доллар    56.51 $
евро 63.2 €
28 мая, 06:04
Погода в Грозном +13 в Грозном

«Къонахалла» - как духовная основа возрождения

30 марта в 15:26 (2012 г.)
30.03.2012 /15:23/ Леча Ильясов – кандидат филологических наук, историк, известный в ЧР и далеко за ее пределами автор книг о средневековой архитектуре и нематериальном культурном наследии чеченцев.

Особый интерес читателей, в том числе интернет-сообщества, вызвала его книга «Чеченский этический кодекс «Къонахалла»» (2008). Автор по-прежнему получает немало вопросов по своду правил къонаха – «достойного мужа». Предлагаем вниманию читателей интервью Лечи Ильясова на эту тему.   

- Какими источниками вы пользовались при подготовке Кодекса «Къонахалла»?

    - Это один из наиболее частых вопросов, который мне задают и чеченцы, и русские, и представители других национальностей. После первой публикации кодекса многие считали, что я взял основные положения кодекса из какого-то древнего письменного источника.  С этим вопросом неоднократно обращались и к нашему известному этнологу Саид-Магомеду Хасиеву, который способствовал его первой публикации в региональном педагогическом сборнике.
На самом деле, никаких письменных источников у кодекса «Къонахалла» нет. Как, впрочем, нет их и у рыцарского кодекса, кодекса джентльмена или кодекса самурая. Но все они сохранились благодаря тому, что в свое время были записаны. Например, жизнь самурая, его поведение, взаимоотношения с сюзереном определялись «Бусидо» – неписаным сводом правил, которые  передавались из уст в уста с X века, и только в XVII веке были записаны  в разное время несколькими представителями высшего сословия, в том числе и князем Кито, текст которого считается наиболее каноническим.
У нас очень много говорили о кодексе «Къонахалла», об его ценностной шкале, но он не был сформулирован и записан. Он существовал только в устной традиции. Отдельные положения кодекса существовали в виде пословиц, некоторые сохранились в преданиях и легендах о народных героях. Я впервые услышал о кодексе «Къонахалла», когда мне исполнилось 11 лет. И с этого времени я буквально записывал в своей памяти все, что касалось этой темы. Мне посчастливилось общаться с настоящими чеченцами, носителями аутентичной чеченской культуры и ментальности. Это были мужественные, благородные, чистые люди. Их характеры и поступки  также помогли мне в моей работе. Уже будучи студентом, я задумался над тем, чтобы написать монографию о ценностной системе кодекса «Къонахалла» и эту мысль не оставляю до сих пор. Когда я занялся активными исследованиями чеченской истории и этнологии, я обнаружил, что мы в силу различных обстоятельств утратили целые пласты нашей духовной культуры: мифологию, космогонию, нартский эпос, которые дошли до нас в более поздних, трансформированных версиях. Я решил сформулировать и записать основные положения чеченского этического кодекса «Къонахалла», чтобы сохранить его в каноническом виде для будущих поколений. У текста Кодекса четыре редакции, четвертая была опубликована в 2008 году. Все варианты являются авторскими (Лечи Ильясова) версиями и не подлежат редактированию и печати без моего на то разрешения. Я обладаю авторскими правами на текст кодекса «Къонахалла» в его нынешней редакции.

- Есть мнение о том, что некоторые пункты Кодекса чести весьма  противоречат реалиям нравственной культуры современного чеченского общества. Например, следующий тезис: «Къонах с уважением и почтением относится к женщине. Он никогда, ни при каких обстоятельствах, не позволит оскорбить и унизить её, ни себе, ни другим. Честь и достоинство женщин для къонаха священны».  Эти слова как бы проецируют на общество в целом уважительное отношение к женщине, что на самом деле не так. Что вы думаете по этому поводу?

- Я уже писал о том, что чеченское общество долгое время находилось в состоянии глубокого нравственного кризиса, в основе которого лежали разные причины и объективного, и субъективного характера. С одной стороны, война, которая никогда не способствует укреплению нравственности. С другой стороны, распад традиционного общества, который  привел к девальвации существовавших нравственных ценностей, к коренным изменениям в менталитете и общественном сознании людей.
Нравственные искания современного чеченского общества  пока еще не очень осмысленны, прежде всего, в плане поиска этнической идентичности. Мы подобны слепому и глухому человеку, который пытается найти выход из сложнейшего лабиринта. И обращение  к духовному и нравственному наследию наших предков, в том числе и к кодексу «Къонахалла», будет способствовать успешному завершению этого поиска, будет способствовать духовному и нравственному возрождению чеченского народа.
А что касается отношения к женщине, то я могу сказать, что наша нравственная культура не изменилась, в ней по-прежнему сохраняется культ женщины. Но дело в том, что наша великая нравственная и духовная культура сегодня существует отдельно от нас, в памяти  отдельных людей, но она уже не является, к сожалению, достоянием большинства.

- Согласны ли вы с тем, что «Кодекс чести къонахалла», являясь памятником религиозно-философской мысли, не может рассматриваться с точки зрения практической реализации?

    - Нет, не согласен. Конечно, кодекс «Къонахалла» является вершиной этической системы чеченцев, ее квинтэссенцией. Идеалы  этого кодекса достижимы только для отдельных, благородных и достойных людей, которые готовы принести свои личные интересы и даже жизнь в жертву интересам народа и отчизны. Таких людей во все времена было мало. Къонахом был нарт Прометей, который ради людей обрек себя на вечные муки, Шейх-Мансур, Бей-Булат Таймиев. Настоящим къонахом был Ахмат-хаджи Кадыров, который отдал свою жизнь ради того, чтобы спасти свой народ от гибельной войны.
    Къонах следует своему долгу перед народом, Отчизной, исходя из внутреннего осознания этого долга. Он не ждет за это награды ни в этом мире, ни в потустороннем. Его поступки определяются не страхом перед воздаянием или небесной карой, а его доброй волей. Для къонаха следование долгу – высокая священная миссия, которая требует от него огромных нравственных усилий.
    Этим он отличается от  «кIанта – доброго молодца»,  героя  чеченских эпических песен – илли.  КIант    обладает  всеми  качествами  эпического  героя:  физической  силой,  мужеством, миролюбием,    справедливостью,  но нравственная цель его поступков более приземленная, чем миссия къонаха.  Поступки кIанта  более ориентированы на публичное одобрение и похвалу.  
Что касается практического применения положений кодекса «Къонахалла» в реальной жизни, я могу сказать, что подобные примеры в истории других народов есть. Например, нравственной основой возрождения японского народа после тяжелого поражения во второй мировой войне стал кодекс самурая. И современная Япония, одна из самых развитых стран мира, во многом обязана своим культурным и экономическим подъемом древнему кодексу самурая.
 
-В публикациях российских СМИ в связи с изданием книги говорится о параллелях отдельных пунктов со священными текстами древних народов…

    - Такие параллели неизбежны, так как в культуре любого народа существуют универсальные черты, свойственные практически всем народам. Ведь культура всегда существует и развивается  в многообразных связях с культурами других народов. Через эти связи происходит взаимообогащение и взаимовлияние культур  разных народов, формирование определенных культурных архетипов, а в случае интенсивности и длительности культурного взаимодействия -  к формированию культурных общностей, которые имеют наднациональный и надконфессиональный характер.
Именно наличие универсальных знаковых систем  позволяет народу найти единый язык общения и культурного взаимодействия с другими народами, найти свое место в культурном спектре  человечества.
Что касается «Къонахалла», то эти параллели легко объяснимы, если принять во внимание то, что в позднейшее время духовный аспект кодекса испытал определенное влияние ислама в его суфийском варианте.

- Насколько я знаю,  Кодекс чести «Къонахалла» вызывает большой интерес в Интернете. Что более всего интересует читателей  свода древних правил «достойного мужа»?

- Меня спрашивают, прежде всего, почему представители народа, который имеет такой этический кодекс, нередко ведут себя не очень достойно. На этот вопрос можно было бы ответить контрвопросом: Почему не все граждане следуют законам своего государства?

За нарушение законов людей наказывают в уголовном порядке, за нарушение нравственных заповедей может последовать только моральное осуждение общества. Если ценностная шкала общества размыта, если она не имеет четких очертаний, то это приводит к нравственному нигилизму, к размыванию границ между нравственным и безнравственным.
    Люди не идеальны. Есть идеал – как должно быть, и есть реальность – как есть на самом деле. Но если народ не стремится к определенным нравственным идеалам, он  исторически обречен. В этом смысле для чеченцев путеводной звездой на пути к нравственному совершенству является этический кодекс «Къонахалла», в духовной основе которого лежат суфийские ценности.

- А все же, как соотносится кодекс «Къонахалла» с нравственными ценностями современного чеченца?

- Любой чеченец мечтает о том, чтобы его назвали къонахом. Но многие не имеют понятия о том, что это означает, каким должен быть настоящий къонах. Мне кажется, проблема именно в этом. Наша ценностная шкала сегодня во многом иллюзорна. Многие ценности, которые сегодня преподносятся нам некоторыми представителями старшего поколения как традиционные, не имеют никакого отношения к нашим истинным традициям. Это и отношение к женщине, и отношение к детям, отношение к младшим. Мы сейчас помним только о том, что младшие должны почтительно относиться к старшим. Но у нас была и культура уважительного отношения старших к младшим. Мужчина-чеченец никогда не поднимал руку на женщину, никогда не позволял себе вступать в конфликт с женщинами. Но сегодня стало нормой, когда мужчина вступает публично в словесную перепалку с ними. Это не соответствует нашим традициям, но это есть. И это нужно преодолевать, нужно возрождать в людях истинный чеченский дух.
Нравственные качества необходимо формировать с детства, наряду с религиозностью, образованием.  Наша культура еще существует, но уже не в нашей жизни, а в нашей памяти. Нам нужно  вернуть ее в нашу жизнь.

Беседовала Зарихан Зубайраева

www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет