доллар    57.27 $
евро 67.37 €
18 октября, 03:29
Погода в Грозном +15 в Грозном

Рамзан Кадыров дал пресс-конференцию СМИ

23 июня в 14:39 (2012 г.)
23.06.2012 /14:35/ Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров ответил в Грозном на вопросы журналистов. Вопрос: Участники прошедшей в конце мая в Грозном Международной конференции «Исламская доктрина против радикализма» дали Вам имя «Служитель Корана». Какие чувства испытали Вы в связи с этим? Рамзан Кадыров: Мы обязаны служить Корану. В этом заключается долг каждого мусульманина. Я просто выполняю свою обязанность перед Всевышним Аллахом. В этом нет ничего удивительного. Конечно, мне приятно слышать в свой адрес такие слова из уст признанных во всем исламском мире богословов. Я и впредь буду служить Корану – способствовать распространению его учений, следовать заветам Священной Книги, призывать к миру и добрым делам. Кстати, известные в мире богословы - участники этой конференции также заявили, что руководство республики и весь чеченский народ исповедуют и проповедуют истинный ислам, к которому нас призывают Коран и хадисы Пророка (мир ему). Думаю, это свидетельство для нас намного ценнее.      

Вопрос: На днях Чеченскую Республику посетил имам центральной мечети Кувейта, хафиз и журналист Фахди Кандари. Он сказал, что нигде в мире не видел мест, где также почитают Коран, как в этой республике. Он попросил обратиться к Вам, Рамзан Ахматович, с просьбой предоставить проект школы хафизов, построенной в Чеченской Республике.

Рамзан Кадыров: Мы с удовольствием дадим проект и, если потребуется, окажем и необходимое содействие в реализации этой идеи.   

Вопрос: Первый Президент Чеченской Республики, Герой России Ахмат-Хаджи Кадыров создал политический, экономический, правовой фундамент республики. И команда, во главе которой стоите Вы, Рамзан Ахматович, воплощает в жизнь его начинания. Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, известный во всем мире политолог Александр Цепко и другие заявляли, что Чеченской Республике нужно предоставить особые условия избрания и кратности пребывания в должности ее руководителя. Но Вы отказались. Чем было мотивировано Ваше решение?

Рамзан Кадыров: Мы живем в правовом пространстве России. В свое время народ республики проголосовал за это. Мы не должны искать и выбивать для себя привилегии. Я это говорю не ради громкого политического заявления. Я часто думаю о том, что работу, начатую Ахматом-Хаджи Кадыровым по возрождению и восстановлению республики, мы выполнили, решены вопросы безопасности. С дальнейшей работой по развитию региона, я уверен, справится каждый из команды Кадырова. Это достойные люди. У них есть все: и патриотизм, и видение дальнейшей работы. Главное, чтобы была команда единомышленников. Один человек не сможет справиться в одиночку с такой задачей.

Вопрос: Когда Вы приняли самое сложное решение в своей жизни? И каким, по Вашему мнению, должен быть руководитель?

Рамзан Кадыров: Я всегда был рядом с отцом. И в период первой и второй военной кампании наши жизни были на волоске. Я не знаю, что такое покой и что такое жить без забот. Люди думают, что если я часто улыбаюсь, посещаю концерты, принимаю участие в культурной жизни республики, то у меня все прекрасно, на душе все спокойно.

Хотя это и моя личная жизнь, но я хотел бы рассказать…

Пятого мая я собирался в Москву. Седьмого мая должна была состояться инаугурация Президента России. Наш первый президент Ахмат-Хаджи спросил меня: зачем ты едешь в Москву на машине, почему ты не полетишь со мной на самолете? Я ответил ему, что мне так удобно. К тому же я встречу тебя в аэропорту. Ахмат-Хаджи часто говорил мне, чтобы в случае его смерти я не присутствовал на поминках, а незамедлительно начал действовать. Он сказал мне - приступай сразу к работе, иначе начнут действовать те, кто хочет вставить нам палки в колеса и не хочет стабилизации ситуации в республике. Он назвал мне всех поименно, кто мог подставить меня, помешать мне в работе. Как он сказал, так и случилось. Не успел я похоронить отца, как начиная с Тауса Джабраилова все начали вести дележку мест. Трудно было смотреть, как эти люди, еще вчера клявшиеся в верности, готовности умереть за первого президента, начали плести интриги.

В то время было тяжело всем и люди переживали, находясь в неведении - что же будет дальше. И мы совсем не знали, как действовать, что предпринимать. Это был период, когда было много амнистированных боевиков, которые вышли из леса под его гарантии, и была начата работа по наведению порядка в республике.  

Все, что мне говорил Ахмат-Хаджи, это было как завет. Я должен был кардинально поменять складывающуюся ситуацию. Я принял решение сократить и упрочить команду единомышленников, которую мы сегодня называем «командой Кадырова». Это было самое сложное для меня время. Слава Всевышнему, мы это преодолели.

Ну а главой республики, по моему мнению, должен быть человек, в первую очередь богобоязненный, всем сердцем болеющий за свой народ. Я всегда говорю своим товарищам: если вы всей душой не болеете за свое дело, у вас ничего не получится.

Вопрос: На этой неделе Чеченскую Республику посетил Председатель Правительства России Дмитрий Медведев. Каковы итоги визита премьер-министра? Второй вопрос касается Вашего с ним посещения стадиона «Ахмат-Арена». Футбольные болельщики интересуются, будет ли включен Грозный в список городов для проведения матчей по футболу в 2018 году?

Рамзан Кадыров: Дмитрий Анатольевич отметил, что у нас произошло много позитивных изменений. Он за рулем ездил по Чеченской Республике и своими глазами видел все преобразования. Премьер-министр обещал оказать помощь в решении многих актуальных для нас вопросов. В частности, он сказал, что внесет курорт «Ведучи» в проект горно-туристического кластера. Плюс к этому он отметил, что рассмотрит вопрос о продлении федеральной целевой программы по социально-экономическому развитию Чеченской Республики, которая заканчивается в текущем году. В целом, была насыщенная и полезная программа. Дмитрий Анатольевич сказал федеральным министрам и руководителям крупных российских банков, что необходимо реально заниматься решением проблем на Северном Кавказе, а не вести бесполезные разговоры.  

Что касается второго вопроса - у нас есть реальные возможности принять игры чемпионата мира по футболу-2018. У нас качественные дороги и комфортабельные отели. Функционирует суперсовременный стадион «Ахмат-Арена». Он является одним из лучших в России. При необходимости мы можем расширить его вместимость. В республике воцарились мир и стабильность. Правоохранительные органы способны обеспечить безопасность. К нам уже приезжали футбольные звезды мировой величины – Диего Марадона, Лотар Маттеус, Рууд Гуллит. Во время посещения стадиона «Ахмат-Арена» Дмитрий Медведев сказал, что даст рекомендации о включении Грозного в список городов проведения матчей мирового первенства в России. Мы связываем с этим большие надежды.

Вопрос: Скоро начнется Олимпиада в Лондоне. Как Вы оцениваете шансы чеченских спортсменов на главном событии четырехлетия в мире спорта?

Рамзан Кадыров: Я рад, что чеченские спортсмены будут защищать честь России на Олимпиаде. Думаю, что все зависит от подготовки и везения. А мы будем молиться за них. Как вы знаете, в республике построено много объектов спорта для того, чтобы наши спортсмены могли заниматься в соответствующих условиях и показывать самые высокие результаты. В этом году будут введены в эксплуатацию дополнительно 5-6 спортивных комплексов. Мы делаем все от нас зависящее. Могу с уверенностью сказать, что нигде не уделяется такое внимание спорту, как в Чеченской Республике. И, конечно, я надеюсь, что наши спортсмены покажут самые высокие результаты на олимпийских играх.

Вопрос: Рамзан Ахматович, будет ли Конституция республики переведена на чеченский язык?

Рамзан Кадыров: Это было бы хорошо. Когда принимали Конституцию, Ахмат-Хаджи много трудился над ней. Исправлял ошибки, когда отправляли в печать, находили новые и снова исправляли. В прежние времена к чеченскому языку и чеченским обычаям относились формально. Если взять чеченские рассказы, то там бывают не только грамматические ошибки, но и моменты, которые в наших обычаях никогда не присутствовали. У нас были талантливые писатели, но коммунисты не давали им развиваться. Раньше мы не могли говорить на родном языке свободно.

Ахмат-Хаджи принял решение придать чеченскому языку статус государственного языка наравне с русским. Чтобы поднять престиж родного языка, привить к нему любовь подрастающего поколения, популяризировать его в обществе, нами было принято решение об учреждении Дня чеченского языка. Сегодня оба республиканских канала вещают также и на родном языке, показывают интеллектуальную программу «Башня знаний», издаются газеты, журналы. Благодаря этому, сегодня мы можем говорить на родном языке на совещаниях, в общественных местах, где угодно.

Хорошо, конечно, когда человек знает английский, немецкий, китайский, но в первую очередь нужно знать свой родной язык. Самобытность народа передается через его язык. Всевышний не создал бы каждый народ со своим языком, если бы так не должно было быть.

Вопрос: В последнее время все сложнее бывает приобрести учебники на чеченском языке. Будет ли решаться эта проблема?

Рамзан Кадыров: Честно говоря, я даже не знал, что есть такая проблема. Когда я учился в школе, родной язык нам преподавала Раиса Ахмадова. Это была очень требовательная и хорошая учительница. У меня были хорошие оценки по родному языку и литературе. Я любил родной язык. После сегодняшнего общения с вами я дам министру образования республики соответствующие поручения.

Мы всесторонне будем помогать популяризации чеченского языка. Потому что это основа нашего общества. Если нужны учебники на родном языке, пусть директор школы или глава района подает заявку в министерство, и они получат все необходимое. Некоторые звезды эстрады, которые приезжали к нам, исполнили песни на чеченском языке. Это своего рода тоже популяризация чеченского языка.

Вопрос: Рамзан Ахматович, вопрос от политического обозревателя газеты «Комсомольская правда» Александра Гамова. В последнее время Вы сделали два заявления, которые вызвали большой резонанс в России и в мире. Первое: Вы сказали, что уроженцы Чеченской Республики, где бы они ни находились - в России, в Москве, зарубежье, должны соблюдать законы страны пребывания и должны с уважением относиться к традициям и обычаям людей, которые там проживают. Второе: в связи с событиями в академии имени Маймонида Вы сказали, что если беспричинно ущемляют права, то эти вопросы нужно расследовать и принять предусмотренные законом меры. Какие-то шаги предприняты в этом направлении для того, чтобы довести Ваше мнение до уроженцев в Москве и в других регионах?

Рамзан Кадыров: Мы будем добиваться объективного расследования в связи с инцидентом в общежитии академии имени Маймонида. Мы видели и кадры задержания чеченцев на Кутузовском проспекте в Москве. Они при себе имели оружие. Они уже этим нарушили закон. Эти люди должны понести предусмотренное законом наказание. Но когда омоновцы – блюстители правопорядка – в общежитии Государственной классической академии имени Маймонида грубо нарушают права законопослушных и порядочных молодых людей, это не выдерживает никакой критики. Мы будем добиваться самого тщательного и объективного расследования инцидента. Кто бы он ни был – чеченец или русский, должностное лицо или рядовой гражданин – он должен соблюдать законы.

Каждый чеченец за пределами республики обязан с уважением относиться к порядкам, обычаям и традициям жителей тех регионов, где пребывает. Он не имеет права своим поведением раздражать население. В некоторых средствах массовой информации в то же время искусственно раздувают античеченские настроения.

Знакомый рассказывал мне, что находясь в УВД в одном из городов России, в течение пары часов поступила информация о двух убийствах. К сожалению, в стране ежедневно совершаются сотни правонарушений и преступлений. Законы нарушают представители разных национальностей и вероисповеданий. Но когда оступился чеченец, в СМИ непременно упоминается его этническая принадлежность. Эти люди хотят вызвать злобу и ненависть по отношению к целому народу. Мы законопослушные люди. Мы патриоты России. Мы защитили целостность страны. И сделали мы это ценой тысяч жизней. Чеченцы и впредь будут верными своей Отчизне – России, пусть это кому-то и не нравится.

Попытки вбить клин между народами России противоречат интересам каждого россиянина в отдельности и всего государства в целом.

Я обратился к молодым людям и представителям старшего поколения с настоятельной просьбой не поддаваться на провокации. Уверен, что этот призыв услышат.

Вопрос: Рамзан Ахматович, в начале нашей беседы Вы рассказали о развитии туристического кластера в Чеченской Республике. Но мы знаем, что помимо этого курорта, строятся крупнейшие объекты на озере Казеной-Ам, в Серноводске. Сколько рабочих мест планируется создать на базе туристического кластера в настоящее время?

Рамзан Кадыров: На самом деле все перечисленные вами курорты экономически эффективны и для отдыха необходимы и актуальны. Это те проекты, которые 100% будут реализованы. Это будут самые красивые курорты. Надо отметить, что это очень крупные вложения в республику. После завершения строительства эти курорты обеспечат рабочими местами 3500 человек. Такие инвестиции вкладывают только в Краснодарский край и Татарстан. Поэтому уже сейчас нам необходимо готовить специалистов, персонал, который будет там работать. Не менее важно, что от реализации этих проектов 3500 человек будут получать зарплату, а это значит, что 3500 семей будут обеспечены.  

Вопрос: самый актуальный вопрос последних дней - это наводнения и последствия этих наводнений. Чем руководство может помочь, какие меры будут приняты?

Рамзан Кадыров: Меры уже принимаются. Подача электричества налажена.  В Гудермесском районе в течение 10 дней решат проблемы с водой. До первых этажей она уже подается. По восстановлению газоснабжения уже даны поручения. В Веденском районе размыло дорогу, в Итум-Калинском тоже размыло автодорогу. Правительство, главы районов активно занимаются этими вопросами, работает МЧС. В ближайшее время мы решим все проблемы.

Вопрос: Как будут решаться вопросы безработицы в регионе?

Рамзан Кадыров: За последние годы удалось значительно снизить уровень безработицы в регионе. Еще в 2006 году безработица составляла 74%, а весь бюджет послевоенной республики - всего 7 млрд. рублей. На следующий год мы защитили бюджет на 19 млрд. рублей. Сегодня безработица составляет 26 процентов, а бюджет - 68 млрд. руб. За сравнительно небольшой отрезок времени снизить безработицу до такого уровня не удавалось никому. У нас развивается сельское хозяйство, промышленность, транспорт, малый и средний бизнес, т.е. все направления жизнедеятельности региона.

Возьмем, к примеру, дороги. По федеральной и республиканской целевым программам мы достигли значительных результатов в восстановлении транспортных артерий республики. Благодаря привлеченным из внебюджетных источников средств нам удалось построить и восстановить в два раза больше дорог, чем при реализации этих двух программ. Качественные дороги достигли даже самых отдаленных горных селений. Туда же мы провели свет, газ и воду. Это много значит для жителей этих сел, у которых не было элементарных условий проживания. Различные проверяющие то, как расходуются бюджетные средства, которые посещали республику, задавались вопросом не о том, почему не сделано, а тем, как нам удалось достичь столь многого. Мы брали кредиты, привлекали инвестиции и вкладывали их в различные отрасли, например, в сельское хозяйство и строительство. Ведь это наиболее трудоемкие отрасли, где больше всего нуждаются в рабочей силе. Мы многого достигли, но останавливаться на этом не будем. Республика должна развиваться.

Любой потенциальный инвестор, прежде чем вложить деньги, смотрит, как живет регион, есть ли у него аэропорт, как развита инфраструктура, какие дороги, гостиницы, как обеспечивается безопасность. Во время своей последней поездки в Абу-Даби я пригласил известных специалистов этой страны на открытие одного из объектов Чечни. Они приехали, посмотрели, изучили. В итоге достигнуты договоренности об участии инвесторов из Абу-Даби в реализации на территории региона ряда проектов. У нас много программ по развитию республики. И иногда я боюсь, что для их реализации у нас может просто не хватить рабочих рук.

Вопрос. У нас много хороших сайтов. Несмотря на свои возможности, они, тем не менее, ведут работу не на должном уровне. Как, на Ваш взгляд, можно развивать в Республике Интернет-ресурсы?

Рамзан Кадыров: В нашей республике Интернет появился сравнительно недавно. Поэтому его необходимо расширять и развивать. Сегодня в республике поставщиком Интернет-услуг являются несколько операторов, в т.ч. «Вайнах Телеком». Также использует все современные технологии Министерство транспорта и связи.

Вопрос: Рамзан Ахматович, многие села в Чеченской Республике имеют старые советские названия: Побединское, Правобережное, Пригородное и др. У нас есть ученые, которые работают над этой проблемой и знают, как называются эти села в народе на чеченском языке и как рождались эти названия. Можно ли как-то повлиять на процесс их переименования?

Рамзан Кадыров: В Чеченской Республике переименовано немало улиц в честь достойных, уважаемых людей. Но это непростой вопрос. К примеру, мы хотели село Эртан переименовать в Хаджи-Юрт. Я обращался к руководителям страны, прошел множество кабинетов в правительстве России. Несмотря на их поручения, название до сих пор остается прежним.

Это тянется уже три года. Мое родное село исторически называется Хоси-Юрт, а на карте оно значится как Центарой. Кроме того, в республике много безымянных улиц, которые можно было бы назвать в честь уважаемых в народе людей. Подать идею легче, чем ее реализовать.

Вопрос: Рамзан Ахматович, Ваши дети изучают Коран, Вы гордитесь их успехами?

Рамзан Кадыров: Коран изучают ради Всевышнего Аллаха. Если его знают наизусть твои дети, то можно рассчитывать на милость Аллаха и в отношении себя. Мой отец был религиозным человеком, трудился над тем, чтобы укрепить исламские ценности в народе и очень хотел, чтобы его дети были настоящими мусульманами. Я сам со школьной скамьи изучал Коран. Каждый день я читал Священную Книгу. Я часто думаю о будущем своих детей и прихожу к мысли, что лучше того, чтобы знать Коран наизусть, не может быть ничего.

Вопрос: По Вашему поручению мы недавно были в командировке в Украине. Мы проехали тысячи километров, не встречая ни одного полицейского поста. В отличие от этого, на Северном Кавказе регионы огородились кордонами, как будто находятся в состоянии войны друг с другом. Считаете ли Вы, что такая ситуация может способствовать укреплению добрососедских отношений между регионами СКФО?

Рамзан Кадыров: Я считаю, что это вина руководителей регионов. Недавно я побывал в Ингушетии на 20-летии ее образования. Шли выступления о том, как они добивались своей государственности, как боролись за нее. С кем боролись? Мне это было не совсем понятно, так как до этого срока мы были единой республикой, называемся вайнахами. Мы ведь братья и сестры, одной веры, даже одних вирдов. Чтобы ни говорили, для меня нет разницы между чеченцем и ингушом, потому что мы были всегда единым народом -вайнахами. И останемся одним народом.

Пока я туда доехал, меня, главу республики, останавливали на всех постах, придирались к моим сопровождающим. О чем тогда можно говорить, когда едут рядовые граждане.

На самом деле мы не раз поднимали этот вопрос у Хлопонина, у руководства страны. Такой вопрос я ставил в прошлом году в Грозном, когда приехали руководители органов УВД и МВД Северокавказских регионов. Мы просили, чтобы убрали эти посты, не мучили людей при пересечении административных границ. Ведь они все граждане России. Видимо, в этом пока нет заинтересованности у тех, кто с этих постов что-то имеет.

Я поручил нашим правоохранительным органам не препятствовать свободному передвижению по республике жителям соседних регионов. К гостям нужно относиться с уважением. А у наших соседей, возможно, существует предписание досматривать жителей Чечни.

Я, наоборот, считаю, что приезжим должно быть интересно в нашей республике, желание ездить по нашим дорогам, через нашу республику.

Вопрос: Рамзан Ахматович, большие изменения произошли в нашем Правительстве. Кабинет министров существенно омолодился. В чем заключается главная причина того, что Вы оказываете такое высокое доверие молодым руководителям?

Рамзан Кадыров: В 27 лет фактически я отвечал за все. Я помню, как сильно я старался. Были в правительстве люди в возрасте. Я видел, как они работают, как требуют. Возьмем хотя бы Министерство имущественных и земельных отношений. Его бывший руководитель - Супен Лечхаджиев и его братья - хорошие люди. Но одно дело – быть хорошими людьми, другое – быть эффективными работниками. Я знаю, что Супен Лечхаджиев поставил в неловкое положение своих братьев. Я даже не думал, что мужчина может так сильно врать. Он лгал мне, даже когда я его уволил.

Почему я назначил на его место Ислама Кадырова? Чтобы он вернул незаконно списанное Лечхаджиевым государственное имущество. Ему трудно будет выполнить эту работу. Но я знаю, что он справится. К нему уже подходили люди, просили, чтобы он не доводил до моего сведения нарушения, в которых они замешаны. Но Ислам дал категорически отрицательный ответ.

Председатель Правительства Абубакар Эдельгериев и первый вице-премьер Иса Тумхаджиев – достойные люди и хорошие руководители. Это же касается и остальных членов правительства. Я не требую сверхспособностей и наличие нескольких дипломов. Мне нравится в людях трудолюбие и добропорядочность. Эти люди прошли хорошую школу жизни, отличную практику. Я знаю, насколько это важно. Во время спецопераций мои результаты были лучше, чем у командиров, которые проходили целые военные академии. При этом я использовал минимальное количество сил. Просто у меня была практика. Я изучил свою работу, познал всю систему на практике. Я знаю положение дел и особенности работы в любом министерстве. Наличие нескольких дипломов не является свидетельством высоких знаний. Я знаю людей с тремя вузами, которые не в состоянии и бригадой руководить. Они не смогли найти себя в этой жизни. А люди, которые работают в команде Ахмата-Хаджи Кадырова, они умеют рисковать и добиваться результата. И самое главное в их черте – это честь, совесть, достоинство.

Я уверен, что наше молодое правительство выполнит все возложенные на него задачи. Если кто-то не справляется – он должен будет отдать свой пост более энергичному. Потому что речь идет об интересах народа. А с этим я никому не позволю шутить.

Вопрос: Какое самое главное направление в развитии республики?

Рамзан Кадыров: Сложно выделить какую-то отдельную отрасль. Для нас важны все направления. Возьмем здравоохранение: в этом году мы планируем ввести в эксплуатацию до восьми объектов. Возьмем образование: мы планируем строительство нескольких школ. Мы также часто открываем объекты культуры. К слову, на днях состоялось открытие русского театра имени Лермонтова. Положительная тенденция наблюдается и в спорте. Мы заложили в программу развития региона строительство нескольких спортивных комплексов. Мы строим современные дороги, мосты. В целом, прогресс наблюдается во всех сферах.

Я увольняю должностных лиц, работой которых я недоволен. Заставляю возмещать ущерб, вернуть краденые средства. Ведь я не могу позволить ворам уносить деньги народа.

Единственная проблема – у нас не развито банковское направление. Мало внимания обращалось на эту сферу. И мы активизировали работу в этом направлении.

Мы вложим в жилищное хозяйство более двух миллиардов. Эти деньги пойдут на прокладку водопроводов, газопроводов, строительство и ремонт жилья. К сведению, в прошлом году за счет инвестиций построено 350 тыс. кв. м жилья, в частном секторе построено почти 60 тыс. кв. метров жилья. Кроме того, государство построило по разным программам свыше 100 тыс. кв. метров жилья. Это огромные объемы. Нет ни одной другой территории, где также строили бы детсады, школы, больницы. К слову, в этом году у нас тоже заложено строительство 7 детсадов. Это дополнительно более 500 рабочих мест. Сколько бы мы ни строили школы и детсады, все равно не хватает, потому что у нас рождаемость высокая. Только в прошлом году 30 тысяч прибавилось к общему числу населения. И слава Аллаху! Кстати, многие из них мальчики. Поэтому с такими темпами рождаемости мы не можем останавливаться на достигнутых успехах в социальной жизни республики. У нас по всем направлениям идут работы. Скажем, в сельском хозяйстве строится 94 км внутрипоселковых дорог, прокладывается 93 км водопровода, для молодых семей и специалистов возводится порядка 10 тыс. кв. м жилья. Это очень большие успехи.

Или возьмем вопросы стабилизации, решения конфликтных ситуаций. Только в прошлом году достигнуто более 500 примирений между семьями, годами враждовавшими между собой. Свыше 1000 личных бытовых вопросов решено, построено 23 мечети, 2 школы хафизов. Это работа, в которую мало кто поверит, пока сам не увидит. Это все результаты не только федеральных и республиканских программ, но и не внепрограммных вложений. И самое главное - это результат нашей общей, сплоченной с народом работы. Иначе бы у нас ничего не получилось.  

Вопрос: Рамзан Ахматович, что бы Вы сегодня пожелали и посоветовали нашим богословам?

Рамзан Кадыров: Мне сложно будет дать совет богословам. Но я бы хотел, чтобы они в любой ситуации говорили правду. Религиозный деятель не должен отвечать на чьи-то вопросы только для того, чтобы угодить ему. Он в любом случае должен говорить все как есть. Вы знаете (обращается к директору Телеканала «Путь», религиозному деятелю Адаму Шахидову), что я всегда призываю вас отвечать мне правдой, какой бы горькой она ни была. Богословы должны следить за тем, чтобы никто не искажал сунну Пророка (мир ему) и Коран. К сожалению, у нас есть богословы, которые не решаются осуждать такие случаи. Надо рассказывать людям об истинном исламе.

Вопрос: Рамзан Ахматович, когда задерживают боевика, в официальных сводках, в докладах официальных лиц говорят, что задержан «участник незаконных вооруженных формирований». Но слово «формирование» предполагает наличие рот, батальонов, полков. Как известно, инвестор – это человек, который хочет вложить деньги в очень спокойный регион. В связи с этим не могли бы Вы сказать, что собой представляют те люди, которые до сих пор не сложили оружие? И какова может быть предположительная их численность?

Рамзан Кадыров: От того, что используются словосочетания «незаконные вооруженные формирования», это вовсе не означает, что в горах Чеченской Республики действительно какие-то отряды действуют. Это словосочетание осталось еще с давних пор, когда были всякие батальоны, дудаевские гвардии, МШБ и тому подобное. Теперь они начали пропагандировать мысль, что они теперь «наследники Дудаева». Используют всякие названия «Вилаят», «Имарат». На самом деле осталась всего лишь небольшая кучка бандитов, шайтанов из нескольких десятков человек, которых правоохранительные органы уничтожают, когда они спускаются с гор на равнину. Когда в СМИ используют слово «формирования», то из-за этого складывается неверное впечатление о республике, тем самым регион теряет потенциальных инвесторов. Я официально заявляю, что самый безопасный регион на территории Российской Федерации – это Чеченская Республика. Во всех отношениях безопасный. У нас самая спокойная, самая благоприятная республика как для инвесторов, так и для туристов.

Вопрос: Поедете ли Вы на Олимпиаду в Лондон?

Рамзан Кадыров: Я об этом не думал. В принципе я не любитель путешествовать. Предпочитаю оставаться в республике. Я лучше буду следить за нашими спортсменами по телевизору и буду за них молиться. Не только за чеченских, но и за всех российских. Чтобы они радовали наших болельщиков реальным «золотом» в копилке российского спорта.

Вопрос: У нас прекрасная столица. Город Грозный – это наша визитная карточка. Стремительно преобразовываются Гудермес и Аргун. А какие изменения планируются в двух других городах Чеченской Республики - Урус-Мартане и Шали?

Рамзан Кадыров: Мы идем ко всему этому поэтапно.

Я помню, как на одном из совещаний, которое проходило в одной из школ, Ахмат-Хаджи Кадыров говорил о необходимости восстановления образовательных учреждений. Тогда некоторые удивились, мол, каким образом мы школы построим? Построили же! Взялись за культуру - вернули танцевальные коллективы, артистов в республику. Опять кто-то сомневался в необходимости этих действий. Спорт. Возьмем уроженцев нашей республики, которые сейчас являются чемпионами и олимпийцами. Тогда нам и в голову не приходило, что они ими станут.

Сегодня мы успешно развиваем все направления. Мы открыли новую страницу в жизни наших городов и сел. Комплексы «Грозный-Сити», «Гудермес-Сити». Инвесторы вкладывают деньги. За Аргун взялись. Теперь подошла очередь Шали и Урус-Мартана. В ближайшие годы изменится их облик. Мы планируем полностью изменить вид центральной части Шали. Уверен, что горожане будут приятно удивлены и обрадованы. Такие же серьезные работы грядут в Урус-Мартане. Это районные центры, и такой статус обязывает эти города иметь престижный облик.

Недавно я пригласил в Чечню министра образования Саудовской Аравии. Когда мы въехали в Грозный, он спросил меня: «Куда вы меня привезли? Это же не Грозный!». Он представлял город разрушенным, с блокпостами.

Вопрос: Будет ли построен в Чеченской Республике цирк?

Рамзан Кадыров: Мы заложили в план социально-экономического развития региона и строительство современного цирка. Мы уже определились с местом, где он будет возводиться. Раз уж мы говорим о цирке, это разве не значит, что мы хорошо живем? Разве не так? Т.е. не осталось уже других злободневных тем. И этим многое сказано.

Вопрос: С возвращением на Родину Хизри Алдамова изменится ли отношение между Грузией и Россией?

Рамзан Кадыров: Пока Грузией руководит Саакашвили, ни о каких отношениях – российско-грузинских или чеченско-грузинских на государственном уровне и речи быть не может. Между народами Грузии и России нет вражды. Грузинский народ имеет древнюю историю, культуру. Мы живем на Кавказе. И лучшие дни во взаимоотношении народов России и Грузии еще впереди. А Саакашвили не сможет вбить клин между россиянами и грузинами. Сам Алдамов очень многое знает. Он может дать хорошую характеристику таким людям, как Закаев. В свое время Хизри Алдамов давал интервью с нелестными заявлениями в адрес России. И сейчас, когда он вернулся, я считаю это большим достижением. Если вот такие люди будут понимать, какие позитивные изменения происходят в Чечне, какие достижения у нас есть, то это было бы очень полезно.

Сегодня меня часто спрашивают: зачем Рамзан приводит в Чечню так много артистов. Отвечаю: для того, чтобы инвесторы сюда подтягивались.

Зачем футболистов приглашают? А для того, чтобы изменилось отношение к региону. Спорт – это голубь мира. Приглашаем религиозных авторитетов, хафизов. Для чего? Чтобы имидж региона изменить в исламском мире.

Источник: Пресс-служба Главы и Правительства Чеченской Республики

 www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет