доллар    57.58 $
евро 67.94 €
20 октября, 12:01
Погода в Грозном +19 в Грозном

Памяти Ахмата-Хаджи Кадырова

9 мая в 11:58 (2012 г.)
09.05.2012 /11:56/ Дукуваха Абдурахманов, Председатель Парламента ЧР АХМАТ-ХАДЖИ БЫЛ ОТЦОМ ЧЕЧЕНСКОГО НАРОДА… Своими воспоминаниями о первом Президенте ЧР, Герое России, выдающемся религиозном и государственном дея­теле России Ахмате-Хаджи Кадырове поделился председа­тель Парламента ЧР Д.Б. Абдурахманов. Он не только был хорошо знаком с чеченским национальным лидером, но и, являясь его ближайшим и верным соратником, был очень близок с ним духовно. 

- Дукуваха Баштаевич, рас­скажите о периоде Вашего зна­комства с Ахматом-Хаджи Кады­ровым.

- Первое близкое общение с Ахматом-Хаджи Кадыровым, хотя я был с ним знаком и ранее, у меня со­стоялось в 1990 году, когда в Грозном проходил Съезд народов Чечено-Ин­гушетии. Это был народный съезд – о судьбах нации, где обсуждались во­просы о том, как сделать так, чтобы в республике жилось еще лучше. Тогда никто и не думал о грядущих траге­диях. Меня, как историка по профес­сии, волновал вопрос о том, почему Чечено-Ингушетия – не союзная, а автономная республика. Ахмата-Хад­жи Кадырова интересовало свое на­правление – религиозное; тогда он работал над вопросом по расшире­нию медресе в Курчалое.

- Вы помните Ваши первые впечатления от общения с ним?

     - Отчетливо помню, что Ахмат- Хаджи Кадыров и тогда был очень харизматичен, имел на окружающих влияние, которое отражалось не только конкретными делами, но даже просто его присутствием. В беседах о судьбе чеченского народа слово Ах­мата-Хаджи Кадырова всегда звучало убедительно, авторитетно. Его волно­вали вопросы: кто мы, чеченцы? Ка­кими мы должны быть? Какой должна быть наша республика? Конечно, эти моменты сближали нас.

- Как получилось, что извест­ный богослов стал политиком?

- Это было веяние времени, об­стоятельств, а главное – требование чувства ответственности за будущее своего народа, которым обладал Ах­мат-Хаджи Кадыров. В 1999 году он просто вынужден был подключиться в политическую борьбу. Тогда, ког­да было очевидно, что республики - Чеченской Республики - как тако­вой нет, перед руководством стояла одна единственная задача – спасти народ. На всех постах при выходе из Чеченской Республики можно было видеть колонны уезжающих чечен­цев, русских, представителей других народов. Что в этой ситуации должен был делать Ахмат-Хаджи Кадыров? Почему именно на него была сдела­на ставка тогдашним Президентом России, национальным лидером Владимиром Путиным? Назначение именно Ахмата-Хаджи Кадырова ру­ководителем республики - я считаю это глубоко осмысленным и един­ственно верным решением. В тот период мои коллеги – бывшие со­ветские министры, первые секрета­ри райкомов, бывшие генеральные директора – задавали мне вопрос: «Он ведь муфтий, почему ты рядом с ним?» Тогда не было понимания, по­чему назначили именно Ахмата-Хад­жи Кадырова.

- А как Вы считаете, почему?

- Давайте призадумаемся, кто, кроме него, мог доступнее, значи­мее, авторитетнее донести слово Аллаха народу? Никто. Кто обладал большим мужеством, чем бесстраш­ный Ахмат-Хаджи Кадыров, который спокойно говорил с теми, кто стоял по ту сторону баррикад? Кто знал о «правде» на той стороне и о прав­де – подлинной, к которой он сам пришел? Кто мог открыто говорить, проповедовать, доносить до масс эту правду? Кто прямо в лицо сказал Масхадову, Басаеву и Хаттабу: «Вы не правы». Кто не раз заявлял: «Хаттаба надо изгнать из Чеченской Респу­блики, Басаеву надо прекратить на­беги на соседние республики»? Кто поднял народ против них? Это все делал один человек – Ахмат-Хаджи Кадыров. И кто мог в тот переломный момент повести за собой разрознен­ный народ? Только он.

- Но ведь против были и сло­жившиеся обстоятельства…

- Это было, конечно, очень сложное время. Помню, как после назначения Ахмата-Хаджи Кадыро­ва некоторые главы администраций написали заявления против этого решения. Повторяю, было абсолют­ное непонимание. Если говорить о другой, материальной стороне – мы тогда потеряли промышленность, все свои национальные издания, го­сударственные символы, практиче­ски лишились родины. Перед наро­дом встал вопрос: мы есть или нет? По всему миру чеченцев три милли­она. Но где мы были на тот момент? Нигде. И, конечно же, «собирателем» стал именно Ахмат-Хаджи Кадыров. Да, Владимир Путин ему помогал, и мы за это ему безмерно благодарны. Но личное обаяние в народе, безгра­ничное мужество, правильная граж­данская позиция, преданность та­ким понятиям, как мир в Чеченской Республике и на Кавказе, единство Российской Федерации – именно это предопределило спасительную роль Ахмата-Хаджи Кадырова.

Почему он встал рядом с Вла­димиром Путиным? Потому что он понимал: не будет единой России - чеченцам станет еще хуже. Он так говорил. Ведь трудно себе даже представить, что произошло бы при развале России, если крушение СССР привело к гражданской войне. Последствия могли бы быть самые непредсказуемые и нельзя было ис­ключать наихудшего варианта раз­вития сценария, в том числе новой мировой войны...

- Дукуваха Баштаевич, скажи­те, каким как человек Вам запом­нился Ахмат-Хаджи Кадыров?

- Первое, что хочется подчер­кнуть, это его абсолютная человеч­ность. В те годы я был его замести­телем, министром, вице-премьером. Не помню ни одного дня, чтобы я позвонил и попросил о встрече – ночью, в выходной, в праздник – и чтобы я не встретился с ним. Как бы ты ни был приближен, первое лицо есть первое лицо. Он всегда может сослаться на то, что он не отдыхал, на то, что он болен или только что при­летел с Москвы или Нью-Йорка. Но этого не было никогда...

Всем известна харизма Ахмата- Хаджи Кадырова, его мощь, он дей­ствительно был «глыбой» в народе. Но когда мы садились, разговарива­ли о нуждах народа, он превращал­ся в любящего отца – именно таким было его отношение к своей Родине, к своему народу. Будучи глубоко гу­манным и открытым, он сам вызывал на диалог, на прямоту.

- Поделитесь живыми приме­рами проявления характера пер­вого Президента ЧР.

- Было множество моментов, когда исключительно мужество че­ченского лидера, его высокое само­обладание, четкая гражданская по­зиция заявляли о себе буквально «во весь рост». Вот один из многих случа­ев самоутверждения Ахмата-Хаджи Кадырова в народе. Зачистки… На­верное, самые трагичные моменты в истории чеченского народа после сталинской депортации. 1999 год. Масхадов, называя себя Президен­том Чеченской Республики Ичкерия, не смел поехать в Урус-Мартан, объ­ясняя это тем, что там засели бан­диты. Другая аналогия. 2001 год. В Аргуне сложилась опасная ситуация, имеются достоверные сведения о на­личии там боевиков. Ахмату-Хаджи Кадырову советуют не проезжать этот город. Но он говорит: «Я – руко­водитель Чеченской Республики, а Аргун – в Чеченской Республике. И я поеду туда. Это мой долг, и я буду и дальше его исполнять». И он поехал, зная, что его там ждут, зная, что там засада. Был бой на трассе «Аргун-Гу­дермес», при въезде в Аргун и обрат­но, были раненые. Но он поехал на работу через Аргун и таким же обра­зом вернулся. Он поступил так, как и положено руководителю Чеченской Республики. Несомненно, когда речь шла о таких вещах, как честь, долг, от­ветственность перед народом, ниче­го не могло остановить Ахмата-Хад­жи Кадырова.

- Вы всегда были рядом с пер­вым Президентом ЧР. Как про­исходило послевоенное станов­ление республики на начальном этапе?

- На тот период в Чеченской Ре­спублике деградировали или сами себя лишили полномочий абсолют­но все институты власти. Их нужно было воссоздавать. И делал это – по­этапно, выверенно, с учетом всех об­стоятельств – Ахмат-Хаджи Кадыров, человек, который никогда (!) ранее не работал в органах власти. Когда был поднят вопрос о референдуме, его отговаривали, просили не прово­дить его. «Ты можешь быть у власти столько, сколько тебе помогает Пу­тин. Зачем тебе референдум? Вдруг не так проголосуют», - говорили ему. Но Ахмат-Хаджи Кадыров был не­колебим в своей позиции: «Мне не нужна власть в республике, когда меня только назначают. Для меня приемлема лишь та власть, которая подкреплена доверием народа».

Перед Ахматом-Хаджи Кадыро­вым тогда стоял сложный вопрос – по какому пути чеченскому народу двигаться дальше. Лично я был сви­детелем и участником периодов в истории нашего народа, когда прове­сти референдум нам не дали ни СССР, ни преступный режим Дудаева, ни масхадовская власть. А Ахмат-Хаджи Кадыров сам пошел на референдум. Его политическим кредо были слова: «Мне нужно то, что нужно народу».

Мужество – политическое и граж­данское – нужно было на тот момент иметь, чтобы провести этот референ­дум. И он его провел. И сегодня че­ченцы – единственный народ, кото­рый через референдум утвердился в составе Российской Федерации.

- Сегодня мы повсеместно на­блюдаем за успехами Главы ЧР Рамзана Кадырова в налажива­нии и развитии взаимоотноше­ний со странами мусульманского мира. Начало этому процессу, как мы помним, положил Ахмат-Хад­жи Кадыров…

- Действительно, Ахмат-Хаджи Кадыров первым среди чеченцев «прорубил окно» на Восток. Но сде­лал он это не только в интересах Чеченской Республики, но и всего мусульманского мира и, в целом, России. Все его друзья, которые учи­лись с ним в Бухаре, сегодня являют­ся муфтиями республик Северного Кавказа. Руководителем субъекта стал лишь один Ахмат-Хаджи Кады­ров. Почему? Он не только занимал­ся тем, чем должен был заниматься – проповеди в мечети, молитвы, объ­яснение народу канонов Корана – но и жил повседневными встречами с народом, а когда пришла война – во­йной. И, живя войной, ему пришлось заниматься и политикой.

- Помнится, тогда многие за­давались вопросом, а справится ли он…

- Да, он справился. Приведу лишь несколько примеров. В 2002 году мы были на уборке урожая в Шелковском районе – при обстанов­ке, когда в республике продолжа­лись военные операции. И мы полу­чили больше хлеба, чем в соседних республиках. Феноменально: мы не собирали столько урожая даже при советской власти. Другое направле­ние – культура. Кто сегодня не слы­шал об ансамбле «Вайнах»? А ведь это новое, возрожденное детище Ах­мата-Хаджи Кадырова. Образование – тогда школ вообще не было, либо в их зданиях располагались воинские части. В частых встречах с Ахматом- Хаджи Кадыровым учащиеся спра­шивали его: «Ахмат-Хаджи, что ты мо­жешь нам дать?» И он отвечал: «Я вам дам мир и возможность учиться».

- Дукуваха Баштаевич, как Вы думаете, ведь наверняка Ахмат- Хаджи Кадыров, будучи руково­дителем региона с сложнейшей на тот период внутриполитической ситуацией, знал, какому риску подвергает себя и свою семью?

- Да, безусловно. И он осознан­но шел на это, поскольку иного пути не видел. Описанные мной выше моменты дают нам понимание того, что Ахмат-Хаджи Кадыров выстраи­вал в республике государственность, работая с Москвой, с Владимиром Путиным, Дмитрием Медведевым, с федеральными министрами, с пол­предством, выстраивая отношения с другими субъектами и зарубежными государствами. Нет субъекта на Юге страны, который бы Ахмат-Хаджи Кадыров не посетил. Он принимал много делегаций. И он вырос: из бо­гослова – в выдающегося государ­ственного деятеля. Да, Чеченская Республика в сравнении с грандиоз­ными масштабами всей России очень маленькая. Но я, человек, бывший всегда с ним рядом, говорю – то, что он сделал, он сделал для всей России, и он это делал осознанно, понимая, что может в любой миг погибнуть, ведь фактически, как вы правильно заметили, он ходил по лезвию…

9 мая 2004 года. В этот день Ах­мат-Хаджи Кадыров не должен был находиться на стадионе в Грозном. Вернувшийся тогда из Москвы, он должен был быть на пути в Сочи. Двумя днями раньше Президент ЧР встречался с ветеранами. Но поче­му он снова там оказался? Старики- ветераны попросили Ахмата-Хаджи Кадырова снова приехать к ним на встречу. Он очень уважал стариков и, конечно, не уважить их Ахмат-Хаджи не мог и в этот раз…

- Где Вы были в тот момент?

- Я был при исполнении своих служебных обязанностей – был на пути в Лабинский район Краснодар­ского края, куда, как вице-премьер и министр сельского хозяйства, ехал по заданию Ахмата-Хаджи Кадырова решать аграрный вопрос. У меня на руках были документы для заключе­ния договора с одним из крупней­ших хозяйств Краснодарского края, которые мне передал Ахмат-Хаджи Кадыров…

Я успел доехать до Пятигорска. Оттуда я вернулся… Когда мы прие­хали, Ахмата-Хаджи Кадырова уже не было... Была ли растерянность? Пер­вые эмоции, постигшие нас, были непониманием. Как это так – нет Ах­мата-Хаджи?.. Как мы можем его по­терять? После были душевное опу­стошение, боль, скорбь…В эти дни в Грозный прилетел Владимир Путин, встретился с Рамзаном Кадыровым, с командой. Дальше состоялись выбо­ры новой власти, законодательного органа…Тогда мы сказали Рамзану: «Историческая необходимость се­годня в том, что путь Кадырова дол­жен продолжать именно Кадыров. Это желание чеченского народа». И спустя какое-то время, его, даже не желавшего слышать ни о каких долж­ностях, мы все же убедили принять вызов времени.

- И, как показало время, это было единственно верное реше­ние…

- Несомненно. Дальше Рамзан Кадыров уже конкретными делами утверждал себя сам – в горах, на во­йне, на стройплощадках, в мечетях, на футбольном стадионе, в народе, в дипломатии, в работе с российскими регионами, с федеральным центром, в делах по объединению народа, в решении проблем здравоохране­ния, культуры, спорта, образования, в возрождении сел и городов, что, в целом, по сути, и явилось продол­жением пути великого Ахмата-Хаджи Кадырова…

Сегодня в Грозном и других че­ченских городах и селах уже никто не увидит следы той страшной тра­гедии. Республика уверенно движет­ся по пути динамичного развития, претендуя на лидирующие позиции во всех сферах. В этом, в первую очередь, заслуга Рамзана Кадырова, благодаря политической воле кото­рого мы не только оправились от по­следствий войны, но и, гордо выпря­мившись, шагнули далеко вперед, навстречу к счастливому будущему нашего народа.

- Спасибо Вам за интересную беседу.

Записал интервью Зелимхан Яхиханов

Источник: Пресс-служба Главы и Правительства Чеченской Республики

 www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет