доллар    57.31 $
евро 67.34 €
18 октября, 13:58
Погода в Грозном +-18 в Грозном

Про начало зимы

13 февраля в 08:42 (2012 г.)
13.02.2012 /09:43/ Вечером ребёнок долго стоял у окна. На улице крупными хлопьями сыпался снег. Он беззвучно кружился в жёлтом свете фонарей и толстым слоем устилал всё вокруг: дороги, дома, деревья. Это миллионы маленьких снегритят осторожно спускались с неба. Они помалкивали и крепко держались за ручки: ведь впереди их ждала неведомая земля, и ещё неизвестно, как там сложатся дела. Ночь они пролежали смирно, тесно прижавшись друг к другу: было им немного страшновато. Рано утром тишина закончилась: заревели снегоуборочные машины, вышли дворники с огромными мётлами. Они энергично расчищали дороги и тропинки. Грузовики и самосвалы вывозили снег из города. Снегритята не сопротивлялись, они только огорчённо вздыхали: "Не очень-то гостеприимно нас здесь встречают. Кажется, мы всем мешаем..."
Но выглянуло смешливое солнце, ласково погладило своими лучами снегритят, и они заискрились, заулыбались, зашептались тихо-тихо, почти неслышно. Может быть, всё не так уж и плохо?
Потом они снова примолкли и насторожились: во двор вышли дети. Неужели и эти будут их прогонять? Но нет, боялись они напрасно: ребятишки радовались изо всех сил: "Снег! Снег! Снег!" Они бегали и валялись в сугробах, они подкидывали снег кверху и снегритята опять кружились в воздухе. От такого обращения они снова заблестели и зазвенели: детки им нравились.
Тем временем двое детишек, уже изрядно заснеженных, подбежали к подъезду, задрали головы и стали кричать: "Ма-ма! Ма-ма!" Снегритята любознательно прислушались: "Кого это так громко зовут?" На пятом этаже стукнула форточка, показалось чьё-то лицо. Снегритята, уцепившиеся за подоконник, хорошо его рассмотрели - обычное круглое лицо, ничего особенного.
- Ма-ма! Вынеси нам санки!
Лицо широко улыбнулось, кивнуло и скрылось.
"Мама? - тревожно думали снегритята. - Санки?"
Вскоре кругленькая женщина с тем самым обыкновенным лицом вышла из дверей подъезда. На ней была курточка, накинутая поверх цветного халатика. Она вынесла санки и сухие варежки, хотя про варежки дети ничего ей не кричали. Детишки с жизнерадостным писком ухватили саночки и начали друг дружку катать. Снегритята ловко скрипели под полозьями: "Сан-ки, сан-ки" - и было очень весело.
На другом конце двора двое малышей стояли около сугроба. Один ковырялся в снегу лопаткой, другой смотрел на него с завистью и говорил: "А мой папа сделает мне лопатку ещё лучше!" Малыш с лопаткой сыпал снег на себя и своего товарища, и снегритята старательно шелестели: "Папа, лопатка."
...Короток зимний день. Вот и село солнце. Давно ушли домой ребятишки. Посерел, посинел, совсем тёмным стал снежный ковёр. Но зажглись фонари и окна домов, побежали искорки по снегу, зашуршали снегритята. "Ма-ма, санки. Па-па, лопатка," - повторяли они. Про санки и лопатку им всё было понятно, но вот: "Мама? Папа?" И почему-то всё грустнее становилось снегритятам.
К следующему утру они совсем расстроились, а тут ещё и солнышко спряталось за серые тучи - некому малышей приласкать. Начали они тоненько плакать: "Мама! Папа! А-а-а!" Плакали, плакали и скоро намокли, отяжелели.
Снова вышли дети на прогулку. Смотрят - а снег-то мокрый! Он лепится хорошо! Сразу принялись они снежные шары катать. Снегритята даже плакать забыли: что же это такое затевается? А дети кричат, будто им в ответ: "Снежную бабу лепим!"
"Что-что? Какую такую снежную бабу?" - заволновались снегритята. И кто-то догадался: "Они, наверное, оговорились! Ну, конечно, - снежную МАМУ лепят! Ура!"
Один снежный ком укладывался на другой, и вскоре выросла высокая белая фигура с круглым лицом и широкой улыбкой. "Так вот же она, наша мама!" -ликовали снегритята. А рядом уже вторая снежная фигура появилась, ей в руки дали лопатку держать. "Ах, вот и снежный папа с лопаткой!" - замирали снегритята от счастья. Они сияли и звенели, как миллионы тонких хрусталинок, а дети водили хоровод и пели вместе с ними.
Потом ребята стали лепить снежки, кидаться ими, смеяться и визжать. "А неплохо оказалось тут, на земле, - думали про себя снегритята, стремительно проносясь по воздуху. - Можно ещё наших звать!" И они задорно подмигивали снежному папе, а снежной маме посылали воздушные поцелуй.

Почему снег белый

Было это давным-давно, когда вся наша планета Земля была совсем бесцветная. Жили тогда на свете четыре сестры, четыре великих мастерицы. Звали их Зима, Весна, Лето и Осень. Зима была самая старшая из сестёр и самая мудрая, Весна - самая весёлая и непоседливая, Лето - самая прекрасная и неторопливая, а Осень - задумчивая и печальная.
Узнали сестры от перелётных птиц, что Земля - бесцветная планета, и решили её раскрасить, своё мастерство показать. Собрали они побольше баночек с красками и кисточки всех размеров, Зима достала из кармашка Волшебную книгу, прочитала заклинание - и в тот же миг сестры очутились на нашей Земле.
В самом деле, всё вокруг было совершенно бесцветное. Взяли мастерицы свои краски с кисточками и принялись за работу. Даже сестрица Лето почти не отдыхала, даже Весна не прыгала, даже Осень забыла печалиться. Но только вот беда - никак они не могли договориться, что каким цветом раскрашивать. Покрасит Весна какой-нибудь цветочек синим, а Лето его в красный переделает. Весна тут же кричит: "Ах, ты, негодная, зачем всё испортила!" "Не испортила, - отвечает Лето, - а украсила." И начнут пререкаться, шуметь и ругаться. Тут Зима скорее бежит, их разнимает-успокаивает. И так каждый день. То Осени не по вкусу, как Лето лягушат раскрасила, то Лету не нравится, как у Весны яблоневые цветы получились. Устала Зима от этих ссор, стала думать, чем бы делу помочь. Думала-думала и придумала. Она же была самая мудрая из сестёр. К тому же у неё одной была Волшебная книга.
Вот как-то вечером собрала она всех вместе, и говорит: "Ах, сестрицы мои милые! Не надоело ли нам ругаться и ссориться?" "Ох, как надоело, Зимушка!" - отвечают сёстры. "Вот послушайте-ка, что я придумала," - сказала Зима. Предложила она разделить год на четыре равные части и каждой сестре в своё время Землю раскрашивать. Тогда никто ни с кем спорить не будет, каждая по своему вкусу и характеру всё будет делать. А в конце года можно будет решить, кто же из них самая лучшая мастерица. Обрадовались сёстры: Весна весело запрыгала и в ладоши захлопала, Лето Зимушку нежно обняла, даже грустная Осень улыбнулась. Поделили они краски и кисти поровну, посчитались, кому за кем начинать работать.
Первой выпало Весне красить. Подхватила она свои краски с кисточками и отправилась. Сестрица Лето в тенёчке прилегла отдохнуть, Осень в уголок присела и задумалась, а Зима решила за Весной приглядывать. Знает Зимушка легкомысленный характер своей младшей сестрёнки, боится, как бы та чего-нибудь не напортила из-за своей непоседливости. Смотрит - так и есть: начала Весна ярко-зелёной краской раскрашивать берёзовые листочки, которые из почек выклёвывались, да увидела крупную бабочку и за ней побежала. А берёза так и стоит, наполовину бесцветная. Закричала Зима: "Куда ты, куда? А как же листочки?"- но сестрицы уже и след простыл, только весенний переливчатый смех в воздухе звенит. Нашла тогда Зима у себя точно такую же зелёную краску, стала дальше берёзу раскрашивать. А Весна догнала бабочку, мазнула по ней жёлтым, и опять отвлеклась, загляделась на фиалки -они у старого пня распускались. Заканчивает Зима берёзку, а сама примечает, что вокруг делается. Смотрит: бабочка недораскрашенная порхает. Зима-то уже старенькой была, за бабочками бегать ей было трудновато. Дождалась она, пока та на дерево сядет, и целиком её раскрасила. Прекрасная бабочка-лимонница получилась.
...И так всё весеннее время Зима за работой сестрёнки присматривала. Устала Зимушка от этих забот и думает: "Ну, сейчас Лето начнёт красить, она у нас серьёзная, за неё доделывать не придётся, отдохну немного..."
Сестрица Лето основательно за кисточки взялась, всё раскрашивает аккуратно, ничего недокрашенного не оставляет. Только скоро устала она, легла под кустик и задремала. А около пруда утята вылупились, запищали. Увидела это Зимушка, попробовала Лето разбудить, да не смогла. Лето только на другой бочок повернулась и дальше сладко посапывает. А разве можно ждать, пока эта ленивица выспится? Бесцветные утята, того и гляди, потеряются. Взяла Зима свои краски, стала утят раскрашивать. Сестрица Лето потом проснулась, потянулась, поработала-поработала, и стало ей жарко. Опять она в холодке нежится, а в лесу тем временем земляника поспевает, на лугу новые цветы распускаются. Зима целыми днями хлопочет, то ягоды, то цветы, то грибы раскрашивает...
Но вот летнее время закончилось, стала сестрица Осень землю украшать. Да так старательно работает, ни на минуточку не присядет отдохнуть. Посмотрела на неё Зима и думает: "Как славно! Наконец-то у меня будет передышка." Но только Зима в кресло уселась поудобнее и раскрыла свою любимую книгу, как услышала, что Весна и Лето сердито кричат, а Осень, кажется, горько плачет. Поспешила Зима на шум. "Что случилось?" -спрашивает. Сестрицы Весна и Лето сразу к ней: "Ты смотри, что эта противная Осень делает! Мы такие красивые зелёные цвета для листьев и травы подобрали, а она всё портит!.." Бедная Осень рыдает, в два ручья слёзы льются у неё по щекам. Посуровела Зимушка: "Ах, сестрицы мои любезные! Скоро же вы забыли наш уговор! Ведь когда вы красили, Осень вам не мешала! Если будете ругаться да ссориться, я вас мигом домой отправлю и никогда больше Землю раскрашивать не разрешу!" Грозно сверкали у Зимы глаза и уже доставала она из кармашка свою Волшебную книгу. От этих справедливых слов и холодного зимнего блеска смутились Весна и Лето, застыдились, стали у Зимы и Осени прощения просить. А сестрица Осень всё всхлипывает: "Они ведь, Зимушка, все мои любимые жёлтые и красные краски опрокинули. Чем же мне теперь раскрашивать?" Перестала Зима глазами сверкать, погладила Осень по золотистой головке и отдала ей свои баночки с жёлтым, красным, оранжевым.
Так вот и получилось, что когда пришло время Зимы, у неё только белая краска и осталась. А с неба снег бесцветный сыплется, и много его летит. Взяла тогда Зимушка свою самую большую кисть, принялась снег и лёд белым раскрашивать, потом взяла тонкую кисточку, стала белые узоры на окнах домов рисовать. И зайца с зайчихой белым раскрасила, и целое семейство куропаток. Работает Зима, не унывает, ещё и песенки поёт.
Сначала удивились сестры: почему у Зимы всё белое получается? А потом поняли, в чём дело, собрали, сколько у кого красок осталось, Зиме принесли и низко ей поклонились: "Ах, Зимушка, ты своих сил и красок для нас не жалела, уму-разуму нас учила. Возьми, тут немного осталось, может быть, тебе пригодится!" Улыбнулась Зимушка, ласково на сестриц поглядела. Остатками красной краски она белым куропаткам брови раскрасила, снегирям розовые грудки сделала. Жёлтым цветом маленьким пичужкам королькам яркие шапочки нарисовала. А потом, всё, что оставалось в баночках, на украшение новогодней ёлки потратила.
Как увидели сестры эту ёлочку, так разом ахнули и дружно сказали: "Ну, Зимушка, ты из нас самая великая мастерица!" - и незаметно к хороводу примешались, стали вокруг ёлки кружиться. Весёлый и разноцветный Новый год получился, то-то радовались и дети, и взрослые. А Зимушка около ёлочки стояла, с Новым годом всех поздравляла. И никто не печалился, что снег не цветной, а простой, белый.

Антонина Лукьянова
Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет