доллар    56.53 $
евро 63.57 €
23 мая, 21:48
Погода в Грозном +15 в Грозном

Спецпереселенный герой

15 ноября в 10:08 (2011 г.)
15.11.2011 /11:06/ В тяжелые годы, проверяется твердость духа не только целых народов, но и отдельных людей. И если на войне  получение звания героя является чем-то более-менее понятным, то стать героем в мирной жизни задача не из легких. А если героем становится представитель депортированного «народа-предателя» – ситуация становится из ряда вон выходящая.
Однако, в 1947 году «спецпереселенец» Ката Умаев, родом из с. Толстой-Юрт Чеченской Республики, получил свою первую правительственную награду  – медаль «За доблестный и самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны». Причем, указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении подписан еще 6 июня 1945 года, т.е. всего через полтора года после выселения, когда режим содержания спецпереселенцев мало чем отличался от лагерного. Понятно, что если в это время одного из спецпереселенцев наградили медалью, то не репрессированные граждане СССР за равнозначный труд получали, как минимум, ордена.
Стоит отметить интересную подробность: способность спецпереселенцев самоотверженно трудиться быстро оценили хозяйственные руководители, которые, начиная с 1947 года, начали прибегать к необычной форме поощрения лучших работников из числа депортированных. Им в качестве награды за добросовестный труд выдавали крупный и мелкий скот, что в то время было гораздо важнее почетных грамот, орденов и медалей. Тем более, что для того чтобы прокормить себя и своих близких, на работу выходили подростки, старики словом, все, кто официально считался нетрудоспособным.
И начиная с 1948 года, спецпереселенцев начинают представлять к правительственным наградам. В Казахстане среди спецпереселенцев почти 5 тысяч стахановцев и ударников труда, из которых медалью «За доблестный труд» награждено 56 человек, премировано скотом 278, деньгами и промышленными товарами – 3449 человек. К званию Героя Социалистического труда представлено 8 человек, к орденам и медалям (включая высший орден СССР «Орден Ленина») – 71 чел.
В соседней Киргизии 19 человек представлены к правительственным наградам, включая «Орден Ленина», орден «Трудового Красного Знамени», медали «За доблестный труд» и «За трудовое отличие».
«Урожай» Каты Умаева
В случае с К. Умаевым ордена не заставили себя ждать. Уже в 1951 году ему вручен первый орден «Трудового Красного Знамени», а спустя всего один год – еще один. Причем, вторую награду он получил за рационализаторское предложение, которое помогло спасти урожай зерновых по всей Северо-Казахстанской области.
В тот год лето выдалось на редкость дождливым и созревший урожай полег так, что о механизированной уборке нечего было и думать. В то же время недостаток рабочих рук не позволял организовать ручную уборку. Выход из, казалось бы, безвыходной ситуации нашел Ката Умаев, который придумал специальное приспособление, позволявшее по ходу движения комбайна приподнимать полегшие колосья. Смонтировав это приспособление на своем комбайне, Ката Умаев с успехом опробовал его в деле, после чего убрал урожай на своем участке в короткий срок и без потерь. Причем, работал он одновременно на трех комбайнах, два из которых вел на прицепе.
Изобретение Каты тут же было подхвачено во всей области и помогло собрать рекордный урожай. А областное начальство помимо ордена, наградило его еще и мотоциклом, что по тем временам было настоящей роскошью. Причем, указанный мотоцикл был выделен по специальной разнарядке и предназначался первоначально для одного из участников Великой Отечественной войны. Причем, тот сам не возражал против передачи мотоцикла молодому комбайнеру.
Прошло еще пять лет, и К. Умаев представлен уже к званию «Герой Социалистического труда». Однако кто-то в Москве решил, что для спецпереселенца достаточно будет «Ордена Ленина». Тем не менее, это был высший орден СССР, получить который считалось высочайшей честью.
Путь домой
За годы депортации, помимо орденов, Ката Умаев был награжден еще и немалым количеством почетных грамот, как правило, с формулировкой «за добросовестный труд и хорошие показатели в уборке урожая». Поэтому не удивительно, что когда в 1957 году семья Умаевых решила вернуться на Родину, областное начальство долго уговаривало его остаться хотя бы еще на два года, обещая добиться для него звания «Герой Социалистического Труда».
Тем не менее, семья Умаевых вернулась на Кавказ и Ката был одним из тех, кто сразу же начал добиваться создания отдельного совхоза на землях Толстой-Юрта. Совхоз вскоре был создан, а уже в апреле 1959 года Кате Умаеву вручили первую Почетную Грамоту на родной земле. Потом были еще и другие правительственные награды, в том числе три медали. А также выполнение нелегких обязанностей народного депутата.
Это может показаться странным, но отношения с республиканским начальством у него складываются гораздо труднее, чем в Северо-Казахстанской области. Камнем преткновения стало настойчивое требование вступить в коммунистическую партию, от чего Ката категорически отказывался, в том числе и под влиянием своего отца.
На примере семьи Умаевых можно проследить и еще одну интересную закономерность – для успешной адаптации в местах выселения вовсе не обязательно было отказываться от своих обычаев и традиционных норм поведения. Дело в том, что как раз семья Умаевых, даже на фоне других чеченских семей, выделялась строгим следованием чеченским национальным обычаям и за этим бдительно следил ее глава – Сулейман (Сулим) Умаев.
Слово Сулима в его семье было законом. Человек очень сильной воли, приверженец традиционных ценностей, он никому не позволял их преступать. Прежде всего, в своей семье, что вызывало к нему всеобщее уважение. Примечательный пример – даже его ровесники из числа чеченцев, увидев Сулима, прятали от него зажженную папиросу. Местные жители – казахи, русские и немцы – в шутку прозвали его «Чеченским богом», признавая тем самым, что в чеченской общине поселка Образец Карагского района он пользовался непререкаемым авторитетом. Их подкупало также то, что Сулим «не лез к ним со своим уставом», но поступал всегда по справедливости и того же требовал от членов своей семьи и всех остальных чеченцев.
Пример семьи Умаевых наглядно показывает то, мимо чего почему-то проходят наши историки и публицисты: выселение продемонстрировало не только высочайшую стойкость чеченской нации, но также и необычайную гибкость и широту чеченской традиционной духовной культуры, благодаря чему происходила быстрая адаптация чеченцев в до этого совершенно незнакомой им этнической и культурной среде.
www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет