доллар    56.45 $
евро 63.13 €
30 мая, 10:25
Погода в Грозном +17 в Грозном

Театр моего детства

22 ноября в 11:33 (2010 г.)
22.11.2010 /11:28/ В феврале 1938 года Грозненский театр кукол получил официальный статус. Когда я задумала написать эту статью, даже ожидать не могла, что моя детская память сохранит на протяжении стольких лет фамилии актеров, названия спектаклей и все, что связано с театром, который дарил всем детям праздник и радость.

6-летним ребенком я впервые переступила порог этого сказочного мира, и долгие-долгие годы, без малого 25 лет, мое детство, юность и молодость были неразрывно связаны с этим театром. Бывает так, что работа родителей, их профессия, не затрагивает их детей. Ходят папа с мамой на работу, получают зарплату, ребенок знает, где они трудятся и на этом его интерес к этому заканчивается. А случается, что профессия родителей заражает ребенка. Вот и меня отец с мамой заразили волшебным миром театра.


В 6 лет мама записала меня в музыкальную школу. Она была твердо убеждена, что развитие и воспитание ребенка зависят и от семьи, и от того, чем он увлекается. Я посещала класс фортепиано и за неимением музыкального инструмента дома, мне приходилось заниматься на театральном пианино, разучивая гаммы и всевозможные этюды. Музыкальную школу не любила, но это была причина моего хождения в театр четыре раза в неделю. Пока шла репетиция, и мама была занята, я должна была самостоятельно погружаться в мир музыки. Наскоро выучив очередную музыкальную пьесу, я приступала к обходу всех цехов театра.

К сожалению, у Республиканского театра кукол никогда не было своего помещения. В те годы он располагался на первом этаже в здании Дворца пионеров (ныне мэрия г. Грозного).
Если все театры начинаются с вешалки, то этот храм Мельпомены начинался с огромного вестибюля, в самом углу которого находился кабинет директора. Я сейчас понимаю, что кабинетом руководителя его можно было назвать с очень большой натяжкой. Это был «пенал», в котором еле-еле умещался стол директора, и с одной стороны стояло несколько стульев в ряд. В 60-е годы директором Республиканского


театра кукол был

Дмитрий Лимарев. Он мне напоминал доктора Айболита: такая же бородка, за стеклами
очков живые и очень добрые глаза. Двери его кабинета всегда были открыты настежь и каждый артист, режиссеры, уборщицы могли зайти со своими проблемами, за советом и помощью к нему.

 У меня этот удивительный человек оставил особые воспоминания. Я пошла в первый класс, совмещать школу и музыку было довольно-таки трудно, и наличие музыкального инструмента только в театре являлось очень уважительной причиной моих посещений туда четыре раза в неделю. И вот я прихожу со школы, беру папку с нотами и бегом в театр. В вестибюле меня встречает

дядя Лимарев и строгим голосом спрашивает: «Какие оценки ты получила сегодня?». Если я отвечала, что «пять», то он начинал в этот огромном вестибюле на глазах у всех сотрудников танцевать лезгинку, ну, а если я, потупив взор, нарочито печально, но лукаво отвечала «два», то он падал в кресло, хватался за сердце и громко-громко просил лекарство.

До последних дней своей жизни этот замечательный человек руководил театром кукол.

А вот главного режиссера театра Александра Балабанова я очень боялась. Он был огромного роста, всегда ходил угрюмо-задумчивый, и когда я с ним сталкивалась, он, строго посмотрев на меня, спрашивал: «Ты занималась сегодня музыкой?». Я от страха начинала часто-часто кивать головой, а он, спрятав улыбку, хвалил. Этот с виду сердитый, но в душе очень добродушный и любящий детей человек, будучи серьезно болен, до последних дней своей жизни оставался на посту главного режиссера

В те годы в театре было две труппы: русская и чеченская. К сожалению, память сохранила больше тех, кто работал в чеченской труппе. Вера Ткачева, Александра Ибрагимова, Евгения Тааль. Казачка, русская и эстонка, в совершенстве владеющими чеченским языком, были замужем за чеченцами и навсегда связали свою жизнь и с республикой и с этим театром, Т. Закриев, М.Албастов, С.Шаипова – все они внесли огромный вклад в развитие театрального искусства для детей.

Я выучила в то время весь этап подготовки спектакля к выпуску. Сначала была читка пьесы и разучивание ролей, потом уже на сцене отрабатывались различные мизансцены и самое интересное – это сдача спектакля, когда приходили серьезные дяди и тети, садились в пустом зале и смотрели спектакль. Потом было обсуждение и вердикт: принимать или нет работу актеров. «Лампа Алладина», «Любопытный слоненок», «Белая роза», «По щучьему веленью», «Конек-Горбунок» и многие другие спектакли, которые учили детей отличать добро от зла, верить, что справедливость всегда восторжествует. Какие это были интересные, красочно поставленные сказки! И благодаря талантливой игре актеров куклы оживали.

Наскоро выполнив домашнее задание по сольфеджио, я шла в гости к тем, кто делал спектакли волшебно красивыми. Каждый цех имел свой запах: бутафорский – это запах клейстера, изготовление декораций – запах стружки и краски. А в костюмерном цеху принцесс одевали в ослепительно красивые платья, злодеи становились еще страшнее в черных нарядах, а зверюшек облачали в шерстку.

Но самое таинственное место было под сценой, где всегда горела одна очень тусклая лампочка. От этого подвал выглядел страшным подземельем. Там находился реквизит и куклы уже снятых с репертуара спектаклей. Они лежали в каких-то коробках заброшенные, уже никому не нужные. Мне было их очень жаль.

Во время сдачи спектакля, когда строгие дяди и тети выносили приговор новому спектаклю, я бежала за кулисы, брала на руки кукол нового спектакля и, гладя их, успокаивала, что все будет хорошо, и они не скоро попадут под сцену.

Детский театр и новогодние каникулы – это две неразрывно составляющие самого замечательного праздника. Подготовка в театре к новогодним утренникам начиналась задолго. Привозили настоящую живую елку и устанавливали в середине зрительного зала. Все сотрудники театра, от директора до уборщицы, принимали участие в украшении новогодней красавицы. И это не была какая-то обязанность. Зачастую вешанье игрушек перерастало в творческий процесс: то там, то тут вспыхивали споры - на какой ветке какая игрушка будет лучше смотреться.

Незаменимыми Дедом Морозом и Снегурочкой были актеры русской труппы - супруги Павел и Элла Райковы. Эта была удивительно красивая пара: огромный Дед Мороз и нежная, вся бело-воздушная Снегурочка. Новогодние утренники в Республиканском театре кукол заказывали предприятия, заводы, учреждения для детей своих работников. После представления и хороводов вокруг елки все выходили из зала и фотографировались с Дедом Морозом.. По углам огромного вестибюля стояли деревянные домики, в которых переодетые в костюмы сказочных персонажей актеры раздавали детям подарки. В воздухе витал самый новогодний запах - запах мандаринов. В день было по три-четыре представления, но ни усталость, ни плохое самочувствие не могли позволить актерам испортить детский праздник. Я это понимаю сейчас, уже с высоты своего возраста, насколько тяжела и ответственна актерская профессия, и не устану повторять – особенно актеров-кукловодов.

Но больше всего мне нравилось ездить на выезды, когда труппа должна была давать спектакль в одном из сел республики. Запомнился автобус «Кубань». В проходе между сиденьями складывалась разборная ширма, а сзади – ящики с куклами. Особенность этих автобусов была в том, что летом они нагревались как печки, а зимой продувались со всех сторон. Актеры подъезжали к сельскому дому культуры. В те годы это были, особенно в отдаленных горных районах, ветхие, отапливаемые дровами, одноэтажные здания. И случалось так, что к приезду актеров, в помещении было очень холодно: то ли дров не было, то ли просто лень было обеспечить элементарным теплом актеров.

 Многие люди полагают, что профессия актера – это сплошные праздники, череда цветов, аплодисментов. Но, в первую очередь – это тяжелейший труд, особенно актеров-кукловодов. Попробуйте в пальто (если в клубе холодно) с вытянутой вверх рукой, на которую надета кукла, простоять 40-50 минут! Кстати, в таких случаях актеры имели полное право отказаться играть спектакль и уехать. Но никогда, ни при каких обстоятельствах актеры Республиканского театра кукол не лишали ждущих их сельских ребятишек праздника. Дороги отдаленных высокогорных сел зимой заносило снегом, и громоздкая, неповоротливая «Кубань» не могла осилить этот тяжелый, а порой и опасный путь, когда с одной стороны нависают скалы, а с другой – пропасть. И тогда актеры несли на себе декорации, понимая, что они не вправе обмануть ожидание детей.

В конце мая каждый год чеченская труппа выезжала на 40-дневные гастроли за пределы республики. А так как это был конец учебного года, мама меня брала с собой. Все республики Северного Кавказа, Азербайджан, Грузия, Украина, Ростовская область, Краснодарский край - везде и всегда Республиканский театр кукол встречали радушно. Спектакли проходили при полном аншлаге, в газетах о чечено-ингушском детском театре писали самые лестные отзывы. Это была по праву заслуженная награда.

Шли годы. В театр пришли молодые актеры Роза Мехтиева, Ваха Ганукаев, Тамара Исаева, Руслан Хачукаев, главными режиссерами в разные годы были Харон Батукаев, Хасан Шаипов, а Хава Костоева, и в настоящее время главный режиссер театра Яраги Делаев до сих пор дарят детям радость и праздник.

Мне роднее и милее аббревиатура РТК (Республиканский театр кукол), нежели ТЮЗ. Возможно, это переименование мотивировано объективными причинами, но в моих воспоминаниях он навсегда останется Республиканским театром кукол, у коллектива которого и сейчас много проблем. Но не хочется говорить о грустном. И как в далеком детстве я взяла бы на руки куклу, оставленную за кулисами и, гладя ее, сказала: «Все будет хорошо!»

Аза Чимаева

Р.S. Эти воспоминания я посвящаю своим родителям: Чимаеву Хамиду Мадиевичу, отслужившему в Чеченском драматическом театре им.Х.Нурадилова 50 лет и Тааль Евгении Иогановне, 30 лет проработавшей в Республиканском театре кукол.
Информационное агентство "Грозный-Информ"




www.ChechnyaTODAY.com

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет