доллар    57.48 $
евро 67.61 €
20 октября, 22:57
Погода в Грозном +12 в Грозном

«Надо объективно оценивать то, что сделано учеными»

8 февраля в 11:15 (2011 г.)
08.02.2011 /11:20/ 8 февраля 1724 года (28 января по старому стилю) Указом правительствующего Сената по распоряжению Петра I в России была основана Академия наук. В 1925 году она была переименована в Академию наук СССР, а в 1991 году — в Российскую Академию наук. {jcomments off}

7 июня 1999 года Указом Президента Российской Федерации был установлен День российской науки с датой празднования 8 февраля. В указе говорится, что праздник был установлен, «учитывая выдающуюся роль отечественной науки в развитии государства и общества, следуя историческим традициям и в ознаменование 275-летия со дня основания в России Академии наук».
В канун общероссийского праздника корреспондент «С+» встретился с профессором, д.филос.н., академиком АН ЧР, заведующим кафедрой теории и практики социальной работы ЧГУ Вахитом Акаевым. Выбор собеседника не случаен – за три дня до праздника В.Акаев отметил свой очередной день рождения.
Вахит Акаев родился 5 февраля 1952 г. в Казахстане. После восстановления
ЧИАССР его семья вернулась на историческую родину. Окончив среднюю школу, Вахит поступил на физико-математический факультет ЧИГУ. Завершив учебу в вузе, работал учителем, завучем, директором одной из сельских школ Советского (ныне Шатойского) района республики. В возрасте 28 лет (в 1981г.) защитил кандидатскую диссертацию на кафедре философии Московского пединститута им.Ленина. Тема диссертации – «Единичное, особенное и общее в понимании истины» – была достаточно сложной, связанной с одной из фундаментальных проблем в теории познания. Продолжал исследования по данному направлению и планировал защитить докторскую диссертацию ориентировочно к 1993 году. Но жизнь внесла свои коррективы. Работая доцентом на кафедре философии ЧГПИ, постановлением Совета Министров ЧИАССР в 1991 году он был назначен директором Научно-исследовательского института истории, филологии и социологии, а через месяц в республике и стране начались серьезные социально-политические потрясения. Получилось так, что планы, намеченные на начало 90-х годов, отодвинулись ровно на 11 лет. Трагические события, разыгравшиеся в республике, не давали возможности мобилизоваться и завершить те исследования, над которыми ученый многие годы трудился. Наконец, в 2004 г. В.Акаев защитил докторскую диссертацию на философском факультете Ростовского государственного университета. Тема академического исследования – «Суфизм в контексте арабо-мусульманской культуры» – оказалась интересной и актуальной. Сейчас В.Акаев трудится в ЧГУ, заведует кафедрой теории и практики социальной работы. Также ведет научные исследования в АН ЧР, КНИИ РАН. Работая в ЧГУ, успешно сочетает педагогическую деятельность с научной работой и подготовкой научных кадров. Словом, его деятельность – напряженный ежедневный интеллектуальный труд.
– Эта работа помогает мне в осмыслении многих моих идей, человеческих отношений, позволяет формировать собственное понимание культуры, особенно духовной культуры мусульманских народов, в том числе и чеченцев, – говорит он.
Вахит Акаев относится к числу тех ученых, которые щедро делятся своими знаниями, идеями со студентами, аспирантами, соискателями научных степеней, коллегами по общему делу. Свидетельством чему является тот факт, что только за период 2005-2010 гг. он подготовил для Чеченской Республики 12 кандидатов и 3 доктора наук.
В 2009 г. его аспиранты и соискатели защитили 2 докторские и 4 кандидатские диссертации. В декабре 2010 года в Южном федеральном университете защитила докторскую диссертацию завкафедрой философии Нефтяного института Б.Нанаева на тему «Роль социокультурных традиций в формировании национального самосознания». Это фундаментальная научно-культурологическая работа выполнена при научном консультировании В.Акаева. В том же месяце его аспирант, замминистра образования и науки ЧР А.Халадов блестяще защитил кандидатскую диссертацию на не менее интересную тему «Особенности культурной социализации молодежи (на примере Чеченской Республики)».

– Вахит Хумидович, какова, на Ваш взгляд, главная проблема, стоящая перед наукой в ЧР?
– Нам катастрофически не хватает научных кадров. Так, в нашей республике число докторов наук чуть больше 50 человек, а в соседнем Дагестане их минимум 500, в Осетии – не меньше 100 докторов, то же самое в Кабардино-Балкарии. Кандидатов наук у нас не наберешь и 200, а в Осетии их несколько тысяч, в Дагестане еще больше. Для исследования многих актуальных тем по естественным и социогуманитарным наукам просто не хватает нужного количества научных кадров. Замечаю и то, что наши исследователи в плане освоения новых методик и методологий отстали от соседних республик, а также мировых стандартов. Нужно серьезно повысить теоретический уровень исследователей республики, нужно командировать в лучшие исследовательские центры страны и Европы талантливых исследователей. Мы очень нуждаемся в разработке научно-исследовательской стратегии развития науки в ЧР. Эта часть идей, на которых мне хотелось бы сосредоточить внимание общественности, ученых.

– Это объяснимо, согласитесь?
– Да, конечно. Сначала депортация 1944 года подорвала уровень нашего образования и науки. В предшествовавший ей период появились первые немногие наши ученые – такие, как Мациев, Арсханов, Батукаев... Но и те, кто пришел в науку, были вынуждены прекратить исследования в связи со ссылкой. А потом события 1991г., очевидцами которых мы являемся. Все это сказалось на нашей культуре, образовании, становлении научных кадров. Раньше профессия ученого была престижной. Сегодня же ситуация совсем иная. Республика понесла колоссальные потери в силу упомянутых событий и находится в такой ситуации, когда молодежь не особенно рвется в науку. Кроме того, наука – это не только профессиональная работа, это и призвание. В меру своих возможностей я стараюсь подготовить как можно больше ученых из числа способных выпускников ЧГУ.
Математическое образование помогло мне освоить целый ряд новых направлений не только в философии, но и в политологии, культурологии, социологии. У меня даже есть ученики, написавшие диссертации в смежных дисциплинах, например, по политологии, религиоведению.

– Наверное, логика, свойственная математике, помогает четкости мышления?
– Да, это всегда помогает. Читая тексты некоторых гуманитариев, я нередко вижу алогичность. Конечно, у гуманитариев образное мышление, более эмоциональное. Я, конечно, понимаю технологию написания текста гуманитарием, но также знаю, как это сделать более научно, строго. На основе сочетания этих двух исследовательских методик мне удалось выработать собственный стиль исследовательской работы.

– На эту тему ничего не писали? Наверное, вышло бы интересно: применение математики в гуманитарных исследованиях?…
– Пока нет, но такая работа назревает. В результате синтезированной исследовательской технологии мне удается достичь больших результатов, чем тем, кто так же напряженно трудится, но идет обычным путем. Чтобы раскрыть сформулированную исследовательскую проблемную тему, нужна четкая структура, базисные понятия, факты, информация, позволяющая создать научную концепцию. Это напоминает математический анализ, помогающий найти корректное решение проблемы. И этому я учу своих аспирантов.

– И как, получается?

– У одних лучше, у других хуже. Мне нравится, как работают некоторые мои аспиранты. В 2005 году защитила кандидатскую диссертацию доцент ЧГУ М.Бетильмирзаева. Сейчас, через 5 лет, она положила мне на стол докторскую работу и монографию. Читая эти труды, мне интересно проследить динамику ее научного роста. С ней всегда приятно общаться, она – думающий человек. Уверен, что к концу текущего года она защитит докторскую. Очень хорошо у меня работает доцент ЧГУ Э.Абдулаева, думаю, на следующий год она также может защитить докторскую. В 24 года защищал кандидатскую Н.Ярычев, который ныне работает в Минобразования и науки ЧР. Есть и другие молодые ученые, написавшие кандидатские диссертации, готовящиеся к предстоящим защитам.
Для меня очень важно, чтобы мои студенты участвовали в ежегодных университетских конференциях «Наука и молодежь», в которых преподаватели, аспиранты, студенты выступают единым фронтом. Некоторые принимают участие в научных конференциях КБГУ, Южно-федерального университета, МГУ, СПбГУ. Все это делается для того, чтобы вызвать интерес молодежи к науке. Наука сразу не дает дивиденды. Я всегда говорю, что их можно получить только после упорного, многолетнего труда. Те из моих ребят, кто защитил кандидатские диссертации, работают над монографиями, издают статьи в журналах, рецензируемых ВАК. Такая деятельность – важный критерий оценки исследовательских способностей ученого. Работая в вузе, необходимо не только читать лекции (благодаря интернету сейчас это может любой), но и осуществлять исследовательскую деятельность. Научная продукция – это важнейший критерий рейтинга вузовского работника, это должны четко уяснить себе молодые преподаватели, ученые. Я не понимаю тех ученых, которые чего-то достигли и держат знания при себе, не понимаю доктора наук, не имеющего учеников. Для меня важно передать то, что я накопил, чтобы мои идеи развивались дальше в трудах моих последователей.
Другой момент, на который хотелось бы обратить внимание, – это то, что основание для серьезной научной деятельности, база для научного будущего закладывается в молодом возрасте, но не всегда в этом возрасте можно стать ученым с известным именем, для этого необходимо время и колоссальный труд. Были высказывания о том, что наши ученые ничего не делают, нужно в Чечню пригласить ученых из США, Японии, Европы. На мой взгляд, подобное не имеет ничего общего с реальностью. Только мы сами, жители разных регионов, граждане РФ должны расти и развиваться, подготавливая себе смену. Никто этого не сделает за нас.

– С кем из ученых республики Вам приходится взаимодействовать?
– Я как академик АН ЧР нахожусь в тесном контакте с учеными данного учреждения, а также с сотрудниками КНИИ. Чаще всего контактирую с президентом АН ЧР Ш.Гапуровым, директором ИГИ АН ЧР С.Магомадовым, директором КНИИ РАН Д.Батаевым, академиками и член-коррами АН ЧР, докторами наук В.Тимаевым, Ш.Ахмадовым, А.Халидовым, М.Овхадовым и др., а также с более молодыми учеными, имеющими свои оригинальные идеи.
 Мне очень часто приходится взаимодействовать с учеными МГУ, ЮФУ, КубГУ, ДГУ, СГУ и других вузов. Также хотел бы подчеркнуть и такую мысль, что у нас исторически не сложились научные традиции в области исследований истории, чеченского языка, математики, философии, политологии и ряда других дисциплин – сказалась сложная судьба народа. Но прогнозируя, могу сказать, что складываются все предпосылки для изменения подобной ситуации.

– Но мы же подходили к этому в начале 1990-х?..

– Совершенно верно. Этот период я называю ренессансом национальной культуры, искусства, науки. Но, к сожалению, за ним последовал значительный откат. Очень важно сейчас компенсировать сложившееся отставание. Если этого не сделать, то никакие мы не конкуренты для соседей, не говоря уже о Западе. Мы таковыми будем, если значительно повысится наш интеллектуальный, научный потенциал. Как это сделать, кто думает над этим? Для меня это фундаментальные вопросы, без решения которых наш народ окажется всего лишь этнографическим материалом для изучения.  

– В этом контексте важное значение имеют, наверное, и школы, дающие базовое среднее образование?

– Школы наши, конечно, желают оставлять лучшего. В них должна работать наиболее образованная часть общества, и обязательно по призванию. Труд педагога обществом и государством должен оцениваться по достоинству.
Были у нас нацпроекты – один из них образовательный. И где же этот общероссийский проект? Не функционирует. Другой нацпроект, связанный со здоровьем, тоже свернули. Конечно, если для освоения и внедрения научных, образовательных, информационных проектов не будут вкладываться большие средства, ничего у нас не получится, и мы останемся на задворках истории. Во всем мире это прекрасно понимают. Китайцы, например, уделяют огромное внимание образованию, научным исследованиям, и посмотрите на результаты. Россия тоже должна это сделать, а в ЧР, как части России, это необходимо сделать и подавно. Страна должна понимать, насколько важно уделять внимание образованию молодежи ЧР. Концерты и фестивали, конечно, нам нужны. Но наука, образование, труд писателя, ученого, журналиста – это особое интеллектуальное напряжение, и его требуется поддерживать, чтобы оно подводило к новому этапу общественного развития. Для этого нужна тонкая интересная политика, которой, к сожалению, сейчас в России не наблюдается.
 
– Ваши наиболее значимые научные труды?
– Первая небольшая моя монография называется «Шейх Кунта-Хаджи. Жизнь и учение» (1994г.). Если сравнить ее с более поздними работами, можно сказать, что я вложил в нее всю свою душу. Содержание работы не оставляет равнодушным никого. Хочу переиздать ее на хорошей бумаге, учесть ряд высказанных замечаний. Исследование об устазе Кунта-Хаджи я начал при следующих обстоятельствах: в 1987 году на конференции в Махачкале его назвали «фанатиком, мракобесом, реакционером». Я задал выступившему профессору вопрос, в чем состоит его фанатизм, мракобесие, реакционность, ведь он выступал против войны, насилия, призывал к миру, братству, единению людей? Это смутило профессора и даже заставило признаться, что его компетенция в этом вопросе ограничена. Позже я всерьез занялся этой темой.
Вторая работа «Ислам: социокультурная реальность на Северном Кавказе», вышедшая в 2004 году. Затем «Национальная идея чеченцев», монография «Ислам в Чеченской Республике», а также работа «Суфизм на Северном Кавказе. Теоретические прикладные аспекты» (2010г.), готовится ее второе издание.

– За рубежом печатались?
– Публиковаться приходилось в Дании, Швеции, Норвегии, Финляндии, США. В январе 2010г. вышла коллективная книга на английском языке в Британии, одним из авторов которой я являюсь.

– Каковы ближайшие творческие планы?

– Думаю в 2011 г. опубликовать еще две книги. Хочу на базе своих прежних исследований, а также исследований моих учеников издать коллективную работу «Религиозно-философская и культурологическая мысль чеченцев».
Хотелось бы завершить книгу о событиях новейшей истории Чечни; накоплен большой материал, я вел дневник, где описывал многие события 90-х годов ХХ века и 2000-х гг., разрабатываю вопросы этногенеза чеченцев. Считаю своим долгом завершить эту работу, для чего придется основательно поработать с материалами, осевшими в архивах Армении и Грузии. В названном труде будет присутствовать и общекавказский контекст.

– Каким бы Вы хотели видеть общество в целом?
– Хотелось бы, чтобы интеллект у подрастающего поколения был на должном уровне, изменилась бы милитаристская философия, которая насаждается и пропагандируется, блокируя создание гражданского, гуманизированного общества. Считаю, что нужно научить людей мыслить здраво, укреплять в человеке достойное поведение, преодолевать социальную несправедливость. Хотел бы видеть общество, в котором человек чести, интеллекта, культуры, таланта ценился больше, чем аферист, жулик, коррупционер и пр.
Верю, что в конце концов мир поменяет свои мировоззренческие установки, общество станет более человечным. Идеи, основанные на морали, разуме, касающиеся судеб человечества и каждого человека, созревают и, наверное, вскоре будут сделаны такие открытия, которые перевернут мир и наши представления о человеке.

– Ваши пожелания коллегам, обществу?
– В нашей республике надо объективно оценивать то, что сделано учеными, интеллигенцией, сельскими тружениками, учителями, врачами.
Представляется, что необходимо принять программу развития науки и подготовки молодых талантливых научных кадров. Эта программа должна финансироваться и быть в фокусе внимания руководства республики, а результаты ее реализации два раза в год озвучиваться на заседаниях Правительства ЧР. Достойно оцениваться должны профессионалы своего дела.

Руслан АБДУЛАЕВ

 www.ChechnyaTODAY.com

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет