доллар    57.49 $
евро 67.66 €
20 октября, 23:00
Погода в Грозном +12 в Грозном

Дайте врачу кабинет!

21 мая в 01:00 (2012 г.)
21.05.2012 17:20/ По завершении беседы я спросил Хабиру Бичалову: «Что Вы хотели бы для себя лично?». «Для себя лично – ничего…», – без запинки ответила она. Но я уже знаю, в чем она нуждается, и скажу об этом в самом

 

За тридцать лет работы акушер-гинеколог Шатойской ЦРБ Хабира Бичалова не знала ни одного случая материнской смертности. Правда, было четыре случая смерти новорожденных, их горечь она помнит до сих пор. «Постстационар родильного дома» – так называет она место своей работы, как службу. Да это и есть служба, если она сопряжена с высочайшей ответственностью за жизни матери и ребенка, с неусыпным ночным бодрствованием, всегда срочными по исполнению мерами врачебной помощи.

Молодой специалист Хабира Бичалова приехала в Центральную районную больницу Советского района ЧИАССР (ныне – Шатойский район Чеченской Республики) первого августа 1983 г. после окончания в 1982 году Северо-Осетинского медицинского института по специальности «акушерско-гинекологическая служба». В течение года проходила интернатуру на базе республиканской больницы. Успешно защитив данный курс, получила направление в Шатойскую ЦРБ. Правда, с 2004 по 2008г.г. работала в Итум-Калинской ЦРБ, но это было как бы возвращением к своим же пациенткам, которых она ранее обслуживала. Вместе с тем она помогала становлению акушерско-гинекологической службы во вновь создаваемой центральной больнице соседнего района.

Видимо, по присущей журналистам привычке «охватить тему», задал первый вопрос:

- Предполагаю, сфера Вашей работы довольно-таки тяжелая?..

- Ваш вопрос скорей всего, надо разделить на два, – с улыбкой поправила меня Хабира Бичалова. – Тяжелые случаи – это одна сторона работы акушера-гинеколога. Другая сторона – это неналаженность самой системы акушерской службы, отсутствие системности профилактических мер, которые зависят от оплаты работы врача, от наличия профессиональных кадров, их квалификации и еще много от чего. К сожалению, особенно в сельских районах республики неважно поставлена поликлиническая работа, и от этого происходит много осложнений в работе акушера и вообще в гинекологическом обслуживании женского населения. А тяжелые случаи непосредственно в практике работы – вещь достаточно привычная, с этим мы как-то справляемся…

Думаю, республиканский Минздрав примет надлежащие меры в восполнении того дефицита в работе врачей акушеров-гинекологов, о которых рассказывает Х. Бичалова.

И все-таки, почему она выбрала такую тяжелую специальность?.. Ведь акушерско-гинекологическая служба по сложности предпринимаемых врачебных мер, по ответственности за исход родов, особенно в экстремальных ситуациях, стоит в одном ряду, если не выше работы хирурга?..

- Вы знаете, мне всегда было жалко наших женщин. Приезжие врачи ими углубленно не занимались. А менталитет чеченской женщины известен. Рожать для них – не обязательно в больнице. На дородовое сохранение ложится редкая женщина. Дородовой период переносят на ногах, как и в обычной жизни, выполняя всякую домашнюю работу. Но ведь роды – это прекраснейшая пора в жизни любой женщины. И течение беременности, и предродовое ожидание, и сами роды, хотя об этом и не принято говорить вот так во всеуслышание – это просто наслаждение. Дарить жизнь маленькому человеку, тем самым осчастливливая его отца, родственников, разве это не высшее счастье для женщины?.. И принимать роды – не меньшее наслаждение для врача. И я приходила в каждый дом, как на праздник, навестить будущую маму, помочь ей, научить чему-либо…

Я с удовольствием слушал повесть врача Х. Бичаловой, до сих пор увлеченной своим делом, главным в ее жизни, за тридцать лет не потерявшей чувства наслаждения от выполненного профессионального и человеческого долга.
А моя собеседница, как и всякий бесхитростный человек, просто рассказывает и о повседневной своей работе, и о ее маленьких секретах:
- Я всю жизнь находилась среди нуждающихся в моей помощи, среди мам состоявшихся и молоденьких мам. Скажу по секрету, роженицы бывают и довольно капризные. Кто-то категорически не желает ложиться на дородовое сохранение, кто-то предпочитает «выждать» до последней минуты. Но я никогда не спорила с роженицами, кто, на мой взгляд, нуждался в госпитализации. Я немедленно обращалась к старейшинам с просьбой воздействовать на такую капризулю, объясняя возможные последствия «выжидания».
И, знаете, после моего обращения к старшему в семье поступал строгий приказ. И будущая мамочка, как миленькая, оказывалась в больнице…

Хабира смеется, и мне также не остается ничего, как последовать ее примеру, вообразив плачущую будущую мамашу, которую в слезах везут в больницу.

- Как Вы коротко сформулировали бы свой взгляд на проблему родильных отделений в сельской местности республики? Ваши пожелания, советы женщинам?..

- Многие женщины не знают, что делать в случае обострения течения беременности. Дородовое сохранение, как я уже говорила, считают не обязательным. Каждый раз приходится внушать роженицам, как быть, какие меры положены, и чтобы они эти меры обязательно соблюдали. Но уверенно скажу вот о чем. Мне приходилось бывать в служебных поездках в Астрахани, других городах России и скажу без преувеличения: наши женщины чистоплотные, хорошенькие, красивые. Но совсем не дорожат собой. Я не говорю сейчас о той редкой категории городских женщин, кто более или менее привык к требованиям акушеров и гинекологов. И еще: надо верить врачу, надо полагаться на того, кто обладает специальными знаниями, кто профессионально подготовлен…

И я чувствую в этих ее словах искреннюю озабоченность состоянием умов чеченских мам. И не только мам, но и некоторых руководителей медицинских учреждений. И поэтому напоминаю: в Шатойской ЦРБ, к примеру, операционной – нет, специалиста-анестезиолога – нет, кабинета переливания крови – нет. Отдельного гинекологического отделения тоже нет.
В частной беседе с начальником отдела материнства Минздрава ЧР Лейлой Расаевой последняя, по словам Х. Бичаловой, одобрила идею открытия отдельного родильного отделения на базе Шатойской ЦРБ. Но – зависит это, вероятно, не от нее. По этому же поводу Х. Бичалова была и у министра здравоохранения республики, и он обещал: если в сельских районах будут открыты родильные отделения, то первым он будет в Шатое.

Теперь настало время раскрыть рабочий «секрет» Хабиры Бичаловой, всю свою работу в течение немалого трудового стажа проделавшей в коридоре Шатойской ЦРБ. Она не принимала роды в коридоре, не это имеется в виду. Но все больничные карты, все эпикризы, многочисленные направления, истории болезней она написала, сидя за пронумерованным инвентарным номером столом в коридоре больницы.

Поэтому возьму на себя смелость просить: дайте врачу свой кабинет! Хабира Бичалова его заслужила!

На фото: слева – Х. Бичалова

Абдулвахид Катаев

 

www.ChechnyaTODAY.com

{mosloadposition user9}

 

 

 

 

 

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет