доллар    56.25 $
евро 63.09 €
25 мая, 23:16
Погода в Грозном +12 в Грозном

Российский дом... Путина и Кадырова

13 августа в 12:25 (2011 г.)
13.08.2011 /12:23/ Завтра в Москве начинает свою работу научный симпозиум «В.В. Путин и А.А. Кадыров – архитекторы новой России», посвященный 60-летию со дня рождения первого Президента ЧР, Героя России А.А. Кадырова.Представляем вниманию читателей статью Л. Яхъяева на заданную тему. …

В.В. Путин посмотрел на чеченцев другими идеологическими незаморенными глазами и увидел, что они, в общем-то, нормальные люди. И тогда он высказал вполне очевидную, но старательно умалчиваемую до сих пор мысль о том, что не может быть знака равенства между бандитами, террористами и чеченским народом. А.А. Кадыров дополнил: чеченцы такие же граждане Российской Федерации, как и другие представители народов, входящие в ее состав. Все стало на свои места.Все гениальное просто! Но как не просто порой это дается.Путин и Кадыров, бесспорно, открыли новую эру в российско-чеченских отношениях. Почему «новую эру»? Нельзя ли было обойтись без пафоса и громких слов, скупо и скромно ограничившись констатацией факта? Конечно же, да. Но… В таком случае мы поступили бы слишком легкомысленно и поверхностно, упростив и сгладив острейшие углы проблемы, которая кровоточила и ожесточалась на протяжении столетий. Одна только кавказская война обошлась России дороже, чем война с Наполеоном и другие войны с Османской империей и шахской Персией! Не только потерями в живой силе и материальными затратами. За 300-400 лет кавказской батальной эпохи образовалась огромная пропасть в мировоззрении наших народов, в психологии, в идеологии и даже на обывательско-бытовом уровне.Двигаться навстречу друг к другу приходилось, преодолевая огромные завалы и преграды, которые накапливались за многие века. Ни цари и царские министры, ни сменившие их партийные вожди и коммунистические деятели так и не сумели вывести российско-чеченские, а вернее сказать, российско-кавказские отношения на плоскость взаимоприемлемых и всеобъемлющих решений. Не смогли распутать этот тугой узел противоречий ни демократ Ельцин, ни либеральный ичкерийский лидер Дудаев, публично демонстрировавшие свою волю и готовность жить в мире и согласии. При них как раз кавказский котел и достиг своей наивысшей точки кипения.С 1991-го по 2000-й год российско-кавказский (чеченский) кризис приобрел характер фатальной и непреодолимой вражды. Могущественные силы, которые искусственно подталкивали наши народы к этой роковой черте, не без серьезных оснований надеялись таким образом повторить сценарий развала СССР и первым шагом в этом направлении должно было стать отторжение от России ее южного подбрюшья, именуемого Северным Кавказом. Дальнейшее расчленение России, по задумке заокеанских кукловодов, проистекало бы «с учетом законных интересов малых народов, насильно удерживаемых в рамках федерации».Таким образом бывшая российская империя оказалась бы в своих «исторических границах» Московской Руси со всеми вытекающими отсюда последствиями. Что же в таком разе ожидало гордых и свободолюбивых чеченцев, равно как и всех горцев Северного Кавказа? В лучшем случае – судьба афганской провинции Герат под властью талибов. В худшем случае – полное физическое уничтожение. Богатый полезными ископаемыми и углеводородами кавказский край без кавказцев, или с кавказцами в качестве дешевой рабсилы, вполне устраивал закулисных вершителей человеческих судеб из пресловутого Гильвердийского клуба. (Неважно, как они называются, важно, что они есть).Путин хорошо понимал, какая реальная угроза нависла над Россией. Ему досталась страна, которая больше напоминала колосса на глиняных ногах. Внешне она все еще старалась соответствовать «новой, демократической России», претендующей занять свое место «под солнцем». И люди, болеющие душой за российскую государственность, делали все возможное и невозможное для того, чтобы сохранить, закрепить этот имидж за своей страной, хотя отчетливо понимали, что они находятся в двух шагах от национальной катастрофы. Бездействие, стенания и слезы по этому поводу могли только ускорить процесс распада. Другая опасность, смертельный риск состоял в одном единственном неверном решении по кавказской проблеме, которая превратилась к тому моменту в самое уязвимое место во всей системе государственной власти в России. Перед Путиным и его немногочисленными единомышленниками возникла во всей своей остроте архисложная задача по умиротворению Чечни. Было уже ясно, что невозможно задавить ее силой, ибо нельзя победить народ, даже если он в чем-то неправ или разделен на два лагеря. Но даже если это случилось бы, то это была бы Пиррова победа и стоила бы России больше потерь, нежели приобретений.Кадыров четко сознавал, что его народ стоит на краю пропасти. И угроза шла сразу с двух сторон. С одной стороны, жесткие действия федеральных сил в Чечне изматывали чеченский народ, доводили его до отчаянья. С другой стороны, ваххабиты, а по существу, международные террористы, слетевшие в Чечню, как стервятники на запах крови, устроили настоящий геноцид над мирными чеченцами и всеми теми, кто не разделял их человеконенавистническую идеологию и средневековые порядки, выдаваемые за истинный ислам. В этой чрезвычайно опасной и неоднозначной ситуации перед А. Кадыровым встал нелегкий выбор: с кем быть? (Вопрос равнозначный в данном случае – быть или не быть?).С ваххабитами все было ясно для Кадырова. С ними ему не по пути. Он хорошо знал, кто они такие и какие цели преследуют на самом деле. Чеченский народ в массе своей не принимал их идеологию, их порядки, их видение мира и себя в этом мире. Ваххабиты в корне отвергали такие понятия, как национальное самосознание, народные традиции и обычаи, выработанный веками уклад жизни и исторические ценности, сводя все это под аморфное и мифическое «исламское братство», в котором все люди равны между собой, думают и поступают на один манер, заправляют штанины в носки, отпускают бороды, но сбривают усы, почитают своих эмиров и беспрекословно исполняют их приказы, ибо они заменяют тебе отца и мать, не делятся на тейпы и народы, не признают границ и что теперь все они – исламская умма безотносительно к конкретной местности и национальности… Вся эта белиберда, казавшаяся на первых порах невинной забавой новоявленных безусых проповедников с заграничным гражданством, на практике оказывалась куда изощренной и губительной, чем эксперименты большевиков над созданием новой общности людей – советский народ и расовые теории фашистов, бредивших о создании арийской расы. Ваххабизм – это гибрид большевизма и фашизма, замешанный на густой и острой приправе религиозного экстремизма.С самого начала А. Кадыров не тешил себя иллюзиями «исламского братства» в трактовке Хаттаба-Басаева-Удугова и решительно выступил против агентов ваххабизма, раскрывая антинародную и сатанинскую суть этого лжеучения, изобретенного 600 лет назад для  осквернения и очернения истинного ислама, призывающего людей и народы к миру и согласию между собой.«Исламом здесь и не пахнет», - подчеркивал Ахмат-Хаджи. – Эти люди, называющие себя борцами за чистую веру, в действительности преследуют свои корыстные цели и хотят всеми путями заполучить в свои руки власть. Все остальное – хабары и сказки, рассчитанные на легковерных».Ваххабиты имели в Чечне, да и на Северном Кавказе довольно-таки сильные позиции. Объяснение этому заключалось не в том, что они проповедовали взгляды, идеи и убеждения, созвучные широким слоям населения или привлекательные своей правдивостью, справедливостью и богоугодной направленностью. Эти лица, называвшие себя борцами за чистую веру, на самом деле представляли собой хорошо организованные и щедро проплачиваемые политические ячейки, которые преследовали главную цель: дестабилизировать обстановку в местах своего пребывания, в данном случае – в Чечне и на Северном Кавказе, расшатывать устои действующей власти и готовиться к установлению своих порядков, когда пробьет их час…Час этот пробил, когда под предводительством Хаттаба и Басаева ваххабиты вторглись в Дагестан. А.А. Кадыров предчувствовал, что это есть прелюдия ко второй чеченской военной кампании. Но еще оставался маленький шанс избежать очередной трагедии. Он предпринимает отчаянные попытки образумить А. Масхадова, который делает хорошую мину при плохой игре и всем своим видом демонстрирует, что ничего страшного не происходит. Сам муфтий Кадыров, как высшее духовное лицо, открыто и принародно осуждает военное вторжение ваххабитов в соседнюю республику и классифицирует их действие как авантюру и провокацию, преследующие цель разжечь на Северном Кавказе новую кровопролитную бойню.Военный демарш ваххабитов показал Путину, что международные террористы не просто бросили вызов России и лично ему, но они дают понять всем, что представляют из себя военную силу, способную наносить болезненные удары против своего главного противника на его собственной территории. Стерпеть это ни одно уважающее себя государство и возглавляющий его правитель  не могли.Кадыров тоже сделал для себя вывод: ваххабиты перешли Рубикон и теперь только война может рассудить их. Сами того не подозревая (и – не желая этого!), головорезы Хаттаба и Басаева толкнули Путина и Кадырова навстречу друг к другу. Они оба поняли, что их общий враг ваххабиты, представляющие смертельную опасность и для России, и для Чечни.Реальная действительность, сложившаяся ситуация подсказали им, что против этой вселенской заразы нужно действовать совместно, плечом к плечу, забыв старые обиды и разногласия. К чести и политической дальновидности Путина и Кадырова, они не стали долго раскачиваться в деле чистки авгиевых конюшен в российско-чеченских отношениях и сразу, бок о бок выступили против общего врага. Так поступают настоящие мужчины. Если кого-то коробит такое определение, отсутствующее в политическом лексиконе, готов употребить другое выражение – сильные личности или мудрые государственные мужи, которые способны поставить общественные интересы выше личных амбиций и эмоций.Тем более, что под общественными интересами оба подразумевали российские интересы, от которых отныне неотделимы жизненно важные интересы чеченского народа.Важно отметить: союз Путина и Кадырова не носил временный характер и он не строился на основе сиюминутной необходимости и выгоды. Союз Путина и Кадырова зиждется на базе исторического опыта, многовековой практики совместного сосуществования, морально-нравственных и культурных ценностей, добровольном волеизъявлении соседних народов, желающих строить свои отношения в дальнейшем на принципах равноправия, взаимоуважения, сотрудничества и обоюдной выгоды.Союз Путина-Кадырова проверен временем. И не только временем. Серьезное испытание пришлось выдержать этому союзу после трагической гибели первого Президента Чеченской Республики 9-го мая 2004 года. Многие наши недоброжелатели и враги довольно потирали руки: этим взрывом разнесется в пух и прах все, что Путин и Кадыров вместе создавали на пути сближения Чечни и России… Не вышло! Грозный и Москва нашли выход. Наглядно продемонстрировали всему миру, что отношения между ними не подлежат ревизии и имеют необратимый характер. И причина тому имеется веская: в основе этих отношений лежит не только политическая воля двух лидеров, но выстраданный, осознанный нашими народами выбор в пользу мира, добрососедства и совместного развития в рамках единого государственного образования.Убедительным свидетельством живучести и крепости данного союза является президентство Д. Медведева. Формат и содержание российско-чеченских связей, оставаясь прежними, значительно обогатились и получили тенденцию к дальнейшему наращиванию, что является безусловной заслугой Дмитрия Анатольевича.В лице Рамзана Ахматовича Кадырова мы имеем достойного продолжателя великого дела своего отца, который завещал ему беречь российско-чеченские отношения как зеницу ока. Можно быть абсолютно уверенным в том, что так оно и произойдет. Нынешние неуклюжие попытки прозападно настроенной части интеллигенции (радзиховские, белковские и иже с ними) навязать российскому обществу неприемлемые для него идеи пересмотра исторических границ и отказа от принципа федеративного устройства России, конечно же, потерпят крах. Северный Кавказ не балласт, а жемчужина страны, как верно заметил наш национальный лидер.В архисложное и, вместе с тем, в удивительное время нам выпало жить. Стоило нам услышать друг друга, отказаться  от взаимных упреков и претензий, переступить через вековые заблуждения и ошибки, проникнуться чаяниями и заботами противоположной стороны, как моментально произошли перемены, которые еще совсем недавно казались немыслимыми. Подумать только: центральная часть города, которая по приказу Ельцина и Грачева подверглась всего несколько лет назад интенсивным авиаударам и фактически превратилась в развалины, сегодня является одним из самых цветущих уголков чеченской столицы и носит имя Путина. А в Москве, в Бутово, есть улица, носящая имя А.Кадырова. Из Чечни хотели сделать таран, с помощью которого наши недруги планировали развалить Россию. Вместо этого Чечня идет ныне в авангарде центростремительных сил, которые отстояли целостность и единство Российской Федерации. Бывший возмутитель спокойствия на южных рубежах России стал в настоящее время самым верным и надежным оплотом российской державности в кавказском регионе.О «чеченском чуде» говорит сегодня весь мир. Имидж чеченцев-бандитов, чеченцев-мафиози разрушен до основания и теперь  ему самое место на свалке истории.Сегодня мы живем в общероссийском доме, фундамент которого заложили Путин и Кадыров. Они знали толк в строительном деле. И у нас, живущих в этом доме, должно хватить ума, чтобы любители поиграть со спичками не подпалили его в очередной раз.Особенно с той стороны, где у нас хранится «керосин», из которого легко можно сделать «коктейль Шамиля» (по аналогии с «коктейлем Молотова»). А нам это надо? – вот в чем вопрос.Леча Яхъяев,советник Главы ЧР

 www.Chechnyatoday.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет