доллар    57.34 $
евро 67.46 €
17 октября, 10:43
Погода в Грозном +12 в Грозном

Составить компанию Даудову Ибрагимхалилу в Аду - не хочу!

26 июля в 16:39 (2011 г.)
26.07.2011 /16:39/ На экстремистском сайте, размещенном в доменной зоне Швеции, 15 июня 2011 года после длительного отсутствия появились так называемые «обращения амира Салиха», в которых на русском для всех и на даргинском - персонально

для жителей с.Губден выступил прячущийся сегодня в лесу, старый уголовник и уголовный «амир» Даудов Ибрагимхалил. Первое впечатление от увиденного – у бандитов, именуемых себя «муджахидами», серьезные проблемы: их никто, за исключением нескольких напуганных пособников, не считает героями, праведниками и мучениками за веру. И что самое для них страшное – они лезут из кожи вон, чтобы запугать милиционеров, стреляют в них из-за угла, взрывают, но они по-прежнему честно делают свою опасную работу. Казалось бы, давно пора все бросить, пойти в лес к Даудову, рассылать коррупционерам и предпринимателям флешки, собирать с них и присваивать «закят», завести себе как можно больше жен, а если кто-то, вроде милиционеров, захочет помешать такой «богоугодной», по мнению Даудова, жизни, то убить их жен и детей. Но не бросают милиционеры свою опасную работу, не хотят они оставлять людей на растерзание насильникам, убийцам, и таким «героям», как Даудов. Это взбесило до крайности Даудова и его сподручных. Они не знают, как еще запугать сотрудников милиции. Последними своими извилинами они дошли до той мысли, что милиционеры – люди, в основном, порядочные, сердобольные. Для них, как и для всех нормальных людей, высшей ценностью является жизнь близких – их родителей, жен и детей, братьев и сестер.

В своем обращении Даудов, брызгая от негодования слюной, заявляет, что будет лично убивать родителей, братьев и сестер, жен и детей сотрудников милиции в отместку за обыски родственников боевиков. Разве месть является частью джихада? Разве не является целью джихада возвышение Слова Аллаха? Вспомним историю, когда Али (р.а.) положил обратно меч, поднятый над мушриком, когда тот плюнул ему в лицо. А объяснил он свой поступок тем, что в его сердце появилась ненависть за собственный нафс, а не ради Аллаха, и он не мог позволить себе убийство человека не ради Аллаха. То есть, Али (р.а.) не отомстил за свое собственное оскорбление, так как эта не месть не связана с исламом. Но, видимо, далекому от ислама Даудову не известны нравы салафов, даже если он называет себя салафитом. К сожалению, такими Даудовыми сегодня кишат наши леса.

Те, кто хорошо изучил Коран и Сунну, скажите, является ли джихадом то, чем сегодня занимаются лесные? Дозволено ли убивать ни в чем не повинных стариков, женщин и детей, не участвующих в вооруженном противостоянии?

Давайте опять заглянем в историю, как поступал посланник Аллаха (с.а.с.). В течение тринадцати лет он призывал людей к Исламу, и даже после этого в течение последующих пяти лет не вёл боевых действий, кроме отражения нападений со стороны неверных. После этого тоже Пророк разослал послов к правителям Византии, Персии, Египта, Йемена, Эфиопии с призывом к Исламу. Он всегда предупреждал мусульман, что необходимо, прежде всего, показать и разъяснить людям красоту Ислама, призвать к Единобожию красноречивыми доводами. В высокочтимом Коране сказано:

﴿ادْعُ إِلَى سَبِيلِ رَبِّكَ بِالْحِكْمَةِ وَالْمَوْعِضَةِ الْحَسَنَةِ وَجَادِلْهُمْ بِالَّتِي هِيَ أَحْسَنُ﴾

[سورة النحل: الآية 125]

«Ты призывай людей к пути Аллаха мудростью и красивыми проповедями, и ты веди с ними диалог самой красивой речью». Поэтому мусульманские историки пишут о том, что три четверти принявших Ислам во всём мире, приняли его под воздействием красноречивых проповедей.

Доказательством действенности и эффективности словесного джихада является и тот факт, что после остановки битвы при Худайбийе и подписания мирного договора, в течение двух лет количество принявших Ислам превысило количество мусульман, принявших Ислам в течение предыдущих десяти лет. После этого Пророк (с.а.с.) сказал, что мир, заключённый с язычниками при Худайбийе, является самой большой победой в Исламе по отношению к предыдущим победам. В Коране этот мирный договор назван победой (сура «аль-Фатх»).

В одном из хадисов сказано:

"أفضل الجهاد أن تجاهد نفسك وهواك في ذات الله تعالى"

(رواه الترمذي وقال حسن صحيح ورواه أيضا ابن حبان ورواه الديلمي)

«Лучший джихад – это борьба твоя со своим эго и с собственными страстями во имя Аллаха». А приспешники Даудова отрицают ведение джихада со своим нафсом. И вся смута, посеянная ими, является результатом отсутствия у них борьбы против своего нафса, против страстей своих. Результат на лицо – истинные цели лесной братвы заключаются в зарабатывании больших денег с помощью флэшек.

Следует отметить ещё раз, что все сёла и города, с которыми Посланник Аллаха (с.а.с) вёл войну, были «дар аль-харб», т.е. населённые пункты, жители которых объявили войну Исламу. А у нас война объявлена жителям населенных пунктов (имамам, милиционерам, журналистам, учителям школ и т.д.). Даудовы растоптали завещание Пророка (с.а.с.), который сказал:

"لا ترجعوا بعدي ضلالا بضرب بعضكم رقاب بعض"

(رواه البخاري)

«Вы после того, как я покину вас, не возвращайтесь к заблуждению, убивая друг друга».

Помимо этого, Ислам запрещает даже в шутку делать то, что пугает другого. В достоверном хадисе, переданном имамом Муслимом, сказано: «Кто бы ни направил в сторону своего брата острый предмет, ангелы проклинают его пока он не прекратит, если даже тот будет и братом от одних родителей».

В другом хадисе говорится:

"لزوال الدنيا أهون عند الله من قتل رجل مسلم"

(رواه مسلم والنسائي والترمذي)

«Разрушение всего мира, его уничтожение возле Аллаха легче, чем убийством одного мусульманина».

Следует отметить, что точно так же, как запрещено убивать мусульманин, запрещено убивать и любого неверующего, находящего в мире с мусульманами. Есть хадис Пророка (с.а.с.), в котором сказано, что убивший неверного, находящегося в мире с мусульманами, не почувствует даже запаха Рая.

А теперь подумайте о тех тысячах и тысячах людей, убитых и взорванных горе-муджахедами и лжешахидами, о тех, в чьи сердца они вселили страх, о тех, которые обобраны, были вынуждены оставить родные места и переселиться, о разрушенных ими сёлах, о мусульманских женщинах и детях, которые были вынуждены покинуть свою родину и дома и т.д. В каком это Исламе, в каком шариате дозволяется нападать на беременных женщин, лежащих в роддоме, на детей, больных, немощных стариков, к которым Аллах больше милостив, чем к другим, убивать и угрожать им, если даже являются немусульманами?! Разве Посланник Аллаха (с.а.с), даже когда посылал войска на газават, не предупреждал о том, чтобы не трогали стариков, женщин, детей, священнослужителей, находящихся в церквях, людей, занятых мирным трудом, чтобы не рубили деревья и т.д.?! Пророк (с.а.с.) велел относиться с уважением и проявлять милосердие даже к язычникам, попавшим в плен к мусульманам. В Священном Коране есть аят, восхваляющий сподвижников Пророка (с.а.с.), которые, даже если сами хотели есть и испытывали нужду в пище, кормили этих пленников (сура «аль-Инсан», аят 8). Так Ислам призывает проявлять милость, милосердие и деликатность даже во время газавата.

А чем занимается Даудов? Он говорит, что готов убивать женщин и детей, говорит об этом открыто, а вину за это пытается возложить на сотрудников милиции. Только за то, что они не бросают свою работу. Дескать, это им не жаль своих близких. Как будто милиционеры своими руками толкают их под камнепад, под удар молнии, или в морскую пучину. А Даудов здесь ни при чем! Получается, что он вынужден их убивать, другого выхода у него нет. И он говорит, что это ему дозволяет Аллах?

Чтобы вызвать к себе хоть какие-то человеческие чувства у тех, кто посмотрит видеообращение, Даудов придумал историю о том, что семьи «муджахидов» подвергаются нападениям со стороны милиционеров. Они заходят к ним в дома и осматривают их. Ищут оружие. Но ведь заходить в дома, где периодически бывают бандиты, получают хлеб и кров, хранят оружие и взрывчатку, готовят взрывные устройства – разве это равносильно убийству женщин и детей? Наоборот. Милиционеры знают, что дети и жены так называемых «муджахидов» сами страдают от того положения, в которое их поставили «лесные». Они вынуждены скрывать даже сам факт, что их близкие в лесу. Не от страха, а от стыда они говорят, что их отцы и братья уехали на заработки в Россию. Им стыдно за себя, стыдно за своих близких. Дети и жены «лесных» получают все социальные выплаты, включая материнский капитал, который эти борцы за веру, кстати, отбирают у них на свои нужды. А самих жен, просто убивают, превращая в «живые бомбы», как Даудов.

Что могут принести справедливого и, тем более, праведного люди, которые без зазрения совести убивают и угрожают продолжать убивать всех, кто с ними не согласен, без оглядки женщина это, старик или ребенок? Что праведного можно найти в убийстве матери и сестры погибшего милиционера, взорванных на кладбище у могилы их сына и брата? Что справедливого, а тем более исламского, можно найти в убийстве несовершеннолетней девочки, дочери губденского участкового, убитой вместе с ним? Что доблестного можно увидеть в убийстве пожилой русской четы, мирно рыбачившей у реки, которых расстреляли просто, чтоб забрать их старенькую «ниву», заставив перед этим пожилых людей рыть самим себе могилы? Кого может любить муж, который посылает собственную жену в Москву для подрыва невинных людей в метро, сам одевая на нее пояс со взрывчаткой? Где тут мужество, где тут честь, где тут ислам? Все эти убийства на совести Даудова.

Изображая из себя защитника исламских ценностей, Даудов не говорит о том, что в свое время он хорошо наваривался на «братьях-муджахедах» и других уголовниках, продавая им оружие за деньги. А еще до этого он торговал оружием в Азербайджане, где за это отсидел в тюрьме. Вполне возможно, что все бы так и продолжалось, если бы в один прекрасный день, дьявол не послал ему «знамение». В доме Даудова взорвался холодильник, в котором он хранил в виде товара для продажи взрывчатку. Только после этого Даудов сбежал с сыновьями в лес, и никакие милиционеры туда его не толкали. Убежал как настоящий трус, чтоб спастись от тюрьмы, как делает всякий уголовник, да еще и детей своих подставил. Вот и все высшие даудовские исламские ценности.

Чтобы хоть как-то обелить свою черную от дыма дьявольскую шкуру, Даудов пытается изобразить из себя защитника исламских ценностей, обвиняет милиционеров в том, что они ведут «борьбу с исламом» и преследуют людей за их веру. Но он не говорит, что, когда в его взорванный дом пришли милиционеры для обыска, его жена - та самая, которую Даудов сначала довел до безумия, а затем, надоевшую и опротивевшую, отправил в качестве «живой бомбы» взрывать Москву, села в комнате на люк и стала молиться. Оперативники, уважая ее религиозные чувства, не смели даже прервать ее молитву, в то время как она, всего лишь использовала намаз как ширму для того, чтобы не дать милиционерам возможность зайти в подвал, где хранился целый арсенал оружия. Вот тебе настоящая школа Даудова – ради собственного нафса можно и намазом пожертвовать. Интересно, будь на месте милиционеров Даудов, остановила бы его молитва женщины?

Такие биографии характерны для многих обитателей леса (не имею в виду диких животных). Вспомним, как так называемый амир Махачкалы Шамиль Гасанов, воруя у своего сводного брата в доме золотые изделия, был пойман с поличным и, получив от него затрещину, в ответ ножом перерезал ему горло и убежал в Чечню, откуда приехал через полгода крутым «оттоптавшим лес» «моджахедом» и тоже объявил себя борцом за чистоту Ислама. А потом за крысятничесво был приговорен и убит своей же «братвой».

Когда Даудов говорит о своем достоинстве и достоинстве своих лесных «героев», хочется напомнить, что не может считаться уважаемым мужчина, который тайком пришел в чужой дом в с.Шамхал, чтобы подло убить старую женщину-учительницу. Также, не могут считаться мужчинами те правдолюбы, которые, озвучивая в своих газетенках выдутые ими самими «сплетни в виде версий», пытались нагло оболгать убитую пожилую женщину для того, чтобы обелить ее убийц.

Что принесли эти люди такого благородного и истинно мусульманского в общество, которое, как они считают, должно пойти по их стопам? Убийства стариков-алимов, своих односельчан, в которых Даудов признается в своем видеообращении? Кто дал право лишать жизни 80-летних седовласых стариков-мусульман, даже если ты не согласен с их религиозными доводами, тогда как старик является объектом почитания в исламе?

Кто видел обращение, тот не мог не обратить внимание на внешний облик, терминологию и риторику этих личностей. Это образованные и глубоко знающие ислам люди, которые могут обоснованно доказать, что они на правильном пути и делают джихад? Разве сопоставив их дела, поступки и призывы можно их признать религиозными авторитетами и признавать как амиров? Если люди, которые без «жи-езжи» не могут связать и двух слов, являются руководителями, духовными лидерами, наставниками, то кто же тогда те, кто их таковыми считает, берет с них пример, подчиняется им, убивает всех без разбора по их повелению?

Даудов все время обижен, что даже в его родном селении Губден никто его не поддерживает, что ему приходится искать помощи у отщепенцев, подобных ему, из других сел. Даудов говорит, что взрослые знающие люди из его родного села отказывают ему в помощи и противодействуют ему, в связи с чем ему приходится полагаться на неопытных юнцов, которых не так сложно обмануть. Он, сам того не желая, признается в своей слабости и немощи, в своей неудовлетворенности судьбой отброса своего же родного общества, которому приходится рыскать как побитому шакалу по лесам, глядя на свет в чужих окнах. Вот откуда исходит такая звериная жестокость, те злобные угрозы и то бесконечное уныние, которое им уже не удается скрывать даже в «официальных» обращениях. Свою дикую злобу по поводу своего бессилия они хотят выместить на самых незащищенных, самых безобидных существах – детях. А дети даже не поймут этой дикой злобы и ненависти к ним. Ведь они ни словом ни делом не вызвали к себе такого отношения.

Как же стало такое возможным? Под гнетом недоверия и страха лесные хоть и говорят, что ничего не боятся и готовы в любой момент отдать свою жизнь за дело ислама, но именно страх загоняет их в леса. Страх перед смертью или задержанием. Причем перед задержанием у них страха больше, чем перед смертью. Ведь если задержат, то будут спрашивать, ради чего убивали женщин и детей? Зачем убивали милиционеров, которые защищают от преступного беспредела, от наркомании и насильников, в том числе жен и детей «лесных»? И что же они должны будут отвечать? Что им не давали молиться? Чушь! Более двух тысяч мечетей действуют в республике. Если не хочешь в мечеть, обращайся к Всевышнему непосредственно из дома, как это делают тысячи мусульман, которые не идут убивать и грабить. Что не давали жить по шариату? Тоже несусветная ложь! Миллионы мусульман Дагестана живут по нравственным нормам шариата уже со времен халифа Умара (р.а.)! А «лесные»? Не могут содержать несколько жен, так просто убивают лишних, превращая в живые бомбы, как это сделал Даудов. Надоела одна, отправит ее на верную смерть и заведет другую «шариатскую жену». Чем не пример для молодежи!? Главное никакой ответственности за содержание семьи. Никаких обязательств ни перед кем!

Еще им перед следователем пришлось бы отвечать за вымогательства денег, за налеты на магазины. Но как это связать с истинной верой? Останется им ответить, что они ненавидят и готовы убивать мусульман, которые посещают могилы ушедших в мир иной близких, пророков и святых, а также тех, кто не носит хиджаба и бороды. Но ведь это же будет смешно. Об этом же не скажешь открыто. Ведь это же идиотизм! А за общими фразами о «джихаде на пути Аллаха», которые без устали твердят лесные, скрываются обычные уголовные преступления, которые подсудны в любом человеческом обществе, в том числе в любом «халифате».

Почему же так произошло? Почему уголовникам с помощью религиозной риторики удается заманивать в лес молодежь? Развернутый и обоснованный ответ на этот вопрос я нашел на сайте iсtina.com в виде статьи под названием «_________________». Лично для меня многое стало понятным и объяснимым.

А Даудова, как и его предшественников, прославившихся на ниве войны с женщинами и детьми, ждет неминуемая расплата. Он все время благодарит своего бога за то, что он дает ему возможность уходить от возмездия. Но Аллах, все видит и не позволит бесконечно распространять на земле несправедливость (зульм). Наверное, Он пока смотрит и оценивает, как к этому шайтану в обличии Даудова относятся истинные мусульмане. Для них это тоже испытание. В Судный День спросится с каждого и за убийство женщин и детей и за потворство этому. Я не призываю убивать даже такого звероподобного существа, как Даудов. Его надо в мешке принести в суд и судить. В любом настоящем шариатском суде ему может быть вынесен только один приговор – смертная казнь. Но его и так ждут все муки ада. Скорее, он сам умрет как собака от зависти и переполнившей его ненависти к мусульманам, которые не потеряли надежду на вечное блаженство в Раю.

В высокочтимом Коране сказано:

﴿إِنَّ الَّذِينَ فَتَنُوا الْمُؤْمِنِينَ وَالْمُؤْمِنَاتِ ثُمَّ لَمْ يَتُوبُوا فَلَهُمْ عَذَابُ جَهَنَّمَ وَلَهُمْ عَذَابُ الْحَرِيقِ﴾

[سورة البروج: الآية 10]

«Тем людям, которые подвергали мучениям мужчин и женщин из истинно верующих и не раскаялись, уготовано жестокое наказание в Аду, и им предназначены мучения огнём». Согласно шариату, запрещается убивать невинного, если даже его убийством спасутся все остальные люди на земле. Какое же право имеют даудовы убивать ни в чём не повинных людей, взрывая машины, дома и т.д.?!

В хадисе говорится:

"إن أخوف ما أخاف عليكم رجل قرأ القرآن حتى إذا رئيت بهجته عليه وكان ردءا للإسلام انسلخ منه ونبذه وراء ظهره وسعى على جاره بالسيف ورماه بالشرك قلت: يا نبي الله أيهما أولى بالشرك الرامي أو المرمي؟ قال: بل الرامي"

(رواه البخاري في التاريخ وأبو يعلى وابن حبان والبزار)

«Моё наибольшее опасение за вас вызывает человек, прочитавший Коран, и когда прелесть Корана станет явной на нём, и он стал защитой для Ислама, он отвернулся и отбросил Коран за спину, и поднял оружие против своего соседа, и обвинил его в ширке». Тогда его спросили: «О Посланник Аллаха (с.а.с.), кто из них ближе к ширку: обвинивший или тот, кого обвинили в ширке?», он ответил: «Обвиняющий ближе к ширку».

Я не призываю убивать Даудова по той причине, что он называет себя мусульманином. А в соответствии с Сунной пророка Муххамада (с.а.с.), из «двух мусульман, обнаживших мечи друг против друга, оба унаследуют ад, потому, что один хотел убить, а другой убил бы, если бы у него была такая возможность». А Даудов обнажил меч не просто против мусульманина, а против ребенка, против женщины, против старика, которые не только ему лично, но и никому из живущих на земле даже не помышляли причинить вред.

Я не хочу составить Даудову компанию в Аду!

Всевышний в назначенное время воздаст всем по трудам их. Аллаху Акбар!

www.Chechnyatoday.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет