доллар    56.51 $
евро 63.2 €
29 мая, 05:18
Погода в Грозном +15 в Грозном

Мультикультурализм: вчера и сегодня

9 сентября в 01:00 (2011 г.)
09.09.2011 /10:11/ В настоящее время мультикультурализм является частью внутренней политики большинства развитых стран мира. Идеи этой социально-политической доктрины приобрели популярность в странах Европы и Северной Америки после Второй мировой войны на волне неприятия к колониализму и нацизму. С тех пор ситуация в мире сильно изменилась. По мнению многих экспертов, сегодня идеи мультикультурализма находятся в стадии своего заката. Так ли это и что же такое мультикультурализм на самом деле? Об этом в беседе с корреспондентом «Столицы+» рассказал доктор философских наук академик АН ЧР Вахит Акаев.
– Вахит Хумидович, так что же такое мультикультурализм, каково значение этого слова?
– В основе термина лежит понятие «культура», а приставка «мульти» с латинского переводится как многосоставность, множественность. Поэтому слово можно перевести как множество культур или как многосоставная культура. Этим термином или понятием выражается ситуация мирного сосуществования мигрантов и европейцев в той или иной европейской стране. Концепция мультикультурализма, которую отстаивали и пытались реализовать европейские социал-демократы, означает утверждение права каждого человека на свою идентичность, но при этом этнические, духовно-культурные, семейно-бытовые особенности не должны вступать в противоречие с существующими законами той или иной страны, общепризнанными нормами общественного поведения, а в целом, с гражданскими обязанностями.
Но в Германии, Франции, Англии, где очень большая потребность в малоквалифицированной рабочей силе, набираемой из стран третьего мира, Восточной Европы или России, культурное, политическое сосуществование между потомками мигрантов и коренных европейцев при наличии очевидных достижений сегодня не получается. Например, судя по некоторым экспертным оценкам, более 10% мигрантов (в основном это турки) не желают интегрироваться в немецкое общество. Как известно, в 50-е годы XX в. турки были приглашены в Германию на восстановление разрушенных в ходе войны городов. Общее число турок и других мусульман, ныне проживающих в Германии, свыше 4 млн человек, где-то до 5 млн мусульман проживает во Франции, в Италии до 1 млн, в Британии – 1,4 млн. В Германии в мультикультурном отношении возникла ситуация существования двух параллельных миров – немцев и мусульман. Мигранты мало ассимилируются, они придерживаются своих этнических, конфессиональных ценностей, не желая принять основы западной цивилизации и культуры. Эта ситуация канцлером Германии Ангелой Меркель охарактеризована как конец эры мультикультурализма.
– Ситуация, которую Вы охарактеризовали, присуща только Германии или же она имеет более широкий контекст?
– Она присуща всей Европе. О провале политики мультикультурализма заявили и премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, и президент Франции Николя Саркози. Последний придерживается позиции: если проживающий во Франции мигрант не собирается стать частью французской нации, то он не может стать желанным гостем в стране. Французы строго придерживаются равенства мужчин и женщин, для них, например, неприемлема ситуация, когда девочкам запрещается посещать школу. Французов раздражает массовое исполнение молитв мусульманами на улицах страны. Дэвид Кэмерон призывает европейцев поменять методы прошлого для преодоления угрозы, исходящей от «исламского экстремизма» (читай, от ислама), и для этого он призывает перейти к «мускулистому либерализму». Словом, европейцы решили поменять либеральную политику мультикультурализма на жесткую политику: мигрант должен ассимилироваться, стать либо немцем, либо французом, либо англичанином и т.д. В противном случае ему не место в стране пребывания.
– Скажите, пожалуйста, чем объяснить провал политики мультикультурализма в Европе?
– Это сложный вопрос. И он связан со многими факторами. Прежде всего, мигрант, прибывший в Европу из Индии, Турции, Алжира и пр., – представитель древних цивилизаций, культур, носитель многотысячелетних этнических, духовно-религиозных ценностей. Чаще всего он из бывшей колонии попадает в метрополию. Европейский мир для него непонятен, чужд, он не в силах превратиться в европейца, его адаптация неполная, хотя этот новый мир представляет ему гораздо лучшие условия для жизни, интеллектуального развития, освоения профессии, чем были у него или его предков на исторической родине.
Миллионы мигрантов, проживая в европейских странах, имеют возможность сравнить европейские ценности со своей этноконфессиональной культурой, и это сравнение часто не в пользу первых. Для мигрантов-мусульман неприемлемы европейская бездуховность, гедонизм, свобода нравов, разрыв родственных уз. Архаичные, древние, мистические ценности лежат в основе культуры восточных народов, миллионы представителей которых в силу различных обстоятельств оказались в европейских странах.
– С моей точки зрения, попытка нового отношения к мигрантам, пересмотр политики мультикультурализма связаны с исламским фактором, увеличением числа мусульман в Европе за счет иммигрантов и новообращенных. Не кажется ли Вам, что рост числа мусульман в Европе, живущих по своим законам, является серьезным препятствием для реализации планов по установлению нового мирового порядка?  
– Без сомнения, исламский фактор, особенно экстремистская деятельность отдельных групп, прикрывающихся исламом, в значительной мере служат поводом для антиисламских настроений, обострения взаимоотношений между местным населением Европы и мусульманами. А политическая активность мусульман, их желание жить на основе исламских ценностей рассматриваются как конфликт между цивилизациями и культурами, крах мультикультурализма.
Демографическая ситуация в Европе очень сложная, у европейцев наблюдается сокращение и старение населения, и это на фоне роста численности мусульман за счет высокой рождаемости, притока иммигрантов, принятия ислама коренными европейцами. Сегодня население стран Европейского союза составляет более 500 млн человек, а число мусульман достигает 15 млн. Мне только не ясно, каким образом 3% мусульман, живущих разрозненно в Европе, представляют угрозу для европейской цивилизации? Существует даже сомнительный прогноз, в соответствии с которым в 2050 году число мусульман в Европе достигнет 100 млн человек. Такая статистика, с моей точки зрения, является психологическим воздействием на европейцев для закрепления в их сознании негативного образа мусульман-варваров, готовящихся завоевать Европу.
Я соглашусь с Вами. И мне думается, мусульмане со своей культурой, верой во Всевышнего, отстаивающие социальную справедливость и придерживающиеся высокой духовности, являются серьезным препятствием на пути глобализации, нового мирового порядка, которые намерены установить архитекторы мондиализма.
– Мне хотелось бы в контексте нашего дискурса обсудить вопрос о чеченцах, которые вследствие военных действий, прошедших на территории нашей республики в 1990-х годах, оказались в Европе. Каким же образом они адаптируются там и насколько глубоко могут интегрироваться в европейскую культуру?
– С моей точки зрения, вопрос об эмиграции чеченцев в Европу и их адаптации к новым условиям до сих пор не стал предметом тщательного осмысления. Судя по различным экспертным оценкам, в Европе в качестве иммигрантов находятся от 40 до 100 тысяч чеченцев. Процесс их адаптации в Европе далеко неоднозначный. Сказать, что они нацелены на глубокую интеграцию в европейскую культуру, было бы неверно. Но, тем не менее, многие из них ищут работу, находят ее, а дети с удовольствием учатся в школах, колледжах, вузах, изучают языки и при этом показывают хорошие результаты. У второго поколения чеченцев, проживающих в Европе, думается, будет больше шансов для успешной адаптации и интеграции в европейскую среду.
Для чеченцев всегда актуален вопрос о сохранении этнической ментальности, обычаев, традиций предков, религиозных ценностей, прежде всего, оьздангалла. В ходе интеграционных процессов культурные архетипы, оставшиеся в наследство от предшествующих поколений, подвергнутся соответствующей корреляции. Потомки чеченских иммигрантов при отрыве от этнокультурной почвы предков подвергнутся ассимиляции. Образ их жизни будет иметь в основном европейские черты, хотя они долго могут сохранять память о своей этнической принадлежности.
– Вахит Хумидович, Ваши рассуждения последовательны, обоснованны. Наверняка, Вы знаете и соответствующие факты. Неужели потомки тысяч чеченцев, эмигрировавших в Европу, оторвутся от своих корней, национальной почвы, навседа исчезнут в ином культурном ареале?
– Обсуждаемые нами вопросы наряду с рациональными аспектами имеют и эмоциональную нагрузку. Трудно представить себе картину, когда многие потомки, например 30 тыс. чеченцев, через 100 лет превратятся в немцев, французов или бельгийцев и пр. Это не произойдет, если: а) чеченские диаспоры будут активны в плане сохранения чеченского языка, культуры, обычаев, религиозных ценностей; б) чеченцы все время будут поддерживать связи со своей исторической родиной. Развитие этих взаимоотношений будет зависеть не только от желания чеченцев, живущих на исторической родине или вне ее, но и, что немаловажно, от степени открытости Европы. Снятие визового ограничения между Россией и странами ЕС позитивно отразится на связях диаспоры со своей исторической родиной. А ужесточением пограничного режима эти контакты на долгие годы могут быть сведены к минимуму. Словом, в современном мире, где конфликты, войны все еще не преодолены, любая диаспора может надолго оказаться в условиях неопределенности, изоляции. Она может оказаться оторванной от ствола своего народа.
Между тем у чеченцев есть опыт, который до сих пор основательно не осмыслен. Я имею в виду судьбу чеченцев-махаджиров, оказавшихся во второй половине ХIХ в. на мусульманском Востоке. Как мы знаем, некоторые из них отуречены, другие, например в Ираке, стали арабами. Третьи, попавшие в Иорданию, в определенной мере сохранили этнические традиции, но мощный процесс ассимиляции берет верх над этническими ценностями. Разве во Франции ассимиляцию избежали родственники Тапы Чермоева? Можно привести и другие примеры.
– Коль скоро мы коснулись интеграционных и ассимиляционных процессов, то мне хотелось бы затронуть эту тему в контексте народов России. Есть ли опасность исчезновения малочисленных народов в Российском государстве? Решены ли в современной России проблемы мультикультурализма?
– История России показывает, что многие ее народы в течение веков не исчезли, не были полностью ассимилированы, они сохранили свой образ жизни, язык, культуру, развивались на основе русской культуры, российской правовой системы. В этом отношении можно сказать, что Россия сохранила значительное количество народов, попавших под ее политическое и культурное влияние. Но это не означает, что не было проблем взаимоотношений России и отдельных народов. В царское время – это Кавказская война, в советское время – это репрессии, депортации, уничтожившие значительное количество людей. Это печальные и трагические стороны взаимоотношений, и пусть они останутся в прошлом.
Сегодня важно, чтобы все народы, входящие в состав единого Российского государства, имели возможность свободно развиваться, чтобы преодолевались обиды прошлого, шовинистические, националистические и исламофобские веяния. К сожалению, часто прекрасные конституционные положения, не допускающие межнациональной, межконфессиональной розни, остаются декларативными. На государственном уровне необходимо проводить политику интеграции народов, объединения их на основе взаимного уважения, доверия, современного решения общих проблем. Ни один народ в России не должен быть лишним, чужим. Определенные силы небезуспешно стремятся объединить русскую молодежь на основе чеченофобии, кавказофобии. Этим силам в общественном мнении россиян удалось превратить чеченцев в эвентуальных врагов России. Странная получается ситуация. Оказывается, у некоторых писателей, политиков, журналистов Гитлер являлся меньшим злом для России, чем чеченцы. Без зачистки мозгов россиян от этих явлений трудно говорить о «единстве многонационального российского народа».
Термин «мультукультурализм» применительно к России имеет иной смысл, чем на Западе. Культуры российских народов всегда находились во взаимодействии, взаимообогащались. Пушкин, Лермонтов, Толстой и другие великие писатели своим творчеством способствовали формированию национального самосознания народов Кавказа. Русская, общероссийская культура была бы значительно бедней без вклада в нее народов Кавказа и других российских народов. Установление дружеских, братских социокультурных связей между народами России происходило через преодоление противоречий, сопротивления темных и реакционных сил.
И сегодня, через 20 лет «царства демократии», это жизненно необходимо. Сегодня необходим всероссийский разговор (съезд народов), где обсуждались бы вопросы сохранения единства народов и их культур.
Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет