доллар    56.62 $
евро 63.54 €
23 мая, 02:22
Погода в Грозном +13 в Грозном

Что ищет он в стране далекой?

9 февраля в 13:12 (2009 г.)
В последнее время в СМИ много стали писать о чеченцах, живущих за пределами Чеченской Республики, в том числе и в странах Европы. И хотя материалы, посвященные «европейским» чеченцам, носят скорее политический характер, имеет смысл поговорить, прежде всего, о гуманитарном или человеческом аспекте этой темы.

МЕЖДУ ТЕМ, для начала несколько слов о миграции как таковой. Миграция существовала во все времена и везде - не было в истории человечества общества, этнической группы или страны, которые не сталкивались бы с этой проблемой. Причины, вызывающие подобные процессы могут быть самые разные, как внутренние, так и внешние, как политические, так и экономические. Сказанное означает, что и чеченское общество не может существовать, замкнувшись в своих национальных границах. Тем более, в современном мире с его все более прозрачными границами между подавляющим большинством стран…

Что касается чеченской диаспоры в Европе, то впервые она появилась после гражданской войны в России, когда на Запад нахлынула волна белой эмиграции. Среди миллионов россиян, осевших в европейских странах, были и чеченцы, которым не нашлось места в Советской России. Например, Тапа Чермоев, миллионер-нефтепромышленник и руководитель Горской Республики.

Первая миграционная волна чеченцев в Европе была крайне немногочисленна и обречена на быстрое растворение в европейской среде. Ситуацию не изменило и появление новых мигрантов, выброшенных в Европу бурными событиями Второй мировой войны. Хотя громких чеченских имен на Западе стало больше – можно назвать, например, всемирно известного политолога Абдурахмана Авторханова.

Но основной пик появления беженцев из Чечни в странах Западной и Восточной Европы пришелся на начало 2000-х годов. Любыми путями чеченцы добывали визы и загранпаспорта, порой нелегально пересекая границу и используя любые возможности, чтобы задержаться в тех странах, где они оказались.

МЕЖДУ ТЕМ, первоначально люди убегали от военных действий, зачисток и прочих массовых нарушений прав человека. Им ничего не нужно было доказывать на Западе – достаточно просто было рассказать, откуда они приехали, чтобы получить убежище, кров, а в перспективе и возможность получить гражданство.

Постепенно же ситуация с чеченцами-мигрантами в Европе менялась. С улучшением жизни в самой республике приезжающим сложнее стало доказывать миграционным властям необходимость их пребывания в какой-то европейской стране. Кроме того, после событий в Беслане миграционщики неохотно стали впускать в страну экс-комбатантов, ранее легко получавших убежище.

Да и приезжали новенькие скорее в поисках лучшей доли, чем исходя из непосредственной угрозы для собственной жизни. Но в таком случае они попадали под категорию экономических беженцев, а никак не политических. Получить в этом случае «социал» или тем более гражданство стало все затруднительнее.

На сегодняшний момент чеченцев в странах Западной и Восточной Европы по разным оценкам проживает до ста тысяч человек. И по некоторым свидетельствам, их количество все продолжает увеличиваться. Правда, принимают их все хуже и хуже. Восемьдесят евро пособие в месяц и никаких гарантий дальнейшей стабильности. Ночевки под мостами где-нибудь в Париже, конечно, не стали привычным делом для всех новоявленных европейцев, но такие случаи, тем не менее, происходят.

Желающих стать мигрантами в Европе обманывают всевозможные вербовщики, наживаясь на них – как в Чечне, так и в Польше. Причем, чеченцы уже вытеснили из этого криминального бизнеса поляков и немцев.

Более того, из республики вместе с беженцами «уходят» деньги – уезжающие забирают их с собой. И это немалый урон для республиканской экономики. До тысячи долларов на человека – примерно во столько обходится проезд одного нелегального мигранта в Европу.

Но переход границы не решает всех проблем мигрантов. Зачастую они попадают в так называемую «ловушку» регламента Дублин II. Согласно этому документу, беженцы должны просить убежища в той стране Евросоюза, в которой они оказались впервые. Таким образом, беженцы из Чечни, как правило, пересекающие границу с Польшей или Словакией, где бы они не оказались в дальнейшем, высылаются обратно в эти страны. Но именно в этих странах условия жизни и шансы на убежище самые минимальные.

Новички без будущего вынуждены уходить в криминал, чтобы заработать себе на жизнь. Это плохо сказывается в том числе и на общем имидже чеченцев в Европе.

Кроме того, чтобы остаться в Европе, они вынуждены придумывать самые невероятные истории притеснения в родной республике. Понятное дело, что самым действенным на миграционщиков методом воздействия становятся красочные рассказы о пытках и преследованиях. И чем стабильнее становится ситуация в Чечне, тем ярче - истории.

МЕЖДУ ТЕМ, миграционные процессы вовсе не односторонни. Немало чеченцев и возвращается из Европы. Среди них грамотные молодые люди с хорошим потенциалом – образовательной базой, знанием языков, европейским умением выкладываться в работе. То есть, процесс миграции имеет не только отрицательные, но и положительные стороны. В том-то и дело, что нужно научиться извлекать выгоду из миграционных потоков, чье наличие по большому счету неизбежно.

Действительно, нам угрожает окончательная утрата части своего этноса. Но только в том случае, если мы будем сидеть, сложа руки, и ничего не делать в плане создания устойчивых и разносторонних связей между диаспорой и национальным очагом в лице Чеченской Республики.

Конечно, сделать это не так просто. Особенно когда речь идет о странах дальнего зарубежья. Но делать это необходимо, поскольку объективно миграционная политика тех стран, где существуют наши диаспоры, нацелена на постепенную ассимиляцию новых граждан. Никому не нужны межэтнические и межконфессиональные проблемы внутри своей страны и выход видится в том, чтобы как можно скорее интегрировать мигрантов в местное сообщество, нивелировав их национальные особенности.

К счастью для нас, мир очень сильно изменился и вряд ли нынешние мигранты разделят печальную судьбу тех десятков тысяч чеченцев, что покинули родину в середине XIX века по завершении Кавказской войны или в смутное время революции и гражданской войны начала XX века. Те мигранты, оказавшись на чужбине, утратили всякую связь с родиной и были обречены на постепенное растворение в окружающих народах.

Современные коммуникационные технологии предоставляют и массу возможностей для поддержания связей с родными и близкими, оставшимися на родине. Это мощный барьер, препятствующий ассимиляции на уровне каждой отдельной личности. И если к этому мы сумеем добавить последовательную и целенаправленную государственную политику по совершенствованию связей с диаспорой, то проблема, о которой мы говорим, может быть успешно снята.

МЕЖДУ ТЕМ, сегодня положение принципиально другое. Люди уезжают, но постоянная и устойчивая связь с Чечней остается. Человек, оказавшийся на другом конце планеты, в любое время может позвонить своим родным, он может быть в курсе всего, что происходит дома, может слушать национальную музыку, читать национальную прессу в Интернете и так далее. Единственное, что требуется от властей Чеченской Республики – не сбрасывать со счетов нашу диаспору и выстраивать экономическую, культурную, образовательную политику с учетом этого фактора.

Поэтому диаспора вправе рассчитывать на помощь и поддержку со стороны Чеченской Республики и ее властей. Но понятно, что грамотное выстраивание миграционной  политики, без кампанейщины, - это долгосрочная работа, рассчитанная на перспективу.

И вышеописанная попытка анализа темы – только база, на которой должна строиться оргработа. Изначально же важно определить, кто будет организовывать ее, и откуда должно будет взяться финансирование. Всегда нужно помнить, что государство не волшебник и даже не фокусник, который способен бесконечно доставать кроликов из шляпы. Тот же фокусник, прежде всего, тщательно готовит свой сюрприз, закладывая своих кроликов в эту шляпу.

Полноценная реализация программы по мигрантам требует немалого. Недостаточно только пригласить их вернуться в республику. Нужно еще предусмотреть возможность их доставки – как законодательно, так и организационно, обеспечить на месте жильем и работой. Кроме того, нужно определить или даже выделить структуру или лицо, которое будет отвечать за все вышеперечисленное. Иначе говоря, нужны ресурсы – финансовые, людские, материальные. В республиканском бюджете расходы на них не запланированы. Значит, нужно изыскивать отдельные ресурсы.

В Российской Федерации уже несколько лет реализуется программа «Соотечественники» - пока только в «пилотном» исполнении – для ряда регионов РФ. Чеченская Республика в нее не вошла. Значит, нам нужны свои предложения по учреждению либо республиканской ЦП, что маловероятно – у республики нет денег, особенно в условиях кризиса, либо отдельная Федеральная целевая программа.

Но в любом случае, процесс это долгий и кропотливый, позволяющий, тем не менее, в случае успешной реализации извлекать выгоду из наличия этих самых миграционных потоков.

 

www.Chechnyatoday.com 

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет