доллар    56.62 $
евро 63.54 €
22 мая, 18:48
Погода в Грозном +20 в Грозном

Чеченский правозащитник за создание парламентской комиссии

26 апреля в 12:24 (2011 г.)
26.04.2011 /12:23/ Не секрет, что досудебное тюремное заключение в нашей стране нередко используется недобросовестными следователями с целью давления на подо­зреваемых и обвиняемых.{jcomments off}

Основным аргументом, которым апеллируют следственные органы, хода­тайствуя о вынесении судом в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу, является то, что подозреваемый может скрыться от правосудия. Однако не всегда подобная мера бывает обоснованной и вызвана беспокойством за то, что подозреваемый сможет скрыться от правосудия или оказать давление на ход следствия.

Незаконные задержания, пытки и выбивание недозволенными методами показаний в реалиях контртеррористической операции на территории Чечен­ской Республики были делом обыденным.

Тысячи людей по сфабрикованным делам продолжают отбывать наказания за тяжкие преступления, которых они не совершали. Поток жалоб от осуж­денных жителей Чеченской Республики о фактах фабрикаций в отношении них уголовных дел в период проведения контртеррористической операции послужил поводом для того, что Уполномоченный по правам человека в ЧР в очередной раз призвал федеральные органы власти обратить внимание на дово­ды осужденных и восстановить в отношении них законность и справедливость.

В застенках ОРБ-2

Уполномоченный по правам человека в ЧР Нурди Нухажиев обратился в Государственную Думу с просьбой оказать содействие в пересмотре уголовных дел, воз­бужденных в отношении жителей Чеченской Республики в период проведения контртеррористиче­ской операции.

Обращение омбудсмена на имя председателя Госдумы Бориса Грыз­лова с приложением более стапятиде­сятистраничного материала по фактам массовых фабрикаций уголовных дел в период проведения контртер­рористической операции было пере­дано в Москве председателю Коми­тета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Госдумы Павлу Крашенинникову.

Аналогичные материалы сотруд­ником Аппарата чеченского омбудсме­на были переданы в аппарат Государ­ственной Думы РФ и в канцелярию Уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина.

В своем обращении омбудсмен отмечает, что в его адрес поступает большое количество жалоб от сограж­дан о том, что в период проведения контртеррористической операции они были осуждены по сфабрикованным уголовным делам с применением пы­ток некоторыми сотрудниками СКОУ ОРБ-2 МВД РФ по ЮФО и недобро­совестными следователями.

- Анализ 54 обращений осужден­ных и надзорных жалоб их защитни­ков, поступивших на мое имя, сви­детельствует о том, что имели место факты незаконного содержания сут­ками и месяцами задержанных в ИВС, применения пыток, в том числе и гибели задержанных от пыток, выби­вания «признательных» показаний, захват в качестве заложников близких родственников подозреваемых, в том числе физического уничтожения их, фабрикация уголовных дел имели место. При этом заявители в своих жалобах указывают на выбивание у них в ОРБ-2 «признательных» показаний не только пытками, но и совершением в отношении них дей­ствий, которые являются настолько оскорбительными, что осужденные считают для себя унизительным их даже озвучивать.

По этим фактам в тот период судами назначались прокурорские проверки, по результатам которых были вынесены необоснованные постановления об отказе в возбужде­нии уголовных дел. Без надлежащей оценки выводы прокуратуры были признаны судами достоверными и объективными. В результате - неза­конно осуждены невинные люди, - го­ворится в обращении Н.С. Нухажиева.

Напомним, в период проведения контртерростической операции на территории Чеченской Республики большой поток жалоб на пытки и другие недозволенные методы веде­ния дознания, с помощью которых у подозреваемых, обвиняемых выбили признательные показания, шел в адрес оперативно-розыскного бюро №2 МВД РФ по ЮФО до его реорганизации.

Факты применения пыток в от­ношении конкретных задержанных, фабрикации уголовных дел в отно­шении невиновных лиц и отсутствие надлежащего прокурорского надзора отражались в ежегодных и специ­альных докладах Уполномоченного по правам человека в ЧР.

Решить эту проблему пыталась и адвокатская палата ЧР, которая еще в 2004 году приняла беспрецедент­ное решение об отказе в участии при производстве следственных действий в ИВС, незаконно находящимся при ОРБ-2, в связи с применением пыток в отношении их подзащитных.

Адвокаты при этом жаловались на угрозы оперативников указан­ного ведомства в их адрес. Более того, пятеро адвокатов адвокатской палаты ЧР пропали без вести. К их похищению, по мнению их коллег, причастны сотрудники печально из­вестного ОРБ-2.

Коренным образом изменить си­туацию удалось благодаря настой­чивой и последовательной позиции Главы ЧР Рамзана Кадырова, тогда еще первого вице-премьера Прави­тельства ЧР по силовому блоку, и министра МВД РФ Р.Г.Нургалиева, которые добились реорганизации ОРБ- 2. Жалобы на пытки и недозволенные методы ведения дознания прекрати­лись только после реорганизации этого оперативно-розыскного бюро с полной сменой его руководства и ликвидаци­ей незаконного ИВС на его территории.

В своем обращении на имя Б. Грыз­лова Нурди Нухажиев привел конкрет­ные примеры массовых фабрикаций уголовных дел сотрудниками ОРБ-2 до его реорганизации.

Жертвы пыток

В своем обращении на имя Б. Грызлова Нурди Нухажиев привел конкретные примеры массовых фабрикаций уголовных дел сотрудниками ОРБ-2 до его реорганизации.

– Так, Ломаев М.У., Владовский М.А. и Чудалов М.М. обвинялись в том, что в 2002 году они в составе ор­ганизованной группы осуществляли нападения на сотрудников правоохра­нительных органов и колонн феде­ральных автомашин.

В судебном заседании Ломаев показал, что его пытками заставили наизусть заучить текст о его участии в несовершенных им убийствах. Ему показывали места совершения этих преступлений. Ломаев уговорил оперативников, чтобы ему не вменяли преступления об убийствах лиц ко­ренной национальности, поскольку могут объявить кровную месть, а у него нет отца, а брат является инва­лидом детства 1-й группы. На этих условиях он согласился «признаться» в своем участии в подрывах колонн автомашин с военными, после чего во второй раз его вывезли и показали места совершения подрывов. С Вла­довским он ранее не был знаком, ни разу его даже не видел, а оговорил под пытками оперативников.

Чудалов М.М. был задержан и допрошен следственными органами во время судебного разбирательства по делу Ломаева и Владовского. Государственный обвинитель не обе­спечил его доставку из ИВС ОРБ-2, как оказалось, он был подвергнут пыткам и не мог самостоятельно пере­двигаться. Судом были истребованы и оглашены в судебном заседании указанные показания Чудалова, в ко­торых Ломаева и Владовского участ­никами банды или соучастниками вменяемых ему преступлений он не называет. Однако сторона обвинения с этими показаниями не согласилась. Оперативники ОРБ-2 буквально «принесли» Чудалова на судебное заседание, где он озвучил заученный наизусть текст и «обвинил» Ломаева и Владовского в том, что подрыв ав­томобиля УАЗ ими был осуществлен совместно путем замыкания проводов на самодельно взрывном устройстве, подвешенном на расположенном справа по ходу движения колонны автомобилей УАЗ столбе. На самом деле подрыв был осуществлен на СВУ с дистанционным управлением, заложенном на обочине слева, что подтверждается протоколом осмотра места происшествия и заключени­ем взрывотехнической экспертизы. Позже Чудалов написал заявление о том, что он оговорил их под пытками сотрудников ОРБ-2, где содержался более месяца, что и подтвердил в судебном заседании.

Приговором Верховного суда ЧР от 30 марта 2005 года Владовский и Ломаев были оправданы. Сотрудни­ки ОРБ-2 вынудили их выехать за границу, чтобы дело не рассмотрели вновь. Такое положение дел было выгодно как прокуратуре, так и ОРБ-2: скрылся - значит виновен, - пишет Нухажиев в своем обращении к Грызлову.

Другой пример, который при­водит правозащитник, касается Дашаева И.И., осужденного Став­ропольским краевым судом к 25 го­дам лишения свободы. Осужденный утверждает, что 15 января 2002 года он был доставлен в ОРБ-2 города Грозный, где на протяжении 5 месяцев подвергался побоям и истя­заниям следователями прокуратуры Тугаевым Т.Д., Грибенюковым А.А., прикомандированным старшим сле­дователем прокуратуры г. Грозного Гаджиевым З.К. и сотрудниками ОРБ-2. Как следует из заявления Дашаева, его душили до потери сознания противогазом, избивали дубинками и наносили удары по голове бутылкой, наполненной водой. Не выдержав истязаний, он вынужден был признаться в пре­ступлениях, которые не совершал.

Факты применения к нему пыток могут подтвердить свидетели, которые вместе с ним содержались под стражей.

Как сообщил Дашаев, ког­да для проверки приезжали правозащитники и сотрудники Международного Комитета Красного Креста, их вывози­ли на автомашине за пределы ОРБ-2, чтобы скрыть следы побоев. По определению Став­ропольского краевого суда, от 15 ноября 2002 года по данным фактам была проведена провер­ка, но прокуратурой г. Грозного отказано в возбуждении уголов­ного дела, несмотря на наличие доказательств применения пыток.

Более того, вызванные для допроса в прокуратуру г. Грозного его знакомые Эльдарханов Х.С. и Гайсумов Р.Ф., отбывавшие с ним срок наказания и впоследствии осво­божденные из-под стражи, после дачи показаний против следователя прокуратуры Гаджиева З.К. о приме­нении к ним пыток, были похищены неизвестными лицами и до настоя­щего времени их местонахождение не установлено.

Между тем, следователь Гаджиев за «высокие показатели», как и дру­гие фигуранты, с повышением был переведен в ГУ ГП РФ по ЮФО, но вскоре был уволен за фальсифика­цию уголовных дел.

- Следует отметить, что в основ­ном эти дела фабриковались в отно­шении ранее судимых лиц, амнисти­рованных, добровольно выдавших оружие и прекративших участие в НВФ. Безусловно, виновные должны понести заслуженное наказание за конкретно совершенные ими пре­ступления, а не по «навешанным» ради повышения процентов раскры­ваемости преступлений, – говорится в обращении Нурди Нухажиева.

Подобное, по мнению правоза­щитника, стало возможным из-за откровенного покрывательства в тот период прокуратурой республики беззакония правоохранительных структур и следственных органов, о чем свидетельствуют отсутствие в делах рапортов или протоколов сотрудников милиции о задержании того или иного лица и результаты «прокурорских проверок», а также и тот факт, что ни одно уголовное дело по фактам гибели от пыток более десяти граждан в застенках упомяну­того выше ИВС не доведено до суда.

Определенная вина в этом и судов, которыми не обеспечивались равные условия для исполнения сторонами своих процессуальных обязанностей, о чем свидетельству­ет необоснованное отклонение ими ходатайств стороны защиты, в том числе о назначении и проведении почерковедческих экспертиз по вопросу подлинности подписей от имени свидетелей или подсудимых, исследование которых исключило бы «судебные ошибки» и, напротив, беспрекословное удовлетворение ходатайств оппонентов, - считает омбудсмен.

Уполномоченный по правам человека отмечает, что жалобы аналогичного содержания от осуж­денных поступали в Парламент ЧР, в НРОО «Комитет против пыток», в Общественную наблюдательную комиссию ЧР, а также в неправи­тельственные общественные органи­зации и международные правовые институты, что негативным образом влияет на имидж страны в целом.

Ранее омбудсмен обращался по некоторым перечисленным уголов­ным делам к председателю Совета Федерации Российской Федерации. По его обращению Генеральной прокуратуре РФ было поручено провести проверку, которая, в свою очередь, была перепоручена проку­рору ЧР. В конечном итоге материал был передан в СУ СКП РФ по ЧР, которым он необоснованно оставлен без рассмотрения в порядке ст.ст. 144,145 УПК РФ.

Нурди Нухажиев просит в своем обращении на имя председателя Госдумы Б. Грызлова создать парла­ментскую комиссию по расследова­нию фактов нарушения прав и свобод жителей Чеченской Республики

- В истории нашего государ­ства был уже период прокурорства Вышинского, который считал, что признание обвиняемого - царица доказательства. Результат известен – миллионы замученных граждан.

Уважаемый Борис Вячеславович, в связи с тем, что грубо попраны конституционные права перечис­ленных в настоящем обращении лиц на равенство перед законом и на справедливое судебное раз­бирательство, прошу Вас обсудить данную проблему на пленарном заседании Государственной Думы Российской Федерации и решить вопрос о создании парламентской комиссии по расследованию фактов нарушения прав и свобод жителей Чеченской Республики, - говорится в обращении омбудсмена.

Полный анализ обращений осуж­денных Уполномоченным по правам человека в ЧР в порядке информации направлен также в Парламент ЧР.

Абубакар АСАЕВ

 www.chechnyatoday.com

остальные новости этого раздела

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет