Рассказ о моем путешествии в Чечню... автостопом!

13 мая в 23:34 (2012 г.) 1324

 Я, как и многие другие, никогда не думал, что поеду в Чечню и буду там путешествовать, да еще и автостопом. Но я так рад, что развеял для себя стереотипы и попал в вашу замечательную республику, там я встретил добрых и гостеприимных людей, и решил написать рассказы про мои приключения. Рассказы получились очень необычными, потому что я много общался с разными людьми, а также много описывал, как ко мне относились другие люди, как помогали полицейские и прохожие, и как удивительным образом я нашел место для ночевки, когда в гостиницах не оказалось мест.

Я буду очень рад, если Вы частично или полностью опубликуете мои рассказы на своем портале и надеюсь, что они еще больше укрепят взаимопонимание между людьми, научат их быть добрыми, искренними и гостеприимными. А еще это будет огромным стимулом для других людей стать примером для подражания, ведь моя история - полностью подлинная. Здесь с фотографиями на моём сайте: http://sanyok-belarus.narod.ru/kniga_i_drugaya_rossiya/5_chechnya/


Часть V. Хьошалуа дуьла Нохчийнчу! (чеч. Приезжайте в Чечню)

Не помню, почему так получилось, но границу областей из Дагестана в Чечню я проходил пешком. Тогда еще подумал, вот она – Чечня. У блокпоста меня ждал ДПСник. Крепкий, спортивного телосложения с типичным чеченским лицом, какое я раньше видел только в фильмах, правда с аккуратно выбритой бородой, он почему-то мне улыбнулся и даже не проверил документы. Я прошел его и остановился чуть дальше, на мою открытую ладонь остановилась черная девятка. Нам было по пути до Гудермеса.

- Мне понравилось, как ты вежливо попросил подвезти и предупредил, что денег нет, – сказал мне водитель, - Видно, что хороший человек. Здесь к тебе все будут уважительно относиться, везде будешь гостем. Но если у тебя какие проблемы будут, звони мне. Меня здесь хорошо знают, зовут "Немец".
В Гудермесе находится резиденция нашего президента – Рамзана Кадырова, это сын Ахмата Кадырова. Они молодцы – полностью отстроили Чечню. Этих зданий – он показал на красивые высотки – после второй кампании не было, здесь ничего не было, одни руины лежали. Помню, здесь долго с федералами воевали. Я был снайпером. Помню, как мы их, а они нас. Но они тоже свое получили.
Ты извини, что плохо говорю, у меня челюсть еще не срослась и некоторых зубов не хватает, попались бравые ребята, вели себя некрасиво, я сделал им замечание, а они мне ответили так, как не должны были культурные люди отвечать, тем более, что я старше. Ну, я их как смог, проучил, потом месяц в больнице лежал. Как вышел, собрал пятьдесят машин, и поехали к ним в разбираться. Их родственники нас встретили, говорят, мол, просим извинения, выпили ребята, виноваты. Но рассудите по справедливости, Вы - двоим из них челюсти сломали, они Вам сломали, поэтому не держите на нас зла. Мы развернулись и уехали.
- Расскажите, почему, если Ахмат Кадыров был так популярен, его убили? Я слышал, что подозревают его сына.
- Сын его не мог убить, еще при жизни Ахмат открыто говорил, что его сын будет преемником. Это больше похоже на операцию федералов, потому что его телохранители тоже погибли. И никому так больше не говори, а то могут не понять.
Мы остановились около кафе, немец сказал, что здесь делают самые вкусные галушки с его любимым сушеным мясом, и он хотел бы меня угостить. Галушки – национальное чеченское блюдо, это кусочки теста, отваренные в воде. Подаются вместе с куском отваренного сушеного мяса, стаканом бульона и блюдцем с перетертым чесноком в масле.

- Тебе понравится Грозный, посмотришь главную мечеть, Грозный-Сити. В городе красиво, сейчас праздник, я думаю, тебя кто-нибудь обязательно пригласит к себе в гости.
На повороте в Гудермесе мы расстались. Немец обнял меня и пожелал удачи в путешествиях, но перед тем, как проститься, он подошел к постовому и попросил найти для меня машину в сторону Грозного. Я подошел к постовому, на вид – типичный чеченец, раньше такое лицо меня, откровенно говоря, пугало. В его руках не было автомата, и выглядел он вполне дружелюбно, мы разговорились. Я рассказал, что видел в Дагестане милицию только с автоматами, в бронежилетах и часто в масках.
- Они там до сих пор порядок навести не могут. У нас, если кто маску оденет, его тут же пристрелят. Я прапорщик специального батальона, мы подчиняемся напрямую Кадырову, мы в городе даже оружие не носим, потому что у нас нет террористов. Зарплата у нас нормальная, у меня 36 000 рублей. Сейчас попробую для тебя поймать машину, только нужно подождать, может, кто со смены будет ехать, а то неудобно останавливать незнакомых людей.
Я поблагодарил его, но, не дожидаясь, заскочил в маршрутку до Грозного. Люди с любопытством меня разглядывали, я спросил женщину, где мне нужно выйти, чтобы попасть в главную мечеть.
- Вы едете в мечеть «Сердце Чечни»? Я тоже туда еду, - ответила она мне - Пусть Аллах ниспошлет на Вас свою милость.


В Чечне у тебя не будет проблем, брат

Грозный – это красивый современный город с небоскребами Грозный-Сити, универмагом ЦУМ-Грозный, широкими улицами и центральным проспектом им. В. В. Путина, чистыми мраморными улочками, фотографиями Ахмата и Рамзана Кадырова на зданиях и надписями вроде: «А. Кадыров прикрывал собой и Чеченскую Республику, и Чеченцев». Есть также Дом Печати, Центральный Стадион, драмтеатр и музей им. Ахмат-Хаджи Кадырова. Музей мне очень понравился. Достойная подборка картин и фотографий, интересный интерьер музея: необычные по форме люстры в каждом зале, балкон и мраморная лестница. Скоро, когда переедет в новое здание, откроется Национальный музей Чечни. Я зашел на главпочтамт, чтобы отправить письмо родителям, и по моей просьбе на открытке написали «Привет из Грозного!» на чеченском языке, получилось «Маршол ду шуьга Соьяжа-уалара!».

Крупнейшая мечеть России и Европы «Сердце Чечни» также находится в Грозном. Перед тем, как зайти, я спросил охранника, могу ли я зайти в мечеть, если я православный. И вообще, не будет ли у меня проблем с этим в Чечне.
- Мы, мусульмане, уважительно относимся к другим религиям и всегда рады, когда люди посещают наши мечети. Если ты хочешь посмотреть, как делают намаз, то можешь придти в пятницу, здесь будет весь город. В Чечне у тебя вообще не будет проблем, брат. Здесь спокойно - город красивый, люди гостеприимные.
Меня поразило роскошное убранство мечети. В Википедии вы прочитаете, что для отделки использовался редчайший мрамор из Турции, а люстры отделаны кристаллами Swarovski. Вся мечеть расписана аятам из Корана, а главный купол мечети венчает сура 112, которая переводится как «Бог - единый, Бог вечный. Он не родил и не был рождён, и нет никого, равного Ему».

Начинало темнеть, и нужно было придумать, где ночевать. Я спрашивал людей, чтобы мне посоветовали недорогую гостиницу. Мне удалось узнать адреса четырех гостиниц, все они находились относительно недалеко – вдоль проспекта. В гостиницу «Грозный Сити» я не поехал, догадываясь о высоких ценах, в двух других - мест не было, а в последней гостинице самые дешевые номера по прейскуранту стояли тысячу рублей, но их тоже не было, остались только полулюксы за три тысячи. Становилось холодно, я, кажется, простыл, но продолжал ходить по улицам в поисках гостиницы. К этому времени совсем стемнело. Я знал, что можно переночевать в мечетях, потому что они не закрываются на ночь, это была последняя возможность.
Я спросил дорогу у парней в машине, и они подвезли меня к мечети рядом с рынком. Однако она оказалась на ремонте. Постовые, узнав о моей проблеме с ночлегом, стали звонить своим знакомым, чтобы выяснить, у кого можно снять комнату на ночь, но это не помогло. Тогда я вернулся в главную мечеть и попросил у начальника охраны разрешения переночевать в мечети.
- Мы не закрываемся на ночь, и мечеть открыта круглосуточно, но я не могу разрешить тебе ночевать. Нам это строго запретили. Не держи на меня обиды, здесь столько всего есть, и президент сюда приезжает с охраной, и завтра пятница – уже с утра будет много людей. Не обижайся, попробуй зайти в другую мечеть. Мне отказали, но сделали это с большим сочувствием и участием.

Я уже отошел от мечети, и остановился, чтобы сфотографироваться на память.Рядом проходил мужчина, и я попросил его быть моим фотографом, он обратился ко мне:
- Я слышал, ты разговаривал с охранниками, что сам из Беларуси и не нашел место в гостинице – ответил он – приходи ко мне домой, будешь моим гостей. Правда, я не в Грозном живу, а в 15 километрах отсюда, в селе Мескер-Юрт.
Я никогда не принимал приглашение сразу, потому что человек мог предлагать это только из вежливости. Мы еще некоторое время стояли и разговаривали. Его зовут Шоип, он пишет в национальную газету статьи про ислам, ученых и выдающихся людей его района. Сегодня он занес статью в редакцию и возвращался из мечети после вечерней молитвы.
- Не стесню ли я вас тем, что приеду в гости? – спросил я.
- Да ты что! Гость это у нас святое! Раньше у нас даже правило было, если гость пришел, трое суток ты даже не имел права спрашивать, как его зовут. И ни в чем гостю нельзя было отказывать. Это сейчас, когда стучишься в дом, сначала слышишь голос: «Кто там?», а раньше-то и стучать нужно было, двери всегда были открыты.

Мы сели в маршрутку. Я рассказал о том, как ходил по гостиницам в поисках ночлега, но не найдя свободных мест, вернулся в мечеть, чтобы переночевать. Водитель маршрутки услышал наш разговор и обратился ко мне:
- Брат, если тебе негде ночевать, приходи ко мне домой. Я как раз сейчас отработал и домой возвращаюсь, я здесь рядом живу".
Я поблагодарил его и сказал, что мне уже посчастливилось попасть в гости в Мескер-Юрт. На выходе Шоип хотел заплатить за проезд, но водитель отказался, и денег с нас не взял. Чтобы доехать дальше до села нужно было еще найти легковую машину. Здесь нас выручили соседи, которые проезжали мимо и остановились, чтобы подвезти нас к самому дому.


Светский мусульманин

Мы приехали в село, и дом Шоипа стал моим домом почти на неделю. Меня встретил Джамбулат, его брат, с женой и соседские ребятишки, которые сразу обступили меня и хором пытались заговорить со мной на чеченском. Пришли соседи, чтобы пригласить меня на следующий день съездить куда-нибудь на их машине. Мы вкусно поужинали. Я чувствовал слабость и попросил градусник - у меня было 37,8.

Болеть всегда неприятно, а болеть у незнакомых людей – тем более. Три дня я лежал в постели, мне носили лимоны и фрукты, настойки календул и эвкалиптов, готовили четырехразовое питание. Шоип предлагал мне лечиться таблетками, но я сопротивлялся. Когда лежишь в постели, хочется чем-нибудь заняться, поэтому я перечитал все его рассказы, они мне понравились, хотя были в основном на религиозную тему. После Ирана я по-другому относился к Исламу, поэтому мне было интересно, и я задавал много вопросов об истории и религии.
Шоип говорил: «Во время первой кампании чеченцы хотели отделиться от России, но теперь никто этого не хочет. Мы хотим, чтобы в России стало больше мусульман, но не через войну, а через убеждения. Мы стараемся вести правильный образ жизни, какой вел наш пророк: быть честными и не зарабатывать харамных денег (запрещенных Кораном), держать пост, не пить, не прелюбодействовать, не употреблять бранных слов. Тогда ты увидишь, что ислам – это хорошо и примешь ислам, расскажешь своим друзьям, и они тоже примут ислам, потом Россия примет ислам. Все страны увидят, что это хорошо, и тоже примут Ислам, и будет Ислам во всем мире, и не будет больше войн и террористов».

В ответ я рассказывал о том, как при османской империи русских обращали в мусульманство: на мосту бросили икону и велели идти через нее. Кто растоптал икону и перешел мост, тот мусульманин, а кто не захотел, того на мечи и в реку, так кровавая река текла несколько дней. Говорили и о том, что в Азербайджане не держат пост, а в Узбекистане много пьют. Потом опять спорили.
«Верить нужно в душе, – отвечал мне Джамбулат, - когда ученые в США стали изучать Ислам, чтобы разобраться в причинах терактов, то многие стали верующими мусульманами, потому что полюбили Коран и Аллаха. Один такой ученый после посещения мусульманской страны написал в книге, что очень рад, что принял ислам до поездки, потому что сам бы никогда не хотел быть таким мусульманином, каких увидел там. Люди везде разные, кто-то правильно живет, кто-то - нет. А знаешь, что Жак Ив Кусто принял ислам? Когда ученые открыли течение пресной воды, которое не смешивается в соленом океане, он рассказал об этом своему другу мусульманину, а тот указал ему на Коран, в котором это было написано 1400 лет назад. Посмотрев перевод Корана, Кусто принял ислам, сказав, что Коран не может быть речью человека, а послан Богом».

Справка. В интернете вы найдете противоположные точки зрения: те, кто "за" - ссылаются на книгу «Почему мы стали мусульманами» и на Фуркан 25: 53 из Корана, а другие – на официальный ответ фонда Кусто

За такими беседами мы коротали время, а позже посмотрели фильм «Послание» 1977 года – очень красивый и интересный фильм о Мохаммеде. Какой бы вы не были религии, вам будет легко общаться с мусульманами. Вы гость, и от вас не ждут того, что вы примете Ислам, поэтому проявите уважение, терпение и любознательность, ведь христиане, мусульмане и евреи молятся одному и тому же Богу, хотя по-разному его называют.
Шоип сделал своим друзьям обо мне следующее заключение:
- Он светский мусульманин, он не против того, чтобы был Ислам во всем мире.
Я засмеялся и ответил: «Верю, что Бог есть, Он вечен, не родил и не был рожден, Он обладает абсолютным знанием, и нет никого, равного Ему».


Неудобные вопросы

Джамбулат долго жил с семьей в Москве, а сейчас на время вернулся домой. Их сын знал несколько слов на русском и постоянно спрашивал: «Зачем ты не говоришь на чеченском?» В ответ я улыбался и растерянно пожимал плечами. Мы пили чай и беседовали с его другом:
- По телевизору говорят, что Чечня живет на дотации, а деньги сюда из Москвы мешками возят, но это не так! Нашу нефть и газ качают многие компании, а за это наша республика получает совсем незначительный доход. Об этом никто не говорит! Этим летом по приглашению Кадырова в Чечню приезжали лидеры националистических организаций. Они надели футболки, на который было написано «Я – Русский!» и проехали всю Чечню, заезжали в города и села и вернулись без инцидентов, везде встречая гостеприимных и радушных людей.

Справка. Дмитрий Демушкин из «Славянского союза» и Александр Белов из «Движения Против Нелегальной Иммиграции» действительно приезжали в Чечню в таких майках. Позже Демушкин дал любопытное интервью о своей поездке в Чечню, цитата:
«Мы встречались с министром финансов республики Эли Исаевым, и я специально задал ему вопросы, на которые в Москве мне никто не отвечал. На деле, ситуация с финансированием Чечни не выглядит так однозначно, как я представлял до поездки… мне рассказали, какие средства из Чеченской республики получает федеральный центр и крупнейшие российские компании. Например, Роснефть в 2010 году добыла в Чечне 1,2 миллиона тонн нефти, а республика получила от этого 40 тысяч рублей в виде косвенных налогов».
На сайте «ДПНИ» вы можете прочитать негативную реакцию на это интервью, которое, по мнению посетителей, оказалось слишком хвалебным.


- У нас всегда было гостеприимство на первом месте, - сказал Джамбулат, - русский ты, или другой национальности, гость – это святое! Даже если кровный враг придет к тебе домой, его нужно три дня как самого лучшего человека встречать: кормить и заботиться, потому что он твой гость. А потом на пороге, на улице, пока он уходит, ничего нельзя плохого ему делать, потому что гость, покидая твой дом, должен вернуться целым и невредимым.
- Вы все правильно говорите про гостя, - подтвердил я, - гостеприимством вы сильно отличаетесь от русских. А вот у моего друга произошел такой случай. Он нашел хорошего покупателя в другом городе, тот оказался гостеприимным чеченцом, пригласил моего друга к себе в гости. Чеченец так говорил: это мой дом, это моя жена, здесь ты мой гость и брат. После сделки деньги за товар он не вернул. И только его заместитель смог объяснить моему другу почему: «Ты ведь знаешь кто он? Знаешь. Зачем тогда спрашиваешь». Русские поговаривают, что у чеченцев где-то написано: «Обмани русского, и будет тебе рай».
Джамбулат внимательно меня выслушал и ответил:
- Конечно, в Коране так не написано. Ислам напрямую запрещает воровство, нельзя зарабатывать деньги нечестным способом – это харам (запрет). Александр, я тебе так скажу, меня в Москве в последний раз свои же подставили, почти так, как ты рассказываешь, поэтому я вынужден был с семьей вернуться домой. Но если бы я думал, что никому нельзя верить, то что же мне думать сейчас, когда меня, чеченца, обманули чеченцы?

Мы помолчали, и я попросил его друга рассказать о военных кампаниях и о теракте на Дубровке.
- Во время войны многие ушли из деревни воевать, а мы остались среди мирных жителей. Когда сюда пришли федеральные войска, то нам не разрешалось даже выходить из дома, не то, что поехать в соседнее село, так мы и жили как заложники несколько месяцев в окружении солдат с автоматами.
В ответ на это люди решились на захват театра на дубровке, у участников не было взрывчатки, как показывают по телевизору, были только муляжи. Они хотели, чтобы власти вывели войска из Чечни и оставили нас и наши семьи в покое. Потом сюда опять приехали следователи, потому что несколько человек, участвовавших в захвате, жили в Мескер-Юрте. У нас опять начались обыски, допросы и задержания. Сейчас все спокойно, и мы очень этому рады. Мы не хотим войны.
- Приезжай в Чечню летом – предложил Джамбулат, - мы возьмем машину, поедем в горы или смотреть музеи - выберем то, что тебе нравится, покажем красивые места.


На прощание.

Я почувствовал себя лучше и стал собираться в дорогу. Джамбулат подарил мне на прощание несколько сувениров: косушку (так называют большую пиалу, похожую на тарелку), теплые носки, галстук и рубашку, которая позже мне так пригодилась. Шоип собрал для меня провиант: лимон, палку копченой колбасы, буханку хлеба и мешок леденцов.

В ноябре в Чечне обычно тепло, но в тот день шел сильный снег. Перепрыгивая через лужи и увязая в грязи, мы шли на остановку. Сначала мне нужно доехать до Хасавюрта, - объяснил я - оттуда я поеду в Кизляр и дальше в Элисту, где меня уже ждут друзья.Шоип сел вместе со мной в маршрутку до Аргуна и сказал, что немного проедет со мной. На перекрестке автобус должен был повернуть в город, здесь же начиналась трасса. Я попросил водителя остановиться и уже повернулся к выходу, но Шоип меня не пустил: «Не здесь, тебе дальше нужно выходить». Сначала я подумал, что ошибся в направлении, но нет – маршрутка действительно ехала в город. Теперь Шоип крепко держал меня, чтобы я не выскочил где-нибудь посреди дороги. Все стало понятно, когда мы приехали на вокзал. Шоип взял меня за руку и повел на маршрутку до Хасавюрта. Увидев мои деньги за проезд, он обиделся, сам рассчитался с водителем и сказал:
- Я должен тебя посадить на автобус, чтобы убедиться, что ты доедешь. Это ты дома можешь автостопом ездить, а здесь так не принято. Ты не понимаешь, что люди про меня скажут. Ты же мой гость!

Я крепко его обнял и поблагодарил за теплое гостеприимство. Благодаря его семье у меня остались самые лучшие воспоминания о Чечне.

 

Здесь с фотографиями на моём сайте: http://sanyok-belarus.narod.ru/kniga_i_drugaya_rossiya/5_chechnya/

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет
Картина дня? Картина дня
Песков: в ближайшее время Путин позвонит Трампу и поздравит с вступлением в должностьПесков: в ближайшее время Путин позвонит Трампу и поздравит с вступлением в должность
В мире
Капремонт монумента "Родина-мать зовет" обойдется в 2 млрд рублей   Капремонт монумента "Родина-мать зовет" обойдется в 2 млрд рублей
В России
Р. Кадыров поздравил С. Аксенова с Днем образования КрымаР. Кадыров поздравил С. Аксенова с Днем образования Крыма
Власть и политика
Карачаево-Черкесия станет ареной состязаний лучших тхэквондистов России и стран СНГКарачаево-Черкесия станет ареной состязаний лучших тхэквондистов России и стран СНГ
Спорт и здоровье
Прогноз погоды на 21.01.2017 в ЧечнеПрогноз погоды на 21.01.2017 в Чечне
Происшествия
В Карачаево-Черкесию с официальным визитом прибыл Полномочный представитель Президента России в СКФОВ Карачаево-Черкесию с официальным визитом прибыл Полномочный представитель Президента России в СКФО
Общество
Фотография из
Идет загрузка картинки...
Добавлено:
Просмотров: