доллар    56.51 $
евро 63.2 €
28 мая, 17:32
Погода в Грозном +24 в Грозном

Староатагинский бастион Бресткого гарнизона

6 апреля в 21:50 (2011 г.)
06.04.2011 /21:47/ Ежегодно Министерство внешних связей, национальной политики, печати и информации проводит акцию «Что смертны герои – не верь!» В нынешнем году эта акция посвящена 70 – летию героической защиты Брестской крепости.{jcomments off}

Традиционным стало и участие в этой акции активистов школьного музея и Староатагинского историко-краеведческого музея ЦДЮТК Грозненского района. Это стало для наших кружковцев настоящей школой духовно-нравственного, патриотического интернационального воспитания.
На огромном советско-германском фронте Брестская крепость была не единственным местом, где в первые часы, дни, недели наши земляки плечом к плечу с представителями советских народов проявили чудеса героизма.
Приведем только несколько достоверно известных нам фактов. В первые недели и месяцы войны, когда Красная армия с большими потерями вынуждена была отступать, к награждению орденом Красной Звезды (в те дни это была очень высокая награда) были представлены Ханпаша Нурадилов, Мовлид Висаитов и уроженцы с. Старые Атаги Сайпуддин Сапиев и капитан Тута Магометов, который в 1945 вместе с Мовлидом Висаитовым встретился на Эльбе с союзниками. Тогда же на всю страну заговорили о подвигах танкиста капитана Маташа Мазаева.
В последние два столетия приложено очень много усилий, чтобы очернить чеченский народ. С конца 50-х годов ХХ века, после возвращения чеченцев на свою родину, также «делалось все для того, чтобы чеченский и ингушский народы чувствовали себя морально ущербными, неравноценными среди других народов, виноватыми перед всеми за никогда не совершенные ими недостойные поступки.
Писатель Халид Ошаев отдал очень много сил, чтобы преградить собой этот поток лжи и клеветы.
Особый смысл и значение приобрела его кропотливая многолетяя работа по розыску и документальному подтверждению участия чеченцев и ингушей в героической защите Брестской крепости. Книга Халида Ошаева, несмотря на безусловные рекомендации многих рецензентов, военных ведомств, музея Брестской крепости, так и не была издана при жизни писателя и долго – после его смерти.
Потому, что с изданием повести «Брест – орешек огненный» выбивалась бы почва из-под ног идеологических борзописцев, обвинявших чеченский народ во всегдашних коварных замыслах против советской власти, оправдывавших выселение в 1944 году. (Х. В. Туркаев.)
Чеченцы наравне с воинами других народов нашей страны беззаветно сражались с фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны.
Брестская крепость находилась на пути главного удара мощной группировки немецко-фашистских войск. Крепость планировалось захватить первые два часа после начала войны. Однако немцы не учли один момент: единство и дружбу советских народов.
Из воспоминаний участника обороны Брестской крепости Мусы Якубовича Хайтаева: «В ночь с 21-го на 22 июня я был дежурным по роте. Часа в три сменился. Спать не хотелось. Сел писать отцу письмо. И вдруг в открытое окно казармы с западной стороны стал доноситься неясный, нарастающий грозный гул.
Не успел я еще понять, что это такое, как ужасающие взрывы пошли громыхать по всей территории крепости. В цитадели все горело и грохотало».
Небо чернело от налетавщих бомбардировщиков и сбрасываемых бомб. Но фашистам не удалось захватить крепость ни через два часа, ни через два дня, ни через двенадцать дней. Отдельные защитники крепости продолжали сражаться и спустя месяц.
Немецкий генерал Блюментритт посылал донесения о занятии крепости Брест 24 июня. Потом 27-го июня утверждал, что крепость занята окончательно. А затем, из боязни окончательно разозлить Гитлера, он стал скрывать сведения о том, что крепость продолжает сражаться.
В числе героических защитников крепости было более трехсот воинов разных национальностей из Чечено-Ингушетии. В том числе более двухсот пятидесяти чеченцев. Среди участников героической обороны Бреста было двадцать четыре староатагинца.
После первых двух часов беспрерывной артиллерийской и авиационной бомбардировки большая часть крепости с внешней стороны была окружена противником.
В первые же часы командиры вывели из крепости до трех с половиной тысяч людей. Примерно такое же количество бойцов были окружены и не смогли выйти из крепости.
И они сражались до конца.
Из воспоминаний участника обороны Бреста, нашего земляка Абдуллы Сабировича Байбекова:
«Небо чернело от налетавших бомбардировщиков и сотен сбрасываемых бомб. Все горело, что могло гореть. Красноармейцы стали оказывать немцам отчаянное сопротивление. Шум боя слился в один сплошной грохот. Крепость превратилась во множество самостоятельно обороняющихся крепостей… Так продолжалось изо дня в день.
На третий день измученные жаждой люди стали впадать в обморочное состояние. Глаза были мутными от бессонных ночей и дней.
Многочисленные раненые умирали от жажды, голода, от гнойного воспаления ран и заражения крови.
Мы потеряли надежду живыми вырваться из крепости, а потому дорого продавали жизнь».
Отрывок из письма – завещания Магомеда Кантаева.
…Г1азотан юкъ йоьхкуш, тхан г1овттар ду шуна,
Нохчийчоьнан ва ц1арах тхан латар ду шуна,
Къор1анца, ясинца садалар ду шуна,
Тхо Деле дехалаш, х1ай мерза вежарий.
Не раз в затишье боев над развалинами крепости звучало религиозное песнопение – назма - чеченцев и ингушей, решивших принять почетную смерть в бою, но не сдаться».
Это случалось и тогда, когда чеченцы и ингуши хоронили своих земляков. В передаче радио «Чечня свободная» участник защиты Бреста рассказывал, что бывало и так: в одном конце крепости слышалось религиозное песнопение чеченцев, которые хоронили своих товарищей. А в другом конце – звуки зажигательной лезгинки. Дело в том, что защитники крепости были изолированы друг от друга и в самой крепости.
Несмотря на трагические события последних двадцати лет, сегодня первыми руководителями страны и республики предпинимаются шаги и создаются условия для восстановления доброго имени нашего народа.
Высоко оценил мужество и героизм, проявленные нашими земляками в Бресте и на фронтах Великой Отечественной войны Владимир Путин.
В 2005 году, будучи Президентом России, он сказал:
«В 1941 году фронт ушел далеко-далеко уже на восток, а Брестская крепость, которая находилась на западной границе Советского Союза, не имела никаких шансов выжить и победить. Защитники Брестской крепости сражались до последнего патрона и до последней капли крови. Это удивительный пример героизма. Но не многие знают, что примерно одна треть защитников крепости состояла из чеченцев. И вообще, если посчитать на душу населения Чечни, Героев Советского Союза там, наверное, было больше всех!»
Муса Якубович Хайтаев вспоминал:
«Когда мы уходили в армию «в эшелоне было несколько вагонов с призывниками из нашей республики. Из моего села Старые Атаги со мной ехали Дикаев Султан, Алисултанов Саламбек, Кантаев Магомет, Закриев Шарпудди, Сапиев Сайпудди и Садаев Андарбек.
Все они были моими друзьями. Позже в Брест прибыли и другие мои односельчане: Сербиевы Салман и Раид, Мудаев Абузахар, Берсанукаев Абдул-Халим и Абдулкадыров Али. Еще раньше в Бресте служил тоже мой земляк Махмадов Мухадди.
Все бойцы, перечисленные мной, за исключением Сапиева Сайпуддина и Махмадова Мухадди, погибли в первые же дни боев».
Известный фашист, виднейший гитлеровский шпион Отто Скорцени писал:
«Русские отвергли все предложения о капитуляции и прекращении бесполезного сопротивления. Несколько попыток подкрасться к крепости и завладеть ею штурмом закончились неудачей. Мертвые немецкие солдаты в серо-зеленых мундирах, усеявшие пространство перед крепостью, были красноречивым тому свидетельством… Русские сражались до последней минуты и до последнего человека».
В Бресте геройски погибли атагинцы: Алисултанов Саламбек, Анзоров Зайна, Дикаев Султан, Кантаев Магомет, Назыров Шама Магометович, Сапиев Сайпудди, Сербиев Раид, Сербиев Салман.
Шама Магометович Назыров. До войны работал завучем Староатагинской средней школы. Служил офицером в погранотряде близ крепости Брест вместе с Махмудом Осмаевым. Младший лейтенант.
Защитник Брестской крепости Баби Шадиев из Дуба-Юрта рассказал, что он угодил в плен. На третий день после занятия немцами города Бреста его (Шадиева) в составе партии пленных красноармейцев вели на запад. Среди пленных красноармейцев он встретил Шаму Назырова. В ночь нападения гитлеровской Германии Шама Назыров был на заставе. Вместе с пограничниками он защищал границу. Многие пограчники погибли в ожесточенном бою. Шама Назыров был тяжело ранен и попал в плен. Шама шел из последних сил. Наконец, не выдержал и сказал:
- Я уже не могу идти.
Он вышел из колонны и уселся у дороги. К нему подбежал конвоир с автоматом, потребовал встать. Шама не подчинился – конвоир застрелил его.
Сапиев Сайпуддин. Из рассказа Мусы Хайтаева:
«Под Ельцом я получил легкое ранение. Через несколько дней вышел из госпиталя. Хуже было с Сайпуддином Сапиевым. Ранение его было тяжелое. Не успел он выйти из боя, как получил и второе ранение. Его повезли в госпиталь, развернутый у станции города Мичуринска. За участие в бою под Ельцом он был награжден орденом Красной Звезды, но получить его не успел. Жизнь Сапиева оборвалась трагически: немцы сбросили на госпиталь тяжелую авиабомбу. Госпиталь разметало. Много раненых погибло, в их числе погиб и Сайпуддин Сапиев».
Из воспоминаний участника обороны Бреста Мухадди Махмадова:
«Со мной в одном эшелоне ехали староатагинцы: Ибрагимов Абдул-Муталиб Арсемикович, Кунтаев Сайд-Хасан, Мутушев Бетирсултан, Назыров Шама Магометович, Садаев Андарбек, Умаров Тапа, Эдильсултанов Салман… Из моего села Старые Атаги в Брестском гарнизоне служило более двадцати человек. Из них вернулись домой только 4 (четыре) человека.
Из оставшихся большинство погибло при обороне крепости. Кунтаев Сайд – Хасан, Умаров Тапа, Садаев Андарбек, по - видимому, также погибли в крепости, так как вечером 21 июня они были там».
«Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина! 20. 07. 1941 г.»
Каким-то неизвестным защитником на стене крепости была сделана штыком эта надпись, потрясающая своим героическим трагизмом.
Не дымятся дали,
Пыль черна от слез.
Ни одной медали,
Дед мой не принес.
Только в этом самом
Нет его вины,
Потому что сам он
Не пришел с войны.
Много славных защитников Бреста пропало без вести.
В их числе десять наших односельчан.
Это Али Абдулкадыров, Арсемиков Абдул-Муталиб, Берсанукаев Абдул-Хамид Ахмадович, Джумаев Хамид, Закриев Шарпудди, Кунтаев Сайд-Хасан, Мудаев Абузахар, Мутаев Ахмат, Садаев Андарбек, Умаров Тапа.
Абдул-Муталиб Арсемиков.
Из воспоминаний участника обороны Бреста Вахи Хидаева из села Дуба - Юрт: « … Пробыл он в нашей батарее три дня и вместе с нами отступал до Кобрина. Здесь произошли у нас с фашистами упорные бои. Абдул-Муталиб был в эти дни связным какого-то штаба, выполняя службу конно-нарочного. Здесь он, видно, погиб».
Шарпудди Джамаллайлович Закриев
До войны Шарпудди Закриев работал учителем в Старых Атагах. В Бресте был помощником командира взвода.
Мовла Хамзатов.
Он служил в пограничных войсках Брестского района. Имел воинское звание лейтенант. Пограничники первыми вступили в смертельную схватку с фашистами. Они сражались и погибли в первые часы начала войны.
Жена Мовлы Хамзатова, Асма, попала к фашистам в плен и пробыла во Франкфурте – на – Майне всю войну.
Страшно было для красноармейцев слышать детский плач и крики: «Мама, дай воды. Мама, воды хочу». Иные бойцы не выдерживали, шли за стену с риском для жизни и приносили детям и раненым котелок воды. А иные из них так и оставались у берега с вывалившейся из рук посудиной.
Потом начался голод. Щеки и глаза у бойцов ввалились, губы потрескались, худые пыльные, бронзовые лица заросли щетиной. Но глаза у всех горели неугасимой злобой и ненавистью к врагу.
С 30 июля попыток прорыва из крепости большими группами уже не делали. Оставшиеся решили стоять насмерть.
Участник обороны Брестской крепости Осман Ибрагимов вспоминал:
Немцы «засыпали защитников крепости тоннами стали и свинца. Потом принимались по радио «ласково», будто маленьких детей, уговаривать сдаться. Сбрасывали с самолетов тучи листовок, в которых уговаривали отказаться от бесполезного сопротивления. Пытались льстить: «Вы же храбрые герои, зачем понапрасну губите себя?»
Из немецких источников известно, что гитлеровцы потеряли здесь только убитыми более трех тысяч солдат и офицеров. Брест, несомненно, вызвал у немецкой армии моральный надлом.
Из двадцати четырех староатагинцев, участие которых в битве за крепость документально установлено, 19 погибли в героической битве. Только пять наших односельчан вырвались из окружения. Они присоединились к разным частям Красной Армии и продолжили воевать с ненавистным врагом. Вернулилсь домой. Восстанавливали разрушенную войной страну.
Мохьадди Махмадов. В 1938 году был призван на срочную службу. В сентябре 1939 года занимал город Брест в составе советских войск, когда на улицах еще лежали тела убитых фашистами польских солдат. В крепости служил шофером у командира 131 артиллерийского полка. В ночь нападения был в городе Бресте.
Воевал в мотоциклетно-разведывательном полку. С этим полком прошел весь боевой путь. Конец войны застал на границе Германии и Чехословакии. После окончания войны был переведен в город Мейсен. Здесь прослужил до демобилизации в 1946 году. После войны работал шофером. Умер в 2001 году в городе Джамбул.
Бетирсултан Мутушев. Бетирсолта Мутушев в 1936 году окончил Грозненский нефтяной техникум. Работал 1-м секретарем Староатагинского райкома комсомола. В 1939 году был призван в армию. Службу проходил в Бресте. Как грамотный комсомолец, вскоре был переведен на политическую работу. Служил в должности заместителя политрука взвода.
Бетерсолт Мутушев вырвался из крепости и продолжал сражаться с фашистами. В числе других грамотных красноармейцев он был направлен на учебу в Тбилиси. В 1942 году окончил Тбилисское военное артиллерийское училище. Ему было присвоено звание лейтенант. Участник ожесточенных боев под Новочеркасском и Ростовом-на-Дону. В 1943 году был тяжело ранен и госпитализирован в городе Махачкала. Раны были тяжелые. Бетерсолта был демобилизован. Вернулся домой в Старые Атаги. 23 февраля 1944 года был депортирован. В числе других наград был Награжден орденом Красной Звезды.
Умер в 1995 году.
Махмуд Хамидович Осмаев.
На военной службе с 1939 – го по 1952 год. Военный летчик. Служил, а затем и воевал в Брест-Литовске. После войны проходил службу в Балашове. Награжден орденом Красной Звезды в числе многих других наград. После войны Махмуд Осмаев приехал к высланным родным в Казахстан в звании майора. Умер в 1959 году.
Муса Якубович Хайтаев.
В 1939 году старшие товарищи Мусы Хайтаева собрались идти в армию по призыву. Мусе было всего 15 лет. Муса достал справку, что ему исполнилось 18 лет. Получил паспорт и добровольцем ушел в армию. С первых минут войны был участником обороны Брестской крепости. Воевал в составе 74 – го гвардейского Краснознаменного штурмового авиационного полка. По специальности – воздушный стрелок. В составе этого полка прошел с боями до Кенигсберга. Награжден орденом Отечественной войны 2 степени, медалями «За отвагу». «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией». За участие в штурме городов Кенигсберга и Пилау имеет благодарности за подписью командующего 1-й Воздушной армией генерала армии Т.Т. Хрюкина.
Салман Эдильсултанов. Вернулся домой. Умер в ссылке.
Йоккхачу Атаг1ахь, пхьоьхана гуллучохь,
Чуртана т1улг бог1ий, гуо белаш, вежарий,
Турпалхойн байракхаш айъалаш тхуна,
До1ица гечдойла алалаш, вежарий.
Не только скорбь вызывают молчаливые руины и изрешеченные, изрытые снарядами стены героической крепости. Они вызывают и большое светлое чувство гордости за величие подвига всех павших. В том числе и наших односельчан и земляков, которые защитили свою честь, честь и достоинство чеченского народа.
Много примеров храбрости, мужества, стойкости проявили советские воины в Великую Отечественную войну. Но Брестская крепость стоит особо. Она продемонстрировала невиданные проявления массового героизма и братского единения народов Советского Союза. И слава Бреста будет сиять в веках.

Мовлди Пахаев,
Мединат Тасуева
Материал подготовлен на основе документальных источников.

 www.ChechnyaTODAY.com

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет