доллар    57.39 $
евро 67.76 €
22 октября, 11:17
+-18 в Грозном

Встреча длиною в жизнь

7 июня в 17:29 (2011 г.)
07.06.2011 /17:27/ Колонка автора: Уважаемый Альберт Михайлович! Личное уважение к Вам и требования документальной точности обязывают именно к такому обращению, хотя вернее было бы сказать: дорогой Асланбек Хайдарбекович! Вас с Вашими близкими разлучила депортация чеченского народа в 1944 году. Но Ваш старший брат Саидбек Махашев все прошедшие годы не оставлял надежды на встречу с Вами. И эта встреча состоялась, по его словам, в 1998 году в стенах Государственной Думы России, депутатом которой Вы тогда были. Ваша встреча закончилась тем, что вы обещали со своей стороны приложить определенные усилия, чтобы внести ясность в сложившуюся ситуацию и дать знать об этом Вашему брату – Саидбеку Махашеву. 
Уважаемый Альберт Михайлович, Ваш брат, Ваши односельчане, жители Веденского района с огромной радостью встретят Вас, если Вы решите навестить Отечество и близких Вам людей, когда бы это ни произошло. Но Ваш брат ждет Вашего знака, хотя и держит данное Вам на той встрече слово не тревожить Вас. Для него Ваш приезд был бы величайшим счастьем – счастьем на всю его оставшуюся жизнь. Это счастье и благодарность к Вам, не забывшему узы кровного родства, он унес бы с собой в вечность.

В сентябре 2011 Саидбеку Махашеву исполняется 78 лет. Он чувствует себя почти молодым: для своих лет очень подвижен, трудолюбив. «Конечно, по утрам и вечерам донимают кости: видимо, хондроз. Но духом – пребываю в молодых годах».
Саидбек Махашев - 1933 года рождения, до выселения проживал в с. Харачой Веденского района. Вернулся из ссылки в родное село, но потом по долгу службы переехал в Ведено. С 1967 по 1976 был участковым в райцентре Ведено в звании капитана милиции.
- Саидбек, какими Вы запомнили Ваших родителей, ведь детские воспоминания намного отчетливее и долговечнее?..
- Отца и мать помню прекрасно. Отец – Хайдарбек Махашев - был по-горски горбонос, высокого роста, худощав и жилист. По словам односельчан, обладал недюжинной физической силой. Носил небольшие закрученные кверху усы. Умер в Казахстане в возрасте 54 лет. Односельчане отзывались о нем как о мастере на все руки. Отец немного умел читать Коран, учился у местного муллы, но занимался в основном хозяйством – держал скотину, пахал и сеял хлеб. Мать – Тахов Муртазаева, была женщина среднего роста, миловидная, очень общительная и добрая с соседями. Она похоронена также в Казахстане рядом с нашим отцом. Тогда ей было всего 37 лет. Она умерла через 16 дней после прибытия на место ссылки. После смерти матери умер семимесячный Зайналбек: чем его было кормить?..
Хайдарбек пережил их всего на два месяца. Видимо, почувствовав приближение смерти, он попросил Саидбека и старшую дочь Тамайгаз пригласить односельчанина Алама, чтобы тот прочитал по нему ясин. Во время чтения ясина он и скончался. Перед тем, однако, попросил: «После моей смерти закрой мне глаза и подвяжи подбородок. Ты уже взрослый юноша и должен знать: все в воле Всевышнего. Будь мужествен, ищи свой путь в жизни и будь верен традициям предков. Когда вернетесь на Родину, в память обо мне поставь чурт, пусть люди помянут молитвой и добрым словом, если я этого заслужил».
… После смерти родителей мы остались в глинобитном домишке на попечении односельчан. В этом же доме жил казах Жахсол Сыздыков со своей семьей и еще две или три семьи ссыльных. Но что это были за времена, знают переселенцы тех лет: никаких сил у родственников содержать пятерых детей, старший из которых достиг всего 14 лет. Дело логически шло к тому, что нас ждал детский приют. И это произошло.
- Что Вы помните из тех дней максимально точно: кто за Вами приезжал, куда Вас отвезли, и сколько времени Вы были в детдоме?..
- В один из дней к нам пришел то ли русский, то ли казах в военной форме. Это был комендант села. Он все осмотрел, долго о чем-то расспрашивал и уехал. На следующий день он вернулся с подводой и забрал нас с собой. Это было примерно в июле месяце 1944 года. Нас привезли в город Кызыл-Орда в детский приемник. Нас помыли, переодели в новую одежду. Однажды нас вывели во двор, к нам подошли две женщины и, внимательно осмотрев нас, забрали Аминат, которая находилась на руках у Тамайгаз, и стоявшего рядом с ней Асланбека. Их куда-то увели. Потом нас перевели в Карамакчинский детский дом. У Тамайгаз в память о матери хранилась небольшая бархатная сумочка с принадлежностями для шитья – нитки, иголки, небольшие кусочки разных тканей. Эту сумочку у нее через какое-то время после прибытия в тот детдом забрали. И она заявила, что теперь она ни за что здесь не останется. «Мы убежим и вернемся к себе домой», - сказала она и тут же, взяв за руку младшую Минайгаз и приказав мне следовать за ней, направилась в сторону железной дороги. Мы дождались состава – им оказался угольный – и влезли в один из вагонов. Через двое суток мы по высокой водонапорной башне на окраине поселка узнали Джалалгаш. Там мы вылезли из вагона и стали добираться в колхоз «Антомак», где были похоронены наши родители и младший братишка Зайналбек. По пути ели дикие плоды. От этих растений Минайгаз через неделю умерла. Ее похоронили рядом с родителями. Там же мы нашли двоюродных братьев и сестер. Через некоторое время, узнав о нашем бегстве из детдома, комендант снова приехал и отвез нас с сестрой в тот же детприемник. Оттуда – в детдом колхоза «Красный Октябрь» Джалалагашского района. С нами же был и ныне здравствующий Данга Чатаев. До 1947 года мы с сестрой находились там. В том году родственники по матери, узнав о нашей судьбе, приехали и забрали сестру.
В конце 1947 года я оттуда сбежал. Я не перенес тоску и разлуку со всеми близкими мне людьми. Меня изловили и отправили в детдом в городе Аральске. Там нашел двоюродных братьев Шайхи Муртазаева и Салмана Муртазаева.. В декабре 1949 сбежал оттуда в колхоз «Чаган» Терензякского района к родственникам по матери. Больше в детдом не возвращался.
В 1952 году направили на обучение в ФЗО в г. Караганда. В г. Новый Майкудук окончил Горнопромышленную школу № 28 по специальности «каменщик». Переехал в том же году к дядям в г. Лениногорск Усть-Каменогорского района, прошел переаттестацию в ФЗО № 5. На одной из Лениногорских шахт четыре года работал бурильщиком-проходчиком. Позже мы узнали, что Аминат воспитывалась у женщины по имени Аня. В 1949 году мы смогли ее забрать. Сейчас она замужем в пос. Нефтянка Веденского района. А Асланбека усыновила донская казачка, и его след надолго для нас потерялся.
По запросам Саидбека в различные инстанции пришел ответ: «28 августа 44 года Асланбек Махашев три года и Амет Махашева шести лет направлены для дальнейшего воспитания в Карамакчинский детский дом».
- Саидбек, расскажите о вашей встрече с Альбертом Макашовым. Как и где она состоялась, общаетесь ли вы с ним сейчас?..
- В 90-е годы, когда стали происходить известные события, по телевизору показали командующего Приволжским военным округом Альберта Михайловича Макашова, я его сразу узнал. Поехал к нему в 1998 году с Салманом Муртазаевым. Там же училась в университете моя племянница Лала. Она уже встречалась с Макашовым, и она говорила о нашей с Альбертом встрече. Оказывается, он ответил ей: пусть сам приедет.
Брат Салмана Муртазаева Султан позвонил в Госдуму. Альберт прислал свою визитную карточку и фотографию. Сказал, что в пропускном отделе будут готовы для нас пропуска. 17 июня 1998 год мы приехали в Госдуму. На первый этаж спустилась секретарь Макашова, спросила, кто из нас Махашев, и проводила меня в кабинет депутата.
- Альберт Макашов сидел в своем кресле, но поднялся и пошел мне навстречу. Обнявшись со мной, он сразу же спросил секретаршу: «Похожи мы друг на друга?» Та ответила: «Вы похожи как близкие родственники». Уселись в кресла, начались расспросы, вопросы, воспоминания. Мы довольно долго разговаривали. Я показывал привезенные из дома фото сестры Тамайгаз, другие фото, рассказывал обо всем, что было, и о чем я помнил. Разговаривали полтора часа. Он попросил секретаря снять копию с привезенной мной справки о том, что 28 августа 44 года они с сестрой Аминат были отправлены на воспитание в Карамакчинский детдом.
Расставаясь, Альберт сказал: «Жди моего сигнала. Я позвоню или напишу. Мне тоже надо все разузнать. Не тревожь меня, пока я на тебя не выйду». Это его слова. Сказал, что Руслан Аушев - его друг. Он дал мне свои фотографии, полмиллиона тогдашних денег на дорогу и – проводил до лифта.
- Саидбек, ощутили ли вы, что у Альберта Макашова к вам возникло родственное чувство? И как Вы сами к нему отнеслись?..
- Несомненно. Он так тепло со мной разговаривал, расспрашивал, я видел, что он кое-что помнит. Ведь ему во время нашего расставания было больше трех лет… Что я чувствовал? Это – мой давным-давно потерявшийся в Казахстане брат, мой младший брат, наш Асланбек, которого мы долго искали всей семьей, а потом я искал по учреждениям Советского Союза...
Я всей душой благодарен женщине, вырастившей и воспитавшей его, но родила нас все-таки одна мать, и у нас был один отец. Я не зову его жить в Чеченскую Республику, но знать, что у тебя есть родной брат, который тоже об этом помнит, это – наверно, высшее счастье…

Абдулвахид Катаев

www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет