доллар    57.38 $
евро 67.48 €
18 октября, 01:35
Погода в Грозном +14 в Грозном

Белкис Бархасиева: «Мое богатство - руки и мои знания»

17 января в 10:07 (2011 г.)
17.01.2011 /10:06/ Недавно в немецкой прессе появились сообщения о "рождении" дизайнера исламского направления. Корреспондент ВК выяснил подробности, связавшись с самим дизайнером Белкис Бархасиевой. - Белкис, это правда, что о вас пишут в СМИ? - В немецкой прессе писали, что я первая дизайнер мусульманской одежды в Германии, и что мусульманское воспитание и европейское образование - многообещающий контраст. Некоторые журналисты написали о том, что я "первая в Европе", другие - что я "первая чеченка". Не знаю, что из этого, правда, они меня не спросили когда писали об этом. Знаю лишь, что в Германии еще не было мусульманских марок.

Если говорить сухими фактами, то я заканчиваю факультет дизайна одежды в Институте техники и прикладных искусств в городе Триер. Работаю над своей дипломной коллекцией и зарегистрировалась, как самостоятельный дизайнер под маркой Zabbary. Веб-страницу зарегистрировала, но она еще в работе. Мой стиль - закрытая скромная одежда. После получения диплома собираюсь заниматься развитием своей марки и в этом мне помогают семья и близкие люди. Нет никаких больших инвестиций и спонсоров, поэтому не стоит ожидать большого пиара и проплаченных гламурных статей. Мое богатство - мои руки и мои знания.

- Почему вы переехали из Чечни в Германию?


- Я родилась и выросла я в России, в Чечне. Что касается переезда в Германию, то так уж заведено у нас, что все важные решения принимают старшие в семье и мужчины, так что я не выбирала. Можно сказать, что я попала в Германию «по семейным обстоятельствам». Кроме того, я верю в предопределение, видимо, предписано это было Всевышним.

- Почему же тогда вы не осталась дома сидеть, как это делают многие чеченские женщины?


- У хозяйки большого семейства хватает работы дома и по воспитанию детей. Но не всем оно дано. Если Аллах дал женщине не так уж много детей или они уже подросли, то женщине нечем себя занять, кроме как смотреть сериалы и бегать по магазинам, растрачивая деньги, заработанные мужчиной. Шопомания, лишний вес и телемусорный ящик стали бичем современной женщины. Лень, безделье и праздность осуждаются и исламом, каждый мусульманин и мусульманка обязаны стремиться к знаниям и трудиться на незапрещенном поприще.
В такой ситуации благоразумная женщина, чтобы не стать депрессивной нудной транжирой, должна найти себе занятие по душе, будь это хобби, работа или что-то еще. Я человек очень трудолюбивый (это у меня, кстати, наследственное). Мой девиз: "Чем больше от себя требуешь, тем больше успеваешь". У меня всегда на видном месте висит стихотворение Заболоцкого "Не позволяй душе лениться".
Современная женщина может успевать быть хорошей домохозяйкой и хорошим профессионалом одновременно, ведь бытовая техника и благоустроенное жилье сняли с хрупких женских плеч многовековые заботы. Нам больше не нужно носить воду из колодца, стирать руками, махать веником, ухаживать за домашним скотом и птицей, возделывать огород, собирать урожай - все это за нас делает бытовая техника. Было бы глупо запираться в четырех стенах, если там нечего делать, и для чеченской, и для русской, и для любой другой женщины.

- Почему вы выбирали этот институт?


- Случайно. Мы волей судьбы оказались в Триере, а здесь находится один из лучших вузов Германии и единственный полностью бюджетный государственный институт в стране, где есть факультет дизайна моды.

- Как удалось поступить в один из лучших вузов страны?

- Я как лягушка из той притчи, которая единственная добралась до финиша, потому что была глуха и не слышала мнения толпы. Я успешно сдала предварительный и вступительные экзамены в институт, за пару месяцев до экзаменов на самостоятельно изучив азы разных техник рисования. На 20 мест претендовало более 400 абитуриентов, но я, поступая, даже не подозревала об этом, не знала что люди пришли поступать, имея за плечами художественные школы, специальные и технические школы по шитью, моделированию, стилю. Много было детей известных дизайнеров и художников, которые выросли в ателье и впитали в себя атмосферу искусства с детства. Хорошо, что я не знала всего этого, иначе бы я не решилась даже состязаться в креативности и художественных способностях с теми, кого к этому готовили с детства. Мне нечего было им противопоставить, кроме аттестата об окончании сельской школы, где-то в глуши Чечни и природных данных. Ни художественной школы, ни музыкальной, ни иностранного языка у нас в селе не было, а на уроке рисования мы с четвертого класса традиционно бегали в рощу за боярышником. Это был третий урок в пятницу, мы его с нетерпением ждали, чтобы прогулять.
Отец мой был мастером на все руки, мама привила любовь к учебе, а бабушка славилась портняжным искусством. Именно от них я унаследовала многое, и это помогло при поступлении. Экзаменационная комиссия, видимо, талант какой-то. Но прежде чем я была допущена на экзамены, больше года штурмовала немецкие бюрократические бастионы. Из того что было написано на веб-сайте института следовало, что я не имею права туда поступать, так как у меня не было немецкого аттестата и я не училась на дизайнера на родине.
Другие иммигрантов и беженцы советовали мне не морочить себе голову и довольствоваться какой-нибудь работой на кассе в супермаркете. Через полгода хождения по разным инстанциям и изучения законов в библиотеках мне в секретариате института сказали однозначное "нет", но я не сдавалась. Через пару месяцев, Господин с большими усами из секретариата в истерике кричал на весь корпус " Nein! Вы не имеете права подавать документы в наш Институт!". Еще через много месяцев он же, просмотрев на бумагу которую мне дали в Министерстве образования Германии, сказал: "Na jaa!! Можете подавать документы!" Судьбоносной оказалась формулировка одного единственного предложения в бумаге из Минобразования. Сформулируй они это положение по-другому где-то в высоких кабинетах в Берлине, не видать бы мне Института дизайна.
Поэтому можно считать, что права на поступление я добилась благодаря своему непоколебимому оптимизму, а поступила благодаря природному дару, который ждал своего часа. Если бы я с детства имела возможность развивать этот дар в художественной школе, может получилась бы из меня Шанель или Ричи, но сейчас хотя бы "Заббари" получится.

- Как относятся к творчеству муж и родственники?

- А как можно относиться к тому, что человек нашел свое призвание в очень благородной профессии, где нужны, прежде всего, руки? Они рады за меня. Кроме того, я даже сейчас каждый шаг обговариваю с ними и советуюсь, и не будет моей ноги там, где им не угодно.

Автор: Беседовала Олеся Пелагеина. Специально для ВК

www.ChechnyaTODAY.com

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет