доллар    56.41 $
евро 63.11 €
24 мая, 20:40
Погода в Грозном +13 в Грозном

Кизляр - Кавказская столица Российской империи

14 февраля в 15:52 (2012 г.)
14.02.2012 /16:51/ История Кизляра, являвшегося на протяжении XVIII – первой половины XIX вв. кавказской столицей империи и одновременно экономическим и политическим центром народов Северо-Восточного Кавказа, представляет большой интерес. Город был основан в 1735 г. как русская крепость на границе империи в низовьях Терека (на северном протоке в 65 км от впадения реки в Каспий).

Место это было территорией влияния чеченского народа, не являлось собственностью ни одного из других горских народов того времени и было свободно от притязаний соседских держав. Земля, избранная для города-крепости, была защищена самой природой и носила стратегический характер. Так, начиная с древних времен, низовья реки Терек на Северном Кавказе являлись важным участком на Прикаспийском торговом пути (Великий шелковый путь), соединявшим Восток со странами восточной и западной частей Европы. Поэтому здесь относительно рано возникали поселения, выполнявшие роль торговых, охранно-перевалочных и оборонительных центров.

Доказательством к вышесказанному являются остатки т. н. Некрасовского городища, датируемого I-III вв. нашей эры, и данные автора арабоязычного исторического сочинения «Дербенд-намэ», который, описывая войны арабов с хазарами в VII в., упоминает «крепость Сурхаб», которая была известна и как «Кызылйар» (Красный, Золотой обрыв). В 734 г. до нее дошел арабский полководец Мерван, будущий халиф Багдада, который разрушил ее.
К историческим достопримечательностям «Кизлярского уезда» русские авторы XIX в. относили и развалины старинных средневековых крепостей: «Гюен-кала», «Копай-кала», Тюменского городка и собственно русской Терской крепости (Терки). Она была заложена в 1588-1589 гг. и существовала по 1723 г. В самом начале XVII в. здесь сложилась большая Окочанская слобода, населенная чеченцами-ауховцами, находившимися на «государевой службе» и перешедшими столетие спустя в полном составе в Кизляр.
Начало, собственно, поселения, а затем и города Кизляра положили в XVI в. выходцы из Ирана и Средней Азии, которые заложили торговый пункт на левом берегу Терека на Кизлярском перевозе. Это были купцы по роду деятельности, называемые в русских документах XVI-XVII вв. «тезики». Кроме купеческого поселения, в этом месте в конце XVI – начале XVII вв. терскими воеводами был основан «Кизлярский караул», являвшийся своего рода заставой, таможенным постом, охранявшим переправу через Терек и контролировавший здесь торговый путь, соединявший народы Кавказа и Иран с Астраханью и Русью. Возможно, что именно этот населенный пункт, называемый Старым Кизляром, посетил в 1722 г. Петр Первый, когда объезжал терские берега вплоть до аула Брагуны в Чечне.
В 1723-1725 гг. гарнизон и горские слободы Терского города, а также часть терских казаков переводятся в низовья р. Сулак, в расположение новой крепости Святой Крест, учрежденной тем же Петром Первым во время Персидского похода. Однако новая русская граница в Прикаспии с опорой на данную крепость сохранялась недолго. Иранская держава, усилившаяся при Надиршахе, потребовала восстановления прежних русско-иранских границ на Кавказе. Незадолго до этого, в 1733 г., объединенное крымско-чеченское войско (царевич Фети-Гирей и князь Айдемир) нанесло решительное поражение на р. Белой (район переправ близ Гудермеса) генерал-лейтенанту русской службы принцу Гессен-Гомбургскому, который был вынужден запереться в крепости Святого Креста. Это обстоятельство показало недостаточность средств империи защитить новую границу.
Правительство императрицы Анны Иоанновны в вынужденном порядке заключило с Надиршахом в 1735 г. «дружественный» Гянджинский договор и отвело границы империи на север до крайнего протока Терека. В том же 1735 г. генерал-аншеф В. Я. Левашов основал крепость Кизляр (Кизлярская крепость), куда из срытого укрепления Святого Креста на Сулаке были переведены казаки, северо-кавказцы, издавна находившиеся на службе России (чеченцы-аккинцы, кабардинцы, кумыки и др.), а также армяне и грузины. Датой основания крепости Кизляр принято считать 27 октября 1735 г.
Новый русский «город» за стенами Кизлярской крепости составили кварталы-слободки, отделенные друг от друга земляным валом: Армянская слобода или Арментир, Грузинская слобода или Курце-аул, квартал разноплеменных северо-кавказцев, принявших христианство, – Христианская деревня или Кристи-аул, Окочирская/Окочанская слобода или Окочир-аул – квартал, населенный преимущественно чеченцами-окочанами и другими выходцами из Чечни, Черкесская слобода или Черкес-аул, населенный кабардинцами, Казанте-аул или Татарская слобода, населенная казанскими татарами, и Тезик-аул (купеческое поселение), который занимал восточную часть города. Указанные слободы пользовались свободой вероисповедания (здесь были мечети и даже мусульманские школы, в которых обучались и горцы Чечни) и некоей внутренней автономией управлялись через своих старшин и «голов», т. е. старост – глав слободок. Сюда же к крепости переселили бывших терских городовых казаков и влившихся в их сословие горцев-«новокрещенов».
На левом берегу Терека между гребенскими казаками и Кизляром к западу от крепости поселили Аграханское казачье войско, состоящее из 452 семейств. Они и образовали городки (станицы) Бороздиновский, Дубовский и Каргалинский. Поселенцы этих городков именовались Терским семейным казачьим войском. На левом же берегу Терека между Кизляром и Каспийским морем к востоку от крепости поселили 420 семей казаков в нескольких станицах. И, естественно, в новой крепости содержались императорские регулярные пехотные и кавалерийские части, порою до нескольких полков, для которых были сооружены казармы и другие необходимые здания. Крепость со временем перестраивалась, и строительство Кизляра осуществлялось в основном по проекту, разработанному в 1744 г. видным инженером-фортификатором генералом Люберасом.
В окончательном виде крепость стала представлять собой правильный пятиугольник с пятью бастионами и тремя равелинами. Она была окружена прочными стенами с бойницами и сторожевыми башнями, земляным валом и глубоким рвом, наполненным водой. На стенах крепости установили пушки. Крепость имела трое ворот: северные, восточные и южные. К воротам примыкали подъемные мосты. Внутри крепости были возведены сооружения военного назначения, острог, соляной и провиантский склады, а также глубокий колодец с питьевой водой. Здесь же была построена каменная соборная церковь. К юго-западу от крепости появилась и первая русская, т. н. Солдатская слобода, где в основном проживали отставные солдаты и военнослужащие.
В 1785 г. крепость Кизляр по указу императрицы Екатерины Второй приобрела статус уездного города новой Кавказской губернии. В начале 1786 г. были намечены границы уезда: «Кизлярский уезд по Каспицкому по морю до устья Терека и по оному вверх до самых границ, где кончится дача Гребенского войска (между Червленной и Калиновской станицами). От оной прямо к норду до реки Кумы; вправо сей линии земля Кизлярской округи, влево Моздоцкой округи». Таким образом, Кизлярский уезд распределился примерно поровну между современными районами Чечни и Дагестана.
К 1800 г. в Кизляре, не считая военных, проживало около 5 тысяч жителей: в том числе до 1 тысячи окочан – потомков выходцев из чеченских обществ, до 1,5 тысяч армян и 673 грузина. Остальные – русские, кабардинцы, кумыки, татары и другие. Появление армян на Тереке было связано с именем великого царя-реформатора: еще в 1718 г. по указу Петра Первого армянский купец Сафар Барсегян (Васильев) основал недалеко от Кизляра, на берегу Терека, «фабрику» по выделке шелковой пряжи. К началу XIX в. в Кизляре и его окрестностях действовало уже ряд фабрик и заводов кустарного типа: 2 – по изготовлению шелка, 11 – меха и кожи, 2 – изготовлению красок, 1 – изготовлению мыла. В Кизляре стало и 46 кустарных водочных завода, работавших на сырье из винограда. Значение, которое имело местное виноделие для российской экономики, не осталось без внимания правительства. В 1806 г. по указу Александра Первого в окрестностях Кизляра было основано винодельческое училище со своим опытным садом. Были приглашены специалисты из Германии, которые привезли с собой новые сорта винограда.
Кизлярские вина вывозились в Москву и Нижний Новгород, Харьков и Ставрополь. В первой половине XIX в. резко возрастает число и площадь виноградников вокруг Кизляра и по Тереку. Кизлярские виноградники и заводы давали несколько миллионов ведер вина и виноградной водки, чем перекрывали наполовину потребности в этой продукции всей Российской империи.
К началу XIX в., как и в XVIII столетии, город играет важную роль на всем юге России, являясь, по сути, политическим и экономическим центром империи на Северном Кавказе. К тому времени Кизляр становится довольно большим городом. Так, в 1811 г. он был в пять раз больше Симферополя, в три раза больше Новочеркасска и Таганрога, чуть больше Одессы, Полтавы и Харькова. К 1825 г. в нем проживало уже около 15 тысяч человек (без войск и пришлых). После Киева и Астрахани он считался самым крупным городом в южной части России. На Кавказе крупнее Кизляра был только Тифлис, насчитывавший 30 тысяч человек населения. По объему торговли Кизляр занимал первое место на Кавказе и во внешней торговле России со странами Востока. Особое значение Кизляр имел для ближайших народов Чечни и Дагестана.
В XVIII – начале XIX в. Кизляр является своего рода «русской столицей» на Кавказе. В течение долгого времени кизлярским комендантам принадлежала военная и гражданская власть над «подвластными народами» Северо-Восточного и Центрального Кавказа. Здесь функционировали правительственные учреждения, а комендантское управление содержало многочисленный штат переводчиков с арабского, тюркских и кавказских языков. Кизлярские коменданты не только проводили в жизнь имперскую политику в отношении горских народов, но и от имени правительства и иностранного ведомства состояли в регулярной переписке с владетельными князьями Северного Кавказа и с представителями близлежащих к Кавказу государств. Здесь, в архиве кизлярских комендантов, оказалась представлена вся переписка за XVIII столетие с чеченскими князьями и старшинами, разведывательная информация порой о самых дальних горных обществах Чечни, а также экспедициях царских войск и их политических результатах. Весьма представителен корпус документов о восстании имама Мансура и его походе на Кизляр летом 1785 г.
Кизляр не только воевал, вел переговоры, торговал, заключал соглашения или организовывал порой кровавые карательные экспедиции против Чечни и Дагестана. Веками в Кизляре развивались свои традиции, культура и духовность. Достаточно сказать, что в XIX в. в Кизляре было 3 монастыря и 10 христианских храмов, 7 мечетей, синагога и костел. Действовали приходские, военные и национальные школы, училища.
Вокруг города в изобилии цвели сады и виноградники. Развитие виноградарства стало основой огромных успехов кизлярских винопромышленников, прославившихся сначала выработкой особой виноградной водки «Кизлярка», а затем, в конце XIX в., выпуском первого российского коньяка (в 2005 г. Кизлярский коньячный завод отметил свое 120-летие). Важной статьей доходов жителей кизлярского края являлось рыболовство ценных осетровых пород.
Но в целом во второй половине XIX в. возникновение новых городов и смещение важных торговых путей привели к утрате Кизляром своего значения как главного русского города Северного Кавказа. Наблюдается упадок торговли и экономики. Вместе с этим вплоть до первых десятилетий XX в. ухудшается и демографическая ситуация: при большом уровне смертности, отсутствии притока населения из других регионов и постоянном оттоке собственного населения население Кизляра по сравнению с серединой XIX в. уменьшилось вдвое. Но город вплоть до гражданской войны в России остается центром большого Кизлярского округа Терской области и Кизлярского отдела Терского казачьего войска. Экономически и географически он был теперь не просто связан, а зависим от ближайшего промышленно-торгового Грозного и более дальней Астрахани.
Период XX в. складывался для Кизляра как тяжелое время. Большие испытания пришлось выдержать кизлярцам в годы гражданской войны, когда в течение 4 месяцев город находился в полной блокаде, и не раз подвергался нападениям. Тогда, в 1918 г., Кизляр одним из первых в стране приказом Реввоенсовета Каспийско-Кавказского фронта был удостоен почетного звания «Город-герой гражданской войны». Надо отметить, что в годы Великой Отечественной войны собственно Кизляр и Кизлярский район участвовали в строительстве военных укреплений на подступах к нефтяным центрам страны – Грозный, Баку, и дал на фронт до 10 тысяч бойцов.
К настоящему своему положению Кизлярский район, представлявший собой до гражданской войны т. н. Кизлярский отдел Терского казачьего войска, в который входили станицы по Сунже и Тереку в Чечне и практически все казачьи земли низовьев Терека современного Дагестана, шел долго. Так, 17 ноября 1920 г. произошла ликвидация Терской области и на съезде народов Терской области в этот же день была провозглашена Горская АССР в составе РСФСР, в которую входили 5 горских национальных округов и 4 казачьих национальных отдела: Пятигорский, Моздокский, Сунженский, Кизлярский, Чеченский, Хасавюртовский, Назрановский, Владикавказский, Нальчикский. Создание Горской АССР было закреплено декретом ВЦИК РСФСР от 20 января 1921 г.
На 20 января 1922 г. Горская АССР была реорганизована: часть территории с русскоязычным населением (Моздокский отдел) вошла в состав Терской губернии Северо-Кавказского края, а другая (Кизлярский отдел) была включена в состав Дагестанской АССР наряду с Хасавюртовским округом (ауховские чеченцы и кумыки). Постановлением ВЦИК РСФСР от 16 ноября 1922 г. практически все русское левобережье Терека в границах современной Чечни и части Ставрополья (Ачикулакский район) по неясным причинам оказалось в границах сугубо аграрного многоязычного горского Дагестана.
Видимо, здравые экономические и политические соображения возобладали, и окончательным Постановлением ВЦИК СССР от 22 февраля 1938 г. бывший Кизлярский отдел и Ачикулакский район теперь уже в составе Ачикулакского, Каясулинского, Караногайского, Кизлярского и Шелковского районов ДАССР передаются в состав Орджоникидзевского края (2 января 1943 г. переименован в Ставропольский край).
23 февраля1944 г. чеченцы и ингуши были выселены в Казахстан и Среднюю Азию. 7 марта было объявлено об упразднении ЧИАССР и образовании Грозненского округа в составе Ставропольского края. 22 марта в составе РСФСР была образована Грозненская область (Указ Верховного Совета СССР от 22 марта 1944 г.). Территории бывшей ЧИАССР частично были розданы Грузинской ССР, СОАССР и ДАССР. В свою очередь части степных земель Ставропольского края, прилегающие к Тереку и Каспию, передаются в состав Грозненской области. Кизляр в новом регионе стал городом областного подчинения и центром одноименного района. В составе Грозненской области появились такие терские и прикаспийские районы, как: Караногайский, Каргалинский, Каясулинский, Кизлярский, Крайновский, Наурский, Тарумовский и Шелковской. Ведущий промышленный регион Северного Кавказа, флагман нефтяной промышленности СССР получил тем самым свой выход к Каспийскому морю.
9 января 1957 г. Чечено-Ингушская АССР была восстановлена постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР за № 721 от 6 февраля 1957 г. В связи с образованием ЧИАССР и возвратом на прежнее место жительства репрессированных народов Чечено-Ингушетии, бывшие районы Грозненской области, не вошедшие в состав восстановленной ЧИАССР, вошли в другие субъекты РСФСР. Караногайский, Кизлярский, Крайновский, Тарумовский районы и город Кизляр были переданы на этот раз в состав Дагестанской АССР. Ачикулакский и Каясулинский районы – в состав Ставропольского края, а Каргалинский, Наурский и Шелковской (некогда исторические затеречные земли Чечни) остались в составе восстановленной автономии. Это было сделано исходя из экономической целесообразности и с целью сохранения в возрожденной автономии большей доли русскоязычного населения.
Таким образом, из краткого экскурса видно, что прикаспийские районы России и Кизляр в особенности, свободно и неоднократно меняли свою территориальную принадлежность и конфигурацию, исходя из практических потребностей экономического и политического развития южной части России. Это во многом объяснялось особенностями исторического развития данных степных районов, с глубокой древности десятки раз менявших своих насельников.


Ислам БАУДИНОВ,
Дукуваха АБДУРАХМАНОВ

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет