доллар    56.43 $
евро 63.12 €
25 мая, 04:17
Погода в Грозном +12 в Грозном

По следам минских террористов: какими были эти люди до взрывов?

21 апреля в 10:57 (2011 г.)
21.04.2011 /10:55/ Комплекс Герострата. По словам специалистов, люди, взорвавшие 11 апреля минское метро, грезили о славе. Журналисты www.interfax.by побывали в Витебске, где росли, жили, учились, работали и, возможно, уже совершали противоправные {jcomments off}

действия подозреваемые в совершении теракта на станции Минского метрополитена «Октябрьская».

На заводе рабочие думают, что подозреваемые невиновны
 

 К сожалению, к руководству предприятия, на котором трудились подозреваемые, корреспондентам www.interfax.by попасть не удалось: на проходной не пропустили, сославшись на устный приказ начальства. Телефонный звонок в приемную ни к какому положительному информационному результату тоже не привел: «Комментариев не даем». После недолгого ожидания удалось перекинуться парой слов с выходящим с территории завода рабочим: «Вы знаете, у нас многие не верят, что он на такое был способен. Нормальный парень, спокойный, работу выполнял хорошо, не прогуливал. Ну пил, конечно, но даже меньше других, в запои не уходил. На кой ему надо было делать взрывчатку и людей взрывать… Но говорят же: в тихом омуте черти водятся».

Эту поговорку в прямом или косвенном виде впоследствии мы слышали от всех, кто рассказывал об основном подозреваемом. Наш собеседник посоветовал добраться до улицы, где жили предполагаемые террористы, подъехать несколько остановок на трамвае. И после каждой остановки в этом трамвае включали очень тревожащую своей подробностью, но крайне полезную для всех аудиозапись, рассказывающую о том, как вести себя в случае обнаружения оставленных без присмотра или подозрительных предметов.

Витебские трущобы
 

 О том, чем внезапно стал знаменит этот микрорайон под неблагозвучным названием ДСК (названный так в честь домостроительного комбината), знают абсолютно все в округе. Первый же прохожий, у которого журналисты interfax.by спросили дорогу до нужной улицы, не только указал путь, но и провел до места назначения, по пути рассказывая, что вчера показывал дорогу съемочной группе российского телеканала, и сетуя на то, что, мол, раньше пресса все больше в музей Шагала ходила. Да, теперь в Витебске главная «достопримечательность» другая.

Район на самой окраине Витебска удивляет контрастами: рядом с новыми элитными домами, сверкающими стеклопакетами и яркой окраской гниет полуразвалившийся обширный частный сектор - почерневшие дома, таблички «Осторожно, злая собака!» на калитках, огороды и теплицы в захламленных дворах. Хрущевки с осыпавшейся плиткой являются как бы средней арифметической архитектурной составляющей.

Возле продуктовых магазинов - аншлаг местных пьяниц уже с самого утра, и к вечеру количество испившихся до черноты обитателей района только увеличивается. Они стреляют 50 рублей на алкоголь у прохожих, но ведут себя вежливо и довольно тихо. Для «запивона» активно используют воду из водонапорных колонок на улицах частного сектора. Кстати, улицы и переулки в этом районе пронумерованы: чтобы не тратить названия, к ним приписали цифры, и судя по ним, некоторые имена носят аж по 11 улиц.

 Бомжи роются в мусорных контейнерах во дворах невзрачных пятиэтажек-хрущевок. Облаченные в оранжевые жилеты дворники, которых удивительно много, не обращают никакого внимания на выворачивающих обратно на землю мусор бомжей.

Это в буквальном смысле трущобы, где попытки облагородить местность соседствуют с разрухой и безнадежностью, а двор элитного нового дома, где на раскрашенных круглых камнях написано яркой краской «С добрым утром!», пересекается с развалюхами.
 

 

Дом, где до отъезда в Минск жили подозреваемые в совершении теракта, - неприметная хрущевка, каких здесь немало. Во дворе сушится белье, собаки и коты греются на солнце. В сетчатых подвальных окошках ничего не рассмотреть: внутри темнота, а дверь в подвал закрыта на замок.

 Не стоит верить всему, что пишут журналисты. Некоторые СМИ в погоне за сенсациями написали о том, что хулиганы-мстители якобы расписали стены подъездов ненавистническими лозунгами и разбили камнями стекла в квартирах, где жили семьи подозреваемых. Все стекла целы, а на стенах не видно ни надписей, ни свежей краски. На всякий случай была осмотрена каждая имеющаяся на улице пятиэтажка (они все на один фасад, хулиганы могли и перепутать). Но и там битых или свежевставленных стекол не обнаружено.

Не было также и милицейской охраны, даже людей в гражданской одежде, которые могли бы оказаться замаскированными стражами порядка. Двор был совершенно пуст.

 

Школа: никто комментариев не давал
 
 Школа, которую окончили оба предполагаемых террориста, находится недалеко от дома. Путь к ней лежит как раз через унылые развалюхи частного сектора, а «музыкальным сопровождением» служит дружный лай собак. Типовое здание из бесцветного силикатного кирпича, вопреки еще одной журналистской утке, вовсе не оцеплено нарядами милиции. Но комментарии никто давать не хочет. Более того, руководство школы отрицает, что опубликованные в некоторых СМИ откровения учителей происходили в действительности, называя подобные публикации выдумкой.
 

По городу Витебску ходят упорные слухи о том, что правоохранительные органы обязали всех учителей химии предоставлять им свой учебный план. Эти данные в школе также никак не прокомментировали, но и не опровергли.

Соседей достали журналисты

Претензии к «акулам пера» есть и у соседей задержанных. Попытки поговорить с ними поначалу не принесли результата: в дневное время дом был почти пуст. Но те редкие люди, которые все же поднимали трубку домофона, реагировали одинаково агрессивно на просьбу сказать несколько слов. Краткое «Я ничего не знаю» было самой вежливой формой отказа. Одна не в меру ретивая женщина наглядно продемонстрировала корреспондентам www.interfax.by, что такое «трехэтажный мат», громогласно обругав последними словами с балкона третьего этажа.
 

После окончания рабочего дня мы все же смогли поговорить с теми, кто знал предполагаемых террористов и видел их каждый день. Но сначала пришлось выслушать возмущения по поводу непрофессиональных действий собратьев по ремеслу - репортеров, которые уже побывали здесь до нас.

- Очень много понаписывали того, чего я не говорила, - жалуется одна из соседок основного подозреваемого. - Читаешь - сначала слова твои, а потом подописывают своего и все переврут. Надо совесть иметь, уважать людей. Нам и так тут всем несладко, и, конечно, никто с вами не захочет разговаривать теперь. Что касается этого парня, то про него особо-то и сказать нечего. Он был спокойный, проблем не доставлял, не дебоширил. Выпивал, как и вся молодежь тут у нас. Такой район, контингент специфический. Но вот чтобы вдрызг пьяный был, я такого не видела. А так больше ничего о нем и не знаю, мы с его матерью подругами не были, поэтому в их семейную жизнь я доступа не имела.

Идущий из магазина с покупками другой житель этого дома приостанавливается, прислушивается к разговору, добавляет:

- А как будто вы знаете, что там делают ваши соседи через стенку. Видитесь в подъезде да во дворе пару раз в неделю в лучшем случае. Ну вот я его иногда с компаниями видел, с девушками. Он как все с виду был, чтобы что-то сильно дурное делал - не вспомню. Хотя кто их знает. У меня в детстве был дружбан - хорошист, пионер, послушный ребенок. А потом мы его поймали на том, что голубей ловил и для забавы им головы сворачивал. Вы лучше сходите к магазину, там сейчас молодежь на вечер отоваривается спиртным. У любого спросите, они тут все друг друга на районе знают. Может, что и расскажут.

Но у приятелей, которых действительно легко отыскать у магазина и во дворе рядом с ним распивающими на скамеечках, тоже не удается узнать ровным счетом ничего нового об основном подозреваемом. Прямо человек без лица:

- Обычный парень, без заскоков вроде. Мы сейчас все вспоминаем какие-нибудь странности у него, и в голову ничего не лезет. Если это и правда они сделали, то точно вели двойную жизнь и все сильно скрывали. А что про петарды пишут, так это ж все в детстве карболку палили.

На самом деле далеко не все, хотя многие и не отказывали себе в «удовольствии» бросить однокласснице в портфель, а то и в карман петарду.

Социальные сети: суши, пиво, псевдоним героя сериала

 В одной из социальных сетей основной подозреваемый зарегистрировался под именем своего любимого сериального героя, который из простого солдата стал депутатом и бизнесменом. Этот факт послужил поводом для создания молвой еще одного несуществующего подозреваемого, которому приписали это «сериальное имя».

На странице подозреваемого, среди обычных бытовых фотографий «я с другом и девушкой», «я в ресторане ем суши», взгляд цепляется за необычную картинку, которую подозреваемый сделал своим аватаром 16 февраля текущего года. На картинке схематичный человечек выбрасывает в урну значки всех мировых религий, а подпись гласит: «Не засоряй свой разум». Неожиданно философично для «пацана с района», каким его описывают знакомые. А 12 февраля молодой человек разместил на своей странице показавшийся ему смешным анекдот, который в свете событий 11 апреля выглядит крайне жутким:

«- Доктор, я съел пиццу вместе с упаковкой. Я умру?

- Ну, все когда-нибудь умрут.

- ВСЕ УМРУТ? БЛ…., ЧТО Я НАДЕЛАЛ?!»

Три других анекдота, которые подозреваемый разместил у себя на странице, тоже о крови и смерти. Например:

«Сын случайно задел бутылку водки - она пошатнулась, но не упала. Сын смеясь:

 - Пап, смотри - бутылка только что была на волоске от смерти...

Отец, очень серьезно:

- Ты тоже...»

А на одной из фотографий в альбомах подозреваемый с улыбкой держит за плечи двух окровавленных девушек - фото с веселого празднования Хеллоуина тоже приобретает новые значения после событий 11 апреля.

На месте витебских взрывов

 

Как известно, задержанные подозреваются не только в осуществлении взрыва в минском метро, но и в аналогичных противоправных действиях в их родном Витебске в 2005 году. Тогда два взрыва потрясли город 14 и 22 сентября, причем оба произошли в самом центре города: на всегда полной народа троллейбусной остановке у знаменитого по «Славянскому базару» Летнего амфитеатра и неподалеку, через мост, у фонтана «Три грации». Мы осмотрелись на местах взрывов. Ничего о них не напоминает - остановка такая же, как тысячи в нашей стране, а фонтан ремонтируют и обновляют к летнему сезону.

После общения с жителями района, где до переезда в Минск, взрыва и ареста проживали подозреваемые, сложилось впечатление, что люди не испытывают ненависти к своим бывшим соседям, все еще находясь в состоянии шока: как такое могли сделать самые обычные с виду горожане, прожившие рядом с ними всю свою недолгую жизнь (подозреваемым по 25 лет)?

Действительно, много ли мы знаем о тех, кто живет с нами на одной лестничной клетке?

Татьяна Прудинник

Фото автора
/ interfax.by /

www.Chechnyatoday.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет