доллар    57.32 $
евро 67.26 €
18 октября, 12:13
Погода в Грозном +14 в Грозном

Территория, свободная от этноконфликтов

10 октября в 18:06 (2011 г.)
10.10.2011 /17:55/ Олег Петухов приехал в республику, когда ему едва стукнуло 23. К тому же, в 2003-м. В период, когда города и села лежали в руинах, у скептиков все еще была масса поводов для мрачных  прогнозов, а надежды оптимистов держались на политической дальновидности Ахмата-хаджи Кадырова. Тогдашний преподаватель-общественник Олег Петухов сделал за эти восемь лет стремительную карьеру: минувшим  летом он назначен Рамзаном Кадыровым на должность заместителя руководителя администрации Главы и Правительства ЧР. В новом качестве Олег Петухов курирует вопросы русскоязычного населения республики. Я спрашивала у Олега Юрьевича о русских жителях ЧР, поскольку российская пресса изобилует инсинуациями на эту тему. Между тем, опровергая все медийные «страшилки», русский «сегмент» в этническом спектре республики (около 40 национальностей) занимает значительное место.     

О себе

- Олег Юрьевич, расскажите читателям о предыстории вашего приезда в республику.

- Родился я в Краснодарском крае, значительную часть  молодости прожил в Сибири. Высшее образование (педагогическое) получил в Таганроге. Поворотный момент в моей жизни – участие во Общероссийской общественной организации содействия воспитанию молодежи «Идущие Вместе». Там мне и предложили поработать в Чеченской Республике в качестве преподавателя.
Помню, наша группа отправилась первой от организации «Идущие Вместе» в Грозный. Нас было 19 человек из разных регионов России. Я преподавал математику. Это были факультативные занятия. Мы вели их на базе пункта временного размещения беженцев, расположенного по улице Богдана Хмельницкого. То есть дополнительно занимались с детьми после того, как они возвращались из школы в ПВР.
Надо сказать, на наши факультативы дети приходили с радостью: мы помогали им восполнить пробелы в знаниях, которые образовались у них за годы смуты. Если же оставалось время, оказывали содействие в усвоении текущего материала.
Месяц спустя срок нашей командировки истек, и группа выехала из республики. Была еще одна немаловажная причина нашего отъезда: через несколько дней – 23 марта 2003-го – в республике планировалось провести референдум по Конституции ЧР. Обстановка была напряженной, нестабильной и руководители организации приняли решение на время  проект приостановить. Когда референдум прошел, наша группа приехала в Грозный повторно.

- Невзирая на взрывоопасную ситуацию послевоенных лет… Опасения были?
- У меня лично – нет, переживали мои родственники. Я еще на пятом курсе института решил, как бы задачу для себя поставил, приехать сюда и сделать что-то полезное. Наверное, это был в какой-то степени юношеский максимализм. Сейчас иногда сам себе удивляюсь, что принял такое решение, но могу сказать, что за прошедшие восемь лет ни разу о нем не пожалел.
Уже работая здесь, в республике, я понял, что мы действительно приносим пользу, так как дети на самом деле нуждаются в дополнительных занятиях. Надо сказать, у наших подопечных был живой интерес к учебе. Если сравнить с моей практикой в одной из таганрогских школ, там у ребят, немного избалованных, так сказать, благами цивилизации, такого интереса к знаниям не было, как здесь. А в Грозном дети охотно с нами занимались, стремились к знаниям, и это было очень приятно мне как педагогу и человеку. Поэтому я принял решение дальше участвовать в проекте и приехал повторно - еще на месяц. Потом после защиты диплома вернулся в Грозный на более длительный срок и вот так преподавал здесь под эгидой образовательного  проекта «Идущих Вместе».
Когда организация свернула деятельность в Грозном, я был принят в аппарат Общественной Палаты ЧР на должность начальника информационного отдела. Параллельно вел общественную работу среди русских жителей республики  –  по собственной инициативе, сотрудничал с православной церковью. Мы организовывали небольшие мероприятия, и эта деятельность была замечена: меня пригласили на работу в Центр духовно-нравственного воспитания и развития ЧР. Я  ушел из аппарата Общественной палаты ЧР и Ваха Геланиевич Хашханов, руководитель Центра, принял меня в штат на должность своего помощника.
- Решая преподавать в недавней «горячей точке», знали, что здесь русские живут?
- Не особо задумывался по поводу национальных вопросов. Что касается русских жителей, то в первый год работы, на сколько я помню, мы их не видели – в ПВРе, где работала наша группа, жили только чеченские семьи. Русских на территории республики я стал встречать в 2005-2006 годах, когда организация «Идущие Вместе» открыла Молодежный Центр «Детский мир» в Грозном. Центр за время его работы посетили тысячи ребят, среди них были и русские. Далее восстановили наш храм Архангела Михаила в Грозном. В церкви, я увидел еще больше русских людей, стал с ними общаться.
Надо сказать, в этом плане мне очень помогла работа в Центре духовно-нравственного воспитания и развития ЧР. Очень было полезно изучить ситуацию в сфере национальной политики и межконфессиональных отношений, контактировать  с духовными лидерами обеих конфессий. Я втянулся в эту сферу, организовывал мероприятия - уже по роду службы. На этот раз моя работа в Центре была замечена руководством республики, и летом этого года меня назначили на должность заместителя Руководителя Администрации Главы и Правительства Чеченской Республики.

«Собираемся в церкви имени Архангела Михаила»

- Немаловажный вопрос – статистика. Сколько в республике русских жителей по вашим данным?
- Где-то 10-12 тысяч. Они примерно одинаково расселены в Шелковском, Наурском районах и в Грозном (по 3-4 тысяч). И какая-то часть живет в Гудермесе.
Какова доля коренных жителей среди русских? Очень значительная, эти люди живут в республике уже не первое поколение, приезжих специалистов пока немного. Правда, многие русские в некоторой степени пассивны. По этой причине политика республиканских властей направлена на вовлечение их в общественную жизнь республики, выявление проблем и оказание содействия в их решении.
- И какие возрастные категории преобладают?
- У нас ситуация такая, что многие живущие в Грозном русские женщины ранее вступили в смешанные браки. Другая категория русских грозненцев – взрослые бездетные семьи либо чьи дети выехали за пределы республики, так называемые, одинокие старики. То есть в обоих случаях не идет речь о новом поколении русских грозненцев. Это подтвердил и мой запрос в министерство образования и науки ЧР о количестве православных учащихся в школах. В ответе был представлен небольшой список фамилий - русских детей в Грозном очень мало.
Но есть в республике районы, населенные русскими жителями разных возрастных категорий: Шелковской и Наурский. К примеру, я часто бываю в станице Червленой Шелковского района, станице Ищерская Наурского района, там на улицах много русских, и в школах я встречаюсь с русскими учениками. И молодых семей с маленькими детьми достаточно много. Когда у нас летом было массовое крещение на Тереке, мы собрали 30 малышей, и несколько было взрослых. То есть в водах Терека крестились дети, в молодых русских семьях рожденные.
- Судя по всему, рост религиозности в республике коснулся и православия…
- У нас есть две православные школы при храмах: в станицах Ищерской и Наурской. Там учится по 20-25 детей.   
В Червленой также есть русские семьи, которые хотели бы отдать детей на обучение основам православия, но в этой станице нет храма, при которой могла бы функционировать воскресная школа. Да и учить детей тоже некому: у нас на два района один священник, но я думаю, со временем этот вопрос тоже будет решен. Дело в том, что в нашу епархию, Владикавказскую и Махачкалинскую, входят четыре республики (Чечня, Ингушетия, Дагестан, Северная Осетия). Архиепископ у нас новый – владыка Зосима. Мы уже просили его назначить в Шелковский район, как минимум, одного священника. Надеемся, епархия пойдет навстречу и кого-то к нам пришлют.
- А как насчет прослойки неимущих – таковая имеется?   
- Есть у нас в Грозном одинокие старики, которые прожили здесь не один десяток лет. В годы войн и смуты они не захотели или не смогли выехать в другие регионы, а если и покинули республику, то вскоре вернулись, не желая менять место жительства. (Даже те, кстати, чьи дети чаще всего живут в Ставропольском и Краснодарском краях, то есть совсем рядом). Старики, которые получают хорошую пенсию, чувствуют себя достаточно уверенно. Есть и люди преклонного возраста, которым не удалось доказать трудовой стаж, таким сложнее. Им оказывается помощь.
Кому как живется нам известно, поскольку общение у нас регулярное – в воскресные дни на территории храма  имени Михаила Архангела. Там мы регулярно собираемся, у прихожан есть возможность пообедать или поужинать. Священнослужители, зная, кому надо помочь продуктами, выдают им крупу, муку и сахар, мясную или рыбную тушенку (военные завозят в храм для малоимущих). Речь идет о категории нуждающихся, она немногочисленна, а таких, чтобы с голоду умирали, слава Богу, нет в республике.
- Были моменты, которые вас поразили, произвели особенное впечатление за эти восемь лет?

- (Со смехом): Я вообще-то не впечатлительный… Хотя, в связи с вашим вопросом вспоминаю молодежный форум «Путь к миру и согласию». Мы проводили его в Центре духовно-нравственного воспитания и развития ЧР летом прошлого года. В качестве почетных гостей там присутствовали архиепископ Ставропольский и Владикавказский Феофан и руководитель Координационного Центра Мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев. Мне понравился и запомнился их диалог, было видно, что они между собой дружат, испытывают взаимное глубокое уважение. Приятно удивила и впечатлила радость, которую им явно доставляло общение друг с другом. Думаю, эта дружба должна быть примером для молодежи северокавказского региона. Чем больше будет фактов дружеских отношений известных людей разных конфессий, тем спокойней нам всем станет жить.
- Как русскоязычные жители проводят досуг?
- В разговорах со мной они говорят о том, что не пропускают концерты артистов российской эстрады, которые сюда приезжают. Другой факт: на недавнем концерте симфонического оркестра Чеченской филармонии было много русских зрителей, в том числе мои знакомые, все они были очень обрадованы тем, что в Грозном зазвучала классическая музыка. Есть и определенные надежды: сейчас мы все ждем открытия Русского драматического театра имени Лермонтова. То есть определенная потребность в культурных мероприятиях светского характера имеется, и проводятся они уже чаще. Судя по всему, в 2012-м этот выбор у наших сограждан станет шире.


 У них тоже «квартирный вопрос»

- В новом статусе вы обладаете широкими полномочиями, что позволяет вести системную работу с русскоязычным населением – направление, которое вы курируете. Хотелось бы знать, о каких проблемах наши сограждане говорят в ходе ваших встреч с вами?

- Проблемы у русскоязычных  такие же, как у всего населения республики. Но главный вывод из общения с ними я сделал следующий: часто они просто не знают, в какую структуру, в какое ведомство обратиться, не имеют понятия о своих правах. То есть проблемы этих людей не решены по вине их самих, а не чиновников.
- Расскажите об этом подробней.
- Приведу в пример показательную, с моей точки зрения, ситуацию в Заводском районе Грозного. Там была у меня  встреча с местными жителями. В ходе нашей беседы русская женщина пожаловалась на материальные трудности, на то, что не может в достаточной мере обеспечить необходимым детей школьного возраста и лекарствами – прикованного к постели мужа. Задаю вопрос: инвалидность супруга оформлена? Как выяснилось, нет. Изучив ситуацию, мы помогли оформить ее мужу инвалидность и опекунство супруги над ним. Семью с тех пор посещает социальный работник. Решена и проблема обеспечения детей школьной формой, учебниками (необходимое содействие оказал заместитель префекта Заводского района). То есть по этим четырем пунктам мы помогли конкретной семье. Как я упомянул, чаще всего проблема в том, что люди не знают своих прав, не имеют понятия, куда им обратиться и как оформить то, что им полагается.
Но есть, конечно, вопросы, нерешаемые одономоментно – жилищные. К сожалению, муниципальное жилье в республике строится очень мало и всем раздать всем квартиры нет возможности. Единственное преимущество в пресловутом «квартирном вопросе» есть у льготников: насколько я знаю, мэрия Грозного имеет определенные планы по строительству жилья для этой категории граждан. То есть речь о вопросах, которые решаемы по мере финансирования в дальнейшем, скажем так.
С просьбой о трудоустройстве также нередко обращаются…
- Удается оказаться содействие?
- Вопрос, сами понимаете, сложный для республики. Если у человека есть какие-то трудовые навыки, образование соответствующее, смотрим, в какой сфере он мог бы работать. Был такой случай в Наурском районе: молодой человек достаточно активно проявлял себя в общественной жизни, в различных мероприятиях, и мы рекомендовали его на работу в одно из госучреждений. Там пошли навстречу нашей просьбе и парня зачислили в штат.
- Наверняка его взяли на работу в Грозном. А в Наурском и Шелковском районах есть, где трудоустроиться? В целом кто они по профессиональной принадлежности - русские жители Чечни?
- В Наурском и Шелковском есть проблема трудоустройства. Там по линии казачества ребятам содействуют, чтобы они по контракту служили в Наурском батальоне внутренних войск, либо направляют в МВД ЧР.
Но чаще всего русские жители проявляют себя в бюджетных сферах: учителя школ, преподаватели вузов, врачи, и, как я сказал, сотрудники милиции. Достаточно много русских сотрудников  в администрациях Шелковского и Наурского районов, в районных подразделениях газовых служб. То есть  задействованы русские жители практически во всех сферах. Правда бизнесмен среди нас единственный – владелец мебельного салона в Грозном, да и тот приехал сюда три года назад.

                                                                                                                                                                                                                        
Большая благодать для православных


- Вы живете и работаете в Грозном восьмой год. Обращались к вам русские жители по поводу каких-либо дискриминационных проявлений к ним со стороны коренного населения, чиновников?

- Не припомню ни одного инцидента на межнациональной и межконфессиональной почве. Мелкие бытовые конфликты среди молодежи и подростков – без этого не бывает, а каких-то серьезных столкновений на территории республики не знаю, не видел и даже не слышал. В республике царит межнациональное согласие, в этом нет никаких сомнений. Здесь решающий фактор, конечно же, религия, вера во Всевышнего. Если человек движим духовностью в своих поступках, не будет никаких конфликтов, в том числе на межнациональной и межконфессиональной почве.
Надо сказать, республиканской власти удалось сферу духовно-нравственного воспитания поставить на очень высокий уровень - Чеченская Республика тем и отличается от других регионов. Это все благодаря тому, что в свое время Ахмат-Хаджи Кадыров поставил на первый план вопросы духовно-нравственного воспитания. Уже в 2003-2004 годах (когда я только приехал в республику) говорилось о том, что нужно возвращаться к корням, укреплять религиозность молодежи, во всем руководствоваться канонами ислама. Рамзан Ахматович также считает решающим фактор религиозности и приоритета этнокультурных ценностей.
Люди соответственно руководствуются в своих поступках канонами религии. Думаю, что именно по этой причине у нас на территории ЧР самый низкий уровень бытовой преступности. Насколько знаю, в прошлом году был только один угон автомобиля. В республике самый низкий процент в стране по зарегистрированным уголовным преступлениям (кражи, разбой, убийства).
- Все так, но ведь пресловутая «ложка дегтя» везде присутствует, и для той горстки потенциальных злоумышленников, которые в условиях правового вакуума способны преступить закон, мощным сдерживающим фактором в нынешней ситуации является жесткая внутренняя политика властей. В этой связи на память приходят годы конца ХХ века, когда бандитам были созданы все условия и они творили, что хотели, и с русскими, и с чеченцами…
- Согласен с вами -  в тяжелые годы смуты и войн страдали все народы, республику населяющие.  В настоящее время противоположная ситуация. Рамзан Ахматович Кадыров уделяет особое внимание национальному вопросу. Например, он дает задания министерствам и ведомствам по привлечению к работе представителей нацменьшинств. Так, перед Минкультом поставлена задача выявлять в этой среде творчески одаренных молодых людей, Комитету по делам молодежи поручено привлекать к политической деятельности сверстников из нацменьшинств. Соответствующие задания даны другим правительственным структурам.
Еще один красноречивый момент: православный храм (церковь имени Михаила Архангела) восстановлен раньше, чем возведена центральная мечеть города Грозный. Этот неоспоримый факт свидетельствует об особом отношении руководства республики к православным жителям. Или такой пример: две поездки нашей православной молодежи по святым местам в 2010 году, и еще два паломничество с участием всех возрастных групп в этом году, осуществленные при финансовой поддержке главы республики.
Кстати, летняя поездка была особенной: 80 человек за десять дней посетили несколько регионов, а в Сергиев Посад приехали, как раз в день почитания Сергея Радонежского, которое проводил Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл. То есть они имели возможность поучаствовать в богослужении Патриарха. Очень значимое событие,  большая благодать для православных! И это все, благодаря поддержке Рамзана Кадырова.
- В Интернете время от времени муссируется тема так называемого геноцида русского населения Чечни в 1990-х, этот же термин изобиловал в риторике лидеров националистических движений РФ Демушкина и Белова в ходе визита в республику минувшим летом. Их оппоненты акцентируют внимание на том, что речь идет об уголовщине, поскольку в 1990-х федеральный центр отдал республику на откуп бандитам, от которых страдали все национальности, здесь живущие, в том числе чеченцы и русские. Как вы считаете, кто прав? И почему российские СМИ замалчивают факты взаимопомощи русских и чеченцев в годы войн и смуты? Или, например, подвиг жительницы Шали Эпендиевой? Она заслонила солдата-контрактника от пуль боевиков и стала инвалидом, но кто об ее подвиге  доброе слово сказал в России?
- На мой взгляд, говорить о геноциде русских в Чечне  неправильно. В те годы от рук отморозков (причем, нередко разных национальностей) страдали абсолютно все, они не смотрели на национальность и вероисповедание. Главной целью бандитов была исключительно личная нажива.
Я очень много наслышан о том времени, и не только о негативных явлениях. Когда мы в церкви общаемся за одним столом, люди рассказывают, что друзья и соседи (чеченцы) их спасали, укрывая в своих квартирах от бандитов, помогали едой. Таких примеров действительно много, нужно об этом книги писать, снимать фильмы. Словом, освещать эту тему, чтобы развенчать стереотипы, выгодные определенным структурам. И хотя такие вещи, как подвиг Эпендиевой и помощь чеченских жителей русским друзьям и соседям, замалчиваются в СМИ, межнациональный мир держится именно на таких поступках.  

Молодежь уезжает, семьи беженцев возвращаются  

 - Можно ли говорить об идущем процессе возвращения русских в ЧР?

- Люди понемногу приезжают или изъявляют желание возвратиться. Одни идут на этот шаг, предпочитая не трубить о том, что едут или уже находятся здесь. Эта категория возвращенцев полагается  на собственные силы.
Другие сидят, например, в Ставрополе и говорят, мол, дайте нам квартиру и денег, и мы подумаем, над тем, чтобы приехать. Люди разные и возвращаются по-разному.  
- Как реализуется республиканская программа «Возвращение и обустройство русского и русскоязычного населения», рассчитанная на 2011-2015 годы?
- Эта программа, разработанная Министерством по внешним связям, национальной политике, печати и информации, рассчитана на привлечение в республику трех тысяч специалистов. В основном - сферы образования и медицины. Предполагается выделение русским возвращенцам жилья и «подъемных». Объем финансирования программы – три миллиарда рублей. Понятно, что республиканский бюджет эту сумму не потянет. В связи с чем документ направлен на утверждение в Министерство регионального развития Российской Федерации. Лежит он там достаточно долго, когда его утвердят неизвестно. Если федеральный центр все же выделит нужные средства, реализовать программу станет легко и просто, а у людей появится реальный шанс вернуться в Чеченскую Республику.
На этом фоне контрастом является проблема оттока из республики русских ребят и девушек. Они предпочитают поступать в вузы Ставропольского и Краснодарского краев. Как следовало ожидать, после окончания учебы не возвращаются к родителям, пускают корни в названных регионах. Чтобы изменить ситуацию, мы разработали ряд мер. Надеемся, что в результате их реализации ребята и девушки из Наурского и Шелковского района предпочтут поступать в вузы республики. Это значит, у русской молодежи появится реальный шанс закрепиться на своей малой родине - в Чечне.
- Олег Юрьевич, вы часто говорите «у нас в республике». Значит ли это, что Грозный стал для вас родным?
- Да, конечно, стал. Жизнь так сложилась что ранее ни в одном городе я не жил более 5 лет, а в Грозном живу уже 8,5. К тому же практически весь мой трудовой стаж прошел в Чеченской Республике, у меня здесь много друзей. Недавно я обзавелся семьей, перевез жену из Таганрога в Грозный -  планируем жить и работать в республике.


Беседовала  Зарихан Зубайраева

(«Молодежная смена», № 77 )
www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет