять-таки обратимся к фактам и документам. А документы говорят о том, что если даже и были таковые, то овчинка, как говорится, и выделки не стоит, потому что процент чеченцев, могущих состоять на службе вермахта, должен был бы быть абсолютно ничтожным по сравнению с другими данными, которые говорят о массовом коллаборационизме граждан СССР. К примеру, по данным военного теоретика, доктора военных и исторических наук, профессора и генерала армии М. А. Гареева, в различных охранных, карательных частях, в РОА и других националистических формированиях находилось около 200 тыс. человек, из них в боевых вооруженных формированиях - более 100 тысяч. По подсчетам другого историка - Л. Репина, проведенным им по документам военного архива в Потсдаме (Германия), служить в немецкую армию пошли не более 180 тыс. советских граждан, из них примерно половина - военнослужащие, а остальные - из числа гражданского населения. Из этого числа (по данным все того же Л. Репина) по национальному составу и названию формирований численность добровольцев распределялась следующим образом: кавказские и «туркестанские» батальоны - 40 тыс. человек, дивизия СС «Галичина» - 10 тыс. чел., соединения и части РОА - 28 тыс. чел., казачьи части - 10 тыс. чел., строительные и рабочие батальоны - 15 тыс. чел., зенитные части ПВО - 5 тыс. человек. Всего - 108 тыс. человек. Добавим, что в этих документально подтвержденных подсчетах отсутствуют сведения о «хиви» - так называемых «добровольных помощниках» вермахта, набиравшихся (в том числе и принудительно) из местного населения на оккупированных территориях СССР и военнопленных и вспомогательной полиции. Более полные данные приведены в сборнике «Великая Отечественная война. 1941-1945», где утверждается, что к началу 1943 г. в вермахте насчитывалось до 400 тыс. «хиви», в службах по поддержанию порядка . 60-70 тыс. советских граждан и до 80 тыс. - в «восточных батальонах» и «восточных легионах». Всего – 540-550 тыс. человек. В итоге получается, что на службе вермахта в той или иной форме состояло в общей сложности около 800 тыс. человек из числа граждан бывшего СССР. Вот и сравните цифры (к слову, они взяты из свободных источников), которые стыдливо умалчиваются некоторыми историками (ибо надо и честь мундира блюсти), выпячивая мифические и дутые цифры. По поводу кавказцев и чеченцев, в частности, отмечу, что по данным всемирной интернет-энциклопедии «Википедия », в германской армии существовало несколько формирований, в которой служили кавказцы. Это так называемые «Грузинский легион», «Армянский легион вермахта», «Азербайджанский легион» и батальон «Бергман». А теперь подробнее о батальоне «Бергман», ибо это единственное подразделение, куда, так или иначе, могли входить представители чеченской национальности, если таковые там были. Батальон «Бергман» имел в своем составе штаб с группой пропаганды и пять стрелковых рот (1-я, 4-я и 5-я - грузинские, 2-я - северокавказская, 3-я - азербайджанская). Общая численность достигала 1200 человек, в том числе 900 кавказцев и 300 немцев. Помимо добровольцев, отобранных в лагерях военнопленных, в батальон было включено около 130 грузин-эмигрантов, составлявших специальное подразделение абвера «Тамара II». Из этого списка в данном конкретном случае для нас представляет 2-я северокавказская рота, в которой и могли находиться чеченские коллаборационисты. Получается всего лишь одна рота, да и то общая – северокавказская. Штатная численность стрелковой роты вермахта (основное подразделение германской пехоты) в 40-х гг. прошлого века обычно составляла в среднем 190 человек. Естественно, штаты подразделений и частей очень часто менялись, и одновременно могло существовать несколько штатов одного и того же типа подразделений. Тем не менее, это средняя и официальная цифра (Веремеев. Вермахт. Стрелковая рота (Schuetzenkompanie). Штат № 131с от 1.2.1941 г. (K.St.N.131c (1.2.1941). В итоге получается, что не только чеченцев, но и всех представителей Северного Кавказа (кабардинцев, осетин, дагестанцев, карачаевцев, балкарцев и далее по всему списку) было не более 200 человек. Более того, при этом даже точно и неизвестно, были ли в этой роте чеченцы и если «да», то их точное количество. По утверждению английского историка Николая Толстого, \"в 1946 году на Западе находилось предположительно около 80 тысяч (советских) мусульман\", но сколько среди них было именно чеченцев и ингушей, неизвестно. Тем не менее, трудно отрицать, что наверняка были и наверняка - крайне ничтожное число. При всем при этом это самое «неизвестное число» в сопоставлении с цифрами, приведенными чуть выше, поражает, особенно на фоне «около 800 тыс. советских граждан», даже общая цифра «около 200 северокавказцев » меркнет катастрофическим образом. Какие только бредни и подогнанные факты в кампании по дискредитации чеченского народа не приводят злопыхатели и сторонники пропаганды чеченоненавистнической идеи. Так, в свое время, на скорую руку был запущен факт о том, что именно чеченцы подарили Адольфу Гитлеру белого коня. При этом не удосужились сообразить, что Чечено-Ингушетия не была даже оккупирована германской армией. В СМИ активно распространяются также слухи о том, что чеченцы издавали газету прогитлеровской ориентации. Ну да! Такая газета издавалась, но не чеченцами, а противниками большевистской идеи из числа кавказцев. В этом бреде, распространяемом через СМИ, утрирован и подан в искаженной форме факт того, что под эгидой немецких спецслужб в Берлине в свое время действовала партия кавказских борцов, в которую входили представители 11 народов Кавказа (!), которая провозгласила лозунг \"борьбы с большевистским варварством и русским деспотизмом\". Там же издавалась и газета \"Газават\", но занимались этим в основном эмигранты периода Гражданской войны. Другой вопрос, что в их число входил и известный политолог и диссидент, идейный борец со сталинским режимом А. Авторханов, который перешел границу не в ходе войны, а задолго до ее начала. Однако такие детали смазывают картину, и потому они просто не подаются. В то же время этими же злопыхателями преднамеренно умалчиваются другие факты, которые говорят об обратном. К примеру, о том, что в августе 42-го под Сталинградом воевал и погибал 255-й отдельный Чечено-Ингушский кавалерийский полк. Только за два дня боев, 4-5 августа, полк потерял 308 человек во главе с заместителем командира полка старшим политруком Имадаевым. Отмахиваются клеветники и от факта того, что в пограничном гарнизоне Бресте на момент нападения немцев находилось более 200 солдат из Чечено-Ингушской АССР, которые не посрамили воинскую честь и покрыли себя славой. Да мало ли подобных примеров мужества и героизма чеченских воинов на фронтах Отечественной. Всего по данным доктора исторических наук Хаджи-Мурата Ибрагимбейли: «На фронтах сражались более 30 тыс. чеченцев и ингушей. В первые недели войны в армию ушли более 12 тыс. коммунистов и комсомольцев - чеченцев и ингушей, большинство из которых погибли в боях». И это, несмотря на то, что призыв вскоре был приостановлен, а солдаты и офицеры в массовом порядке отзывались с фронта. Так, в период депортации в феврале 1944 года армейским чинам была дана команда потихоньку «изъять» из боевых частей всех офицеров-чеченцев и привезти в Москву. Здесь, в Москве, им и сообщили, что они вместе со своим народом подлежат депортации в Казахстан и Киргизию. Известен факт о том, что, узнав эту страшную новость, сто боевых офицеров-орденоносцев чеченцев ранним утром пришли на заснеженную Красную площадь и встали строем в надежде, что кто-то из высшего руководства заинтересуется этим необычным парадом и выслушает их. Они простояли весь день, были окружены ротой НКВД и, уже под стражей, наткнулись на выходившего из Кремля маршала К. Рокоссовского. Благодаря его вмешательству этих чеченцев вернули в части с сохранением всех наград и званий. О таких примерах мужества и героизма чеченцев на фронтах Отечественной можно рассказывать долго, но нет в этом особой необходимости. Все эти факты известны и общедоступны, несмотря на то, что странным образом напрочь забываются, когда возникает необходимость оболгать чеченский народ и оправдать преступления сталинского режима. Приведу лишь один из множества документов, свидетельствующих об уже трудовом вкладе чеченского народа в противостоянии фашизму. Вот он: «Секретарю Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) товарищу ИВАНОВУ Председателю Совнаркома Чечено-Ингушской АССР товарищу МОЛЛАЕВУ Передайте колхозникам и колхозницам Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республики, собравшим 12 миллионов рублей на строительство дивизионов бронепоездов имени Асланбека Шеримова (Шерипова - прим. авт.), - мой братский привет и благодарность Красной Армии. И. СТАЛИН. Москва, Кремль. 26 января 1943 г.» Обратите внимание на дату документа - до высылки чеченцев и ингушей оставалось чуть больше года… Относительно учебника и энциклопедии, тенденциозность не столько в изложенных фактах, сколько в их подаче и в оценках. Авторы вообще геополитические соображения ставят выше общечеловеческих. Они готовы оправдывать преступления сталинского режима целесообразностью по принципу «так надо». Тем не менее, депортации 1940-х годов остаются государственным преступлением режима, независимо от того, сколько процентов дезертировало из чечено-ингушских национальных формирований. По большому счету, точку в этом вопросе поставил в свое время «Закон о реабилитации репрессированных народов» и все попытки сделать ревизию этого документа не что иное, как попытка плюнуть против ветра и оболгать реабилитированные народы. Подобные инсинуации грубейшим образом нарушают статью 4 действующего закона РСФСР \"О реабилитации репрессированных народов\" от 26 апреля 1991 года. В ней сказано: \"Не допускается агитация или пропаганда, проводимые с целью воспрепятствования реабилитации репрессированных народов. Лица, совершающие подобные действия, а равно подстрекающие к ним, привлекаются к ответственности в установленном законом порядке\". Как известно, в свое время Уполномоченный по правам человека в ЧР Нурди Нухажиев, в соответствии со статьями 43 и 44 Закона Российской Федерации \"О средствах массовой информации\", потребовал от газеты \"Комсомольская правда\" опровержения фотографии чеченца, танцующего в немецкой форме. Опровержения не последовало. Теперь дело за ветром – вернуть плевок автору. Насколько известно, правозащитник готовится к судебным искам по этому факту и ряду аналогичных поводов. Адвокатом с чеченской стороны в очередной раз выступит молодой, но весьма перспективный и подающий надежды М. Мусаев. Своевременное и нужное требование Нухажиева - не истерика «по поводу» (как утверждают некоторые), а правомерный поступок и цивилизованный способ защиты чести и достоинства целого народа. В конце концов, не в морду же автора собирается бить. Что поделаешь? Ну не умеют на Кавказе (да и не желают) утираться плевком и застенчиво утверждать, что это божья роса. Суд как раз-таки и выявит объективность утверждений и правоту сторон. На то и существуют судебные инстанции, чтобы определить, кто прав и кто нет. Напомню, что в апреле нынешнего года Н. Нухажиев и адвокат М. Мусаев успешно судились с издательством «Терра», выпустившим энциклопедию с откровенно экстремистскими высказываниями в адрес чеченского народа. А авторы учебного пособия для студентов высших учебных заведений \"История России. 1917-2009\", доктора исторических наук, профессора МГУ А. Барсенков и А. Вдовин, обвиненные ими же в фальсификации истории и клевете на чеченский народ, уже признали, что при написании учебника воспользовались непроверенными данными. Тем не менее, точки в этом вопросе ставить рановато. Если грязные инсинуации в адрес целого народа будут внедрены в общественное сознание (что уже по сути происходит) и, более того, проползут во всевозможные учебники и энциклопедии, а клеймо, которое пока еще только обжигается, будет проставлено навеки и его уже не отмыть. Именно поэтому действия, которые предпринимаются Аппаратом Уполномоченного по правам человека в ЧР и адвокатом М. Мусаевым, мне, как автору этой публикации, представляются архиважными. Более того, посмел бы отметить, что задача защиты чести и достоинства народа не должна быть заботой одного-двух представителей «лиц чеченской национальности », а должна быть, как представляется, комплексной и продуманной системой защиты от массового извращения чеченской истории. Отсюда вытекает идея подавать в суды не по одному-двум делам (подобных дел тысячи, если не меньше), а по факту наличия подобных нарушений. Это предложение возникло в социальных сетях в ходе обсуждения темы беспардонной клеветы на чеченский народ и мотивировано тем, что в республике наблюдается огромное количество молодых людей с юридическим образованием, которые просто не могут найти приложения своим профессиональным навыкам и постепенно теряют квалификацию. Думается, что будет целесообразным для этой части специалистов создать обширную практику легальной борьбы чеченских адвокатов с любыми проявлениями чеченофобии на необъятных просторах нашей страны. При этом следует добавить, что все расходы по судопроизводству, включая транспорт, проживание, завтрак, обед и ужин, по решению суда, всегда несёт виновная сторона. Следовательно, это будет не только полезный урок с целью повышения правосознательности некоторых «доброжелателей», но и полезной практикой для начинающих или практикующих юристов. Такая постановка вопроса, на первый взгляд, может показаться невыполнимой и нереальной, но она, как думается, при правильной организации и определенном походе вполне осуществима, ибо сказано: «Дорогу осилит идущий».

www.ChechnyaTODAY.com

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет