доллар    56.43 $
евро 63.12 €
25 мая, 04:14
Погода в Грозном +12 в Грозном

Чеченская демократия – предтеча европейской

10 сентября в 16:44 (2012 г.)
10.09.2012 /16:45/ В настоящее время «популярные специалисты в области управления», не зная обычаев, традиций и менталитета чеченского народа, усердно пытаются навязать ему «западную демократию»,

прелести ее вывихнутой морали, нормы и формы поведения в обществе. Вуаль, дескать, в отличие от хиджаба делает женщину более таинственной, загадочной и желанной. Конечно, там, у себя в «европах»,  они могут ходить неприкрытые ничем. Это их национальная одежда. Но если, например, какая-то залётная дама в вызывающем наряде случайно появится на улицах Грозного, ну, наверное, у нас скажут: «Дщерь, прикройся, потому что у нас тут, вот, понимаешь, ходят немножко по-другому».
Вот мне еще отец рассказывал в моем маленьком детстве, что в плане культурных традиций Кавказ не является частью Европы. Это своеобразный регион. О какой «европейской демократии» может идти речь, когда мы до сих пор не можем наладить внутрипартийную демократию? Рад бы видеть ростки народовластия на Западе. Но где они? Даже биологи не могут найти тут никаких ростков. Конечно, европейская демократия ныне засижена старыми мухами и  выглядит не очень привлекательно. Хотя то, что она несовершенна,  удручает и ведет к мысли о поиске оптимальной системы правления - уже хлеб.
По мнению известного европейского эксперта (чеченца по национальности) Абдуллы Истамулова, «на сегодняшний день число демократических стран в мире является самым большим за всю мировую историю. Более половины населения земного шара живёт в странах, где функционирует выборная политическая система. Народ во многих Конституциях провозглашается источником политической власти». Политолог уверен, что чеченская демократия имеет более древние корни, чем европейская: «Не могу утверждать, кто у кого перенял опыт,  но факт остается фактом. Это не значит, что у нас заканчиваются отношения с демократией западной. Задернуть шторы и объявлять следующие остановки - это может закончиться тем, что в окна полетят камни. Мы просто говорим ей «До свидания. Расставание не для нас».
Предки чеченцев, по мнению независимых экспертов, отличались поддержанием общественного порядка на основе нравственных норм, являющимися священными законами и неукоснительно соблюдаемыми неизменно в течение тысячелетий. Чеченцы – люди чести и большого человеческого достоинства. В ранг абсолюта у них возведены гостеприимство, культ предков, уважение к женщине, любовь и милосердие ко всему сущему. Культура народа (оьздангалла) – это понятие, близкое к этикету. Важное значение чеченцы придают и такому редко встречающемуся ныне качеству, как терпение. Известно, оно избавляет людей от конфликтных ситуаций и стрессовых состояний.
Чеченцы - коренные жители Кавказа вот уже две тысячи лет. Срок достаточный, чтобы таковыми считаться. Антропологи относят чеченцев к Кавказской подрасе Индоевропейской расы. Они близки матьянам, урартам и хурритам, имели с ними общие корни и занимали земли по обеим сторонам Главного Кавказского хребта. В литературе чеченцев и ингушей довольно часто называют вайнахами (дословно: наш народ).
Соседние народы называли чеченцев каждый на свой лад: тюрки – сасаны, кабардинцы – шашане, осетины – цацане, лезгины – чачаны. Московское государство установило отношения в начале с окоцкими чеченцами (равнинными акинцами Терско-Сулакского междуречья, являющегося воротами Большой Чечени) и потому всех чеченцев поначалу называли окочане. Поздне закрепилось более удобное и более точное и наиболее употребляемое соседними народами название.
Сами чеченцы себя называют нохчи.
У чеченцев не было своей письменности, и они сохранили очень многое от своих предков, передавая из поколения в поколение, изустно, без изменений, имеющих место при переписке истории в угоду властным элитам. Большинство нахов занимались обычными делами: скотоводством, земледелием и ремеслами. Вайнахи же, ведя, военно-хозяйственный образ жизни, занимались тем же что и остальные и еще всем, что нужно для военного дела − и выращиванием коней, пригодных воинам, и вооружением, и запасами, а также подготовкой не только воинов, но и оружейников и хирургов.
На чеченских землях издревле установилась отлично развитая система регулирования общественных отношений, а чеченские сообщества обладали передовыми (по тем временам) технологиями, производя все необходимое для жизни и для защиты. Чеченцы всегда имели очень хорошее вооружение и были особенно умелыми воинами. Во времена предков чеченцев не было регулярных армий, как и не было и границ в нынешнем их понимании. При нашествии многочисленного вражеского войска собиралось ополчение, но и при собранном войске вайнахи были на особом счету, как и обеспеченные вооружением, и умелые воины.
Чеченцы и их предки в средние века успешно противостояли в борьбе за свое существование с персами, греками, римлянами, гуннами, Ираном, Арабским Халифатом, Византией и Хазарским Каганатом. Сражаясь с превосходящими противниками, вайнахи были основной опорой соседних горских народов в борьбе с общими врагами, которым потому и не удавалось захватывать их земли. В истории чеченцев вообще не было сколько-нибудь продолжительных мирных периодов. Они успешно противостояли нашествиям на свои земли в течение многих веков, отражая и превосходящих противников. Чеченцы не покорились ни арабам, взявшим в VII веке укрепление Дербент, ни полчищам Чингисхана и Тамерлана.
Чеченцы не снимали папахи при появлении вышестоящего, они были свободными гражданами. В средневековой Европе, как и в России, тоже существовало крепостное право. Феодал был полным хозяином своей земли и всех, кто на нем проживал, в том числе и крестьян. Он мог их эксплуатировать, судить и просто убивать за их провинности. Институт рабства официально узаконенный существовал на европейском континенте. Правда, здесь в отличие от России не держали в невольниках своих соплеменников. А вот у чеченцев вообще не было крепостного права.
Развитие вайнахского общества отличалось многими особенностями и во многом не имеет аналогов. Чеченцы в течение многих веков сохраняли свои язык и образ жизни, и общественное устройство своих вольных сообществ, управляемых советами. Чеченцы вступали в союзы с соседними народами и участвовали с соседними народами в государственных образованиях, но, сохраняя самоуправление, не создавали самостоятельного отдельного государства на своих землях.
Вайнахский народ задолго до Европы имел демократическое правление на выборных началах и воспитывал бережное, сводящее к минимуму возможный ущерб, отношение к среде обитания, что поддерживалось в течение многих веков системой священных запретов. Если в отдельных районах Европы только с XII века начала развиваться многоуровневая система представительных органов, то у вайнахов издревле существовал высший народный совещательный орган «Мехк-кхел», на котором принимались все важные решения.
Самодостаточность в чеченских сообществах достигалась регулированием отношений по законам предков с децентрализацией власти и ее сосредоточением горизонтально на низовых уровнях в ненаследуемом выборном управлении Советами старейшин и с делегированием полномочий Кхелам сообществ (тукхумов) и Мехк-Кхелам для решения межродовых и общечеченских вопросов.
Общественное спокойствие, при всеобщей вооруженности, индивидуализме и свободолюбии, поддерживалось взаимной ответственностью с осознанными самоограничениями на основе выработанных и оберегаемых сотнями поколений священных запретов, регулирующих поведение в сообществах и среде обитания и Решениями Советов старейшин, Кхелов и Мехк-Кхелов, воспринимаемых всеми как обязательно исполняемые. Чеченские общины жили на своих строго разграничиваемых землях, и чеченцы никому не уступали своих земель и свою свободу, но и сами не покушались на чужие.  
Совет старейшин, Кхел и Мехк-Кхел были важнейшим, действенным инструментом регулирования всех сторон жизни вайнахов. Они устанавливали порядок земледелия и земле пользования, нормы поведения и наказания за их нарушения, решали вопросы торговли, обороны, войны и мира, сбора средств на общие нужды. Чеченцы могли идти на любые шаги, кроме тех, за которые с них мог быть нелицеприятный спрос на Совете старейшин, Кхеле или Мехк-Кхеле. Для избрания в Совет старейшин, Кхел и Мехк-Кхел имели большое значение знание обычаев, личные способности, происхождение, авторитет, богатство возраст и умение выступать убедительно. Если отдельные общины или семья не подчинялись, то по решению Совета Старейшин, Кхела или Мехк-Кхела они могли быть изгнаны. Народовластие - это не колхоз, где все в равных долях скинулись.
Чеченский тейп как институт имеет целый ряд основополагающих признаков: единство территории, общая экономическая, правовая и идеологическая база. Правовой основой тейповой организации было традиционное право, которое принято называть адатом. Нормы чеченского права, по крайней мере с начала XVI в., устанавливались Мехк-кхелом, Высшим советом страны. Эти нормы к тому же были записаны. В Чечне были записи правовых актов конца XVII - начала XVIII в., которые исчезли уже после выселения чеченцев в 1944 г.
Российский правовед П.Ф. Леонтович во второй половине XIX века записал некоторые нормы права чеченцев и ингушей (в основном касающиеся конкретной уголовной практики). Чеченское традиционное право предусматривало почти все институции, которые являются обязательными для современной судебной практики, т.е. обвинение, защиту, право ответчика обратиться в другую инстанцию. Источниками традиционного права у чеченцев были установления Мехк-кхела, в которых немалую роль играл и прецедент.
Земля тейповой общины делилась на общие нераздельные земли, к которым относятся горные пастбища, берега рек и выгоны, общие делимые, которые составляют пахотные и покосные места издревле и собственные по праву первого завладения через очистку лесов, принадлежавших другим фамилиям или общине (И.Попов. Ичкеринцы. Сборник сведений о Терской области. Вып. 1. С. 263). В недрах тейповой общины зарождается право частной собственности на землю или право исключительного владения, когда земля может быть отдана частным владельцам в бессрочный залог, продана или обменена, хотя и остаются ограничения в праве распоряжения (Н.С.Иваненков. Горные чеченцы. Терский сборник. Вып. 7. Владикавказ, 1910. С. 35).
Тейп имел вооруженную дружину или «гIер», которая собиралась на время боевых действий, так как община не могла содержать постоянное войско. Военную дружину возглавлял «бячча» - военачальник, который выбирался на время войны. Представительным органом тейпа был совет старейшин - тейпан кхел. Его решение было обязательным для всех членов тейпа: «чеченец, убегая всякого ограничения своей воли, как нестерпимой узды, невольно покорялся превосходству ума и опытности и часто исполнял добровольно приговор стариков, осудивших его» (Москвитянин. 1851. № 19-20. Кн.1-2. С. 179).
Тейп занимал особую территорию и имел свою тейповую гору, имел отдельное, тейповое кладбище. Коренными чеченскими тейпами считаются только те, которые имеют свою гору. Правда, тейп имел право на принятие в свой состав посторонних лиц. Это могли быть люди из других тейпов или чужеземцы. Возглавлял тейп предводитель, который руководил советом старейшин, но при принятии решений он имел равный со всеми голос.
Позднее, в процессе развития и усложнения социальной жизни, внешней экспансии тейповая община перестала справляться с возложенными на нее функциями, и, прежде всего с функциями внешними. Закономерным стал процесс объединения тейпов в более крупные и сложные социальные организации - тукхумы. Чеченский тукхум, согласно М. Мамакаеву, «это своего рода военно-экономический союз определенной группы тейпов, не связанных между собой кровным родством, но объединившихся в более высокую ассоциацию для совместного решения общих задач защиты от нападения противника и экономического обмена» (М.Мамакаев. Указ. соч. С. 16). Возглавлял тукхум совет старейшин, в который входили представители всех тейпов, образовавших союз.
Следующей логической ступенью эволюции тейпово-тукхумной демократии был высший орган страны - Мехк кхел. В него выбирались представители тукхумов и отдельных тейпов из числа самых уважаемых и почетных людей. «Нахские старейшины в Мехк кхел устанавливали порядок землевладения и землепользования и согласовывали нормы поведения и меры наказания за их нарушение, решали вопросы торговли, как внутренней, так и внешней, принимали меры для того, чтобы обеспечить необходимую оборону крепости, строили боевые башни, создавали сторожевые или пограничные поселения, решали вопросы войны и мира, для общественных нужд проводили сборы материальных средств и определяли различные обложения и повинности. Если отдельные селения и территориальные общины не подчинялись решению Мехк кхел, их могли даже полностью уничтожить» (И.М.Саидов. Мехк кхел (Совет страны) у нахов в прошлом. Кавказский этнографический сборник. Вып. II. С. 202).
Правовая жизнь общества централизованно регулировалась только на уровне установления единых норм традиционного права, а налоги собирались не для содержания государственного аппарата, а для строительства дорог, крепостей, сторожевых и сигнальных башен. Высший совет страны решал только наиболее важные для ассоциации вопросы: объявления войны, формирования ополчения, создания новых колоний, а также вопросы права и религии.
Исходя из вышесказанного, социальную структуру чеченского общества в период тейпово-тукхумной демократии можно представить следующим образом: Мохк - страна (Ассоциация тукхумов), тукхум (союз тейпов), тейп (территориальная община), гар (группа некъи, объединенная идеей легендарного родства), некъие  (объединение родственных групп, ведущих свою линию от общего предка), шен-нах (группа близкородственных семей) и доьзал (семья). В недрах чеченской демократии существовали такие категории, как «къам» (нация), «Мохк» (страна).
Тут скобки надо раскрыть и понять, что там внутри. Чеченское сообщество с военно-демократическим устройством хотя и было не идеальным, но рабовладения и феодализма в том виде, в каком они являлись стадиями развития большинства народов, у чеченцев не было. Не было у них и заметного сословно-социального и классового расслоения. Индивидуализм и свободолюбие чеченцев, и самостоятельность чеченских обществ с сохранением порядков предков не позволяли складываться вертикальной и наследуемой иерархии власти − вольные сообщества не нуждались в создании унитарного государства.
В чеченских сообществах власть принадлежала не знати, как у большинства народов, а сосредоточивалась на низовых уровнях. Чеченцы знать уважали, но они ей не поклонялись, не платили феодалам дани, подати, налогов, но каждый собственник сам выделял десятую часть доходов сиротам и неимущим, а также, по решению Старейшин, на общественные нужды. Тейпы управлялись Советами старейшин при свободе и взаимной ответственности каждого чеченца. В Чечне во все времена избегали прецедентов наследования власти.
Так что водить народ сорок лет по пустыне, чтобы избавить его от рабства – такой вариант не принимается. Во-первых, надобности нет, во-вторых, времени нет, в-третьих, пустыни нет. И в четвертых – песок не завезли. Да и не походишь по нашим дорогам сорок лет. Хотя, есть, наверное, любители, которые готовы.
Чеченцам с детства прививались навыки не только воинов, но и ряда других профессий, которые нужны и на войне, и в мирной жизни. Молодые вайнахи обучались жить так, как жили их предки – уметь и раны лечить, и решать общественные проблемы, пользоваться дарами земли и беречь ее и умению строить как башни, так и добрососедские отношения. Таким же было отношение чеченцев к природе. Живой, неживой - нет разницы… Для  не было и не могло быть ничего такого, на что человек мог бы смотреть свысока – всё сотворено Всевышним, а потому священно!
Чеченская нация формировалась как полиэтническая. Большая часть чеченцев имеет вайнахское происхождение, а отдельные тейпы ведут свою родословную от других народностей. Принявши гостя, вайнах несет за него ответственность. Будучи вольными сообществами, чеченские тейпы принимали спасающихся от преследований и закабаления. Добравшийся до чеченский земель раб или крепостной был уже свободен, устраивался, обзаводился семьей и находился под защитой принявшего его общества. Постепенно прежнее, рабское, выдавливалось в чеченском окружении. К десятому поколению уже необязательно было помнить предка-раба. Хотя иногда напоминали тем, кто ловил себя на этом «удивлении» и задирал нос.
Спасались и находили приют и бежавшие в Чечню кровники. В Чечне никогда никого не выдавали, − ибо это было бы несмываемым позором для всего тейпа. Так в Чечне образовывались новые семьи с происхождением от других этносов, а из них в дальнейшем складывались гары (рода), расширявшихся с поколениями в тейпы. «Новые» чеченцы сохраняли больше признаков своего, не вайнахского происхождения, и уже сами стали значительно влиять на чеченское общество. В чеченском обществе незаметно начались сдвиги, приводившие к постепенному изменению порядков и образа жизни в отдельных его составляющих тейпах.
Отдельные чеченские сообщества могли с кем угодно и о чем угодно самостоятельно договариваться, но если дело доходило до интересов другого сообщества или касалось всей Чечни, так же отвергали все, что считалось покушением на их свободу и на внутренние порядки. Вплоть до середины XVIII века, внешние силы мало кого могли противопоставить в Чечне друг другу, так как в вопросах свободы и невмешательства во внутренние дела чеченцы были едины и отдельные прецеденты пресекались.
Чеченский народ при всей своей воинственности не подчинял себе другие народности. Напротив, благодаря именно чеченскому народу сохранились многие малые соседние народности, которые шли за ним, как за ледоколом. Чеченцы, сумевшие хоть что-то сохранить из прошлого не только в земледелии, ремеслах, коневодстве, строительстве (фактически всей основы нашей цивилизации от огня до колеса), но и в общественном устройстве, были поперек горла всем властителям, ибо являли для народов соблазнительный пример вольного самоуправления.
В первой части нашего тысячелетия геополитические процессы вокруг Кавказа, где сталкиваются интересы окружавших его великих держав и субэтносов, изменились. Татаро-монгольское нашествие уничтожило все созданное оседлыми народами на равнинах до предгорий. Спасавшиеся в горах остатки народов выживали при недостаточности ресурсов. Длительное пребывание в горах без земледельческих земель равнины сильно подорвало самодостаточность чеченских сообществ, но татаро-монголам так и не удалось подчинить чеченцев.
С падением Золотой Орды Кавказ стал ареной столкновения интересов Ирана, Турции, Крымского Ханства и Московского царства, собиравшего воедино русские земли и расширявшегося на восток к Уралу и Поволжью и на юг к Кавказу. Охраняя свои земли от набегов татаро-тюркских ханов, Московское царство стало селить казачество на окраинных землях. С взятием Астрахани оно приступило к выстраиванию заградительной линии на Северном Кавказе от Каспия к Азову и расширялось с принятием добровольно присоединившихся народов.
В XVI-XVII веках Царская власть стремилась к установлению союзнически вассальных отношений с феодальными владетелями приграничных земель и торгово-экономического сотрудничества с остальными народами. Кроме устремлений больших держав, на Кавказе шла постоянная борьба местных феодалов между собой.
Россия не стремились к изменению чеченцев и не смешивались в их внутренние дела. Обе стороны стремились к нормальным взаимоотношениям. Казаки учили чеченский язык, а чеченцы учили русский язык.  Русские считались с силой чеченцев и чеченцы считались с могуществом северного соседа. Московский Царь первый установил официальные отношения с чеченскими сообществами, признавая этим их самостоятельность и независимость.
Новая династия Романовых начала восстановление страны с централизованным управлением. Петр I жестоко внедрял западные порядки, модернизируя Россию и преобразовывая ее в Империю. Всё европейское воспринималось с ненавистью, но с… подражанием.
При Петре I в России началась такая сплошная «демократизация», что демократизируемые взвыли как волки на Луну. И здесь вольность чеченских сообществ была очень привлекательна для скрывающихся от преследований и закрепощения людей из народов, находившихся под феодальным гнетом. Петр I отказался от борьбы с Турцией, разделив по Константинопольскому соглашению 1724 года с ней зоны влияния, и отдал Чечню (без ведома самих чеченцев) Турции и ее вассалу Крымскому Хану Каплан-Гирею. Последний по указанию Султана двинулся с 80-ю тысячным войском в Иран через Чечню, где потребовал дань. Но Петр I и турки зря страшили чеченцев своей имперскостью - здесь царских «инструкций» никто не читал. Хан был встречен засадой в ущелье пятью тысячами чеченцев и, потеряв тысячи убитыми, ушел из Чечни.
Новое время требовало от вольных сообществ большой консолидации между собой и сосредоточения общих сил и ресурсов на укрепление внешних рубежей и для пресечения проводящейся извне подрывной деятельности. В то время как в горной части развернулось (особенно с XIV века) строительство башен и укреплений в каждом поселении, оставались открытыми равнинные и предгорные районы Чечни, а приграничные сообщества не имели достаточно сил на укрепление внешних границ.
Сохраняющие свою самостоятельность, чеченские сообщества к объединению не были готовы. Не имея вертикальной иерархии власти, они воспринимали достаточно много инородцев не вайнахского происхождения, а потому не могли объединиться в единое государство. К тому же, утрата самодостаточности, изменения в хозяйственном укладе и зависимость от состояния внешних торгово-экономических связей привели к сдвигам в образе жизни чеченцев и началу сословно-социального расслоения в чеченском обществе.
До поры до времени сосредоточение властных полномочий на низовых уровнях в Советах старейшин и коллегиальное решение общих вопросов в Кхелах и Мехк-Кхелах было достаточными условиями для поддержания сбалансированных отношений в обществе и их регулирования на всей территории. Однако в новых условиях, опыта предков и существовавшей системы управления было уже недостаточно для отражения массированной идеологической экспансии, направленной на изменение чеченцев с целью их подчинения, уничтожения прецедента свободы и демократического самоуправления. Новое время объективно требовало большего сплочения чеченских сообществ в единый народ и не только при непосредственной угрозе, а на постоянной основе.
При всеобщей заинтересованности в ослаблении, подавлении и подчинении Чечни интересы великих держав и региональных феодальных лидеров Кавказа сталкивались. Чеченские предводители, пользуясь этими противоречиями, умело поддерживали сбалансированные отношения со всеми ними и с каждым из них в отдельности. Они шли на политические уступки в приграничье для поддержания мира, но противились вмешательству в их внутренние дела извне. Чеченцы, как и другие горские народы, желали добрососедских и взаимовыгодных отношений.
Таким образом, чеченские сообщества не уступали своей вольности ни России, ни Ирану, ни Турции и ни Крымскому хану. Дипломатия – штука тонкая: шаг вперед, два шага назад. Это вам не какие-то там пятьсот шагов Григория Явлинского.
Не подчиняемая Чечня была бельмом на глазу для великих держав. Другие народы принимали ислам и входили в Российскую Империю менее болезненно. Подданство «Белому Царю» укрепляло власть ханов и князей на их землях и защищало их от экспансии других местных властителей. Чеченцы являлись особенными со своей вольностью. Их свобода и самостоятельность по-прежнему были притягательными для народов. В Чечню убегали от преследований и угнетений. Чеченская вольница вставала поперек горла!
Чечня не искала у России защиты, однако, та не собиралась корректировать свою имперскую политику. Изменения в чеченском обществе постепенно усиливались и к середине XVIII века стали уже необратимыми. Вольные сообщества ввиду своих особенностей, не смогли объединиться ни под каким политическим «соусом». Прежняя система регулирования отношений все чаще нарушалась, а социально-сословное расслоение в чеченском обществе все больше усиливалось. Конечно, чудовищный грабь-класс еще не народился, но процессы шли негативные.
Внешние и внутренние силы, заинтересованные в покорении и подчинении Чечни, стремились противопоставлять чеченские сообщества, отдельные общины, семьи и лидеров друг другу и создавать в чеченской среде компрадорский элемент (в основном, из чеченцев, находящихся в Чечне). Стремясь привязать Чечню к Турции, они активно противодействовали установлению нормальных отношений в вайнахов с Россией. Турция же стремилась использовать Чечню как плацдарм в борьбе с Россией и для закрытия ей доступа в Закавказье.
Царская Россия предоставляла свободу вероисповедания при отдаче Кесарю кесарева, а в Чечне процесс исламизации шел веками, и далеко не мирно, и весьма болезненно. Чеченцы, пройдя через язычество, маздеизм и христианство, в XVIII веке переходят к исламу, который окончательно утвердился, заменив вайнахские верования в середине XIX века. Мусульманские каноны были удивительно созвучны чеченскому менталитету. Ислам стал исполнять роль объединяющего всех горцев фактора.  Вместе с тем, чеченцы сохранили и свои адаты (законов предков). Чеченцам удавалось сохранить свой народ именно потому, что они сохраняли свой уклад, верования, образ жизни, язык и неукоснительно соблюдали законы предков.
В этом смысле нельзя не согласиться с членом Палаты лордов Великобритании баронессой Ширли Уильямс, которая в своей лекции в Московской школе политических исследований подтвердила, что чеченцы задолго до европейцев жили при демократии и были свободными гражданами. По мнению баронессы, образ жизни, нравственные ценности и гуманистические принципы, которыми жили и руководствовались чеченцы, к ним европейские народы пришли только лет через 250.
Вообще, «западная демократия» - это лингвистическая ловушка. Порох изобрели в Китае, но ведь им можно пользоваться везде. Другое дело, что в разных странах механизмы демократии работают по-разному: «Вы можете мне сказать, что такое «западная модель демократии»? Вот во Франции существует одна модель, в Соединенных штатах — другая модель. Мне один французский политик как то говорил, на выборах в США, в Сенат, в Конгресс, тем более на президентских выборах без мешка денег делать нечего. Бесполезно выходить. В чем демократия? Демократия кого, тех у кого много денег? Вот там, в США президентская республика, в Великобритании — монархия, это всё элементы демократии, какой? Нет западной демократии, единой, её не существует».(Фрагмент интервью Владимира Путина французским СМИ. 13 июля 2012 г.).
Как видим, демократия демократии – рознь. В России, к примеру, одни считают демократией, когда они одни дома. Нет жены, нет детей - демократия полная, хоть на голову становись. Другие мечтают и грезят о том времени, когда через кремлевские стены перелетали голубые кольца дыма от сталинской трубки. По их разумению: это не страшно, это не нарушит экологический баланс в стране. Не совсем-то, конечно, курам на смех. Хотя все на своих местах: и рабочий, и колхозница, и интеллигенция. Третьи скорбят по демократии ельцинского розлива, которому они служили верой и правдой, а, хотя, может быть, с Верой, но отнюдь не правдой. Четвертые уже перебросили маниловский мостик на Запад, который сжигает миллиарды и целые исторические эпохи, и готовы рвануть туда. Ну, в таких штанах, конечно, особо не пошагаешь…
В том, что перечислил нет ничего летального, но и оптимизма особо не вызывает.  Что поделать, такая уж у нас в России специфическая демократия. Михаилу Жванецкому, например, она напоминает светофор, у которого горят все три огня сразу. И, тем не менее, говорил про то много раз, могу еще раз на бис сказать. Если европейская демократия – это то, что не нужно класть ноги на стол, плевать себе под ноги, нужно пользоваться носовым платком, уважать женщину и не рекомендуется ругаться матом, во всяком случае, при лицах противоположного пола или при детях, то вряд ли кому  такое народовластие будет не по нраву.
Суть же чеченской демократии, на мой взгляд, лучше всех выразил политолог Абдулла Истамулов в своей статье «Особенности демократических сил Чечни», опубликованной в одной из британских газет: «Демократические традиции, на которых веками базируется наше общество, помогли нам не только сохранить наш народ в периоды депортаций и войн, но и пережить последние 20 лет беззакония. Равноправие, коллективный метод принятия решений и разрешения споров, основанный на сохранении баланса индивидуальных и групповых интересов и есть истинная демократия, которая не насаждалась, а зарождалась и развивалась, как принцип существования и выживания чеченского народа».
И далее, в той же статье автор дает оценку современному состоянию демократии в Чеченской Республике: «Как ни парадоксально, сегодняшнее демократическое движение Чечни в основе своей более стабильно и устойчиво, чем общероссийское. При этом качество чеченской демократии, как и ее структура, вышли на принципиально иной уровень. Дело в том, что сеть неправительственных организаций сформировалась и развилась прежде, чем появились демократические партии. На сегодняшний день, неправительственные организации (НПО-основа демократического движения в Чечне) более устойчивы и обладают большими человеческими ресурсами, чем политические партии».
Разумеется, демократия не самая лучшая форма правления. Еще Аристотель уверенно причислил демократию к самым «испорченным» разновидностям государственного устройства, да и Платон не очень лестно высказывался о ней, и, тем не менее, традиции чеченского народовластия имеют глубокие исторические корни. Отсюда демократия, не исключено, разлилась по всему миру.
Хотя, не знаю, как насчет «везде», по разным континентам, конечно, не проехался, все деревни и хутора планеты не объезжал, но,  что правда, то правда: чеченская демократия - к чему напрасно спорить с веком – предтеча европейской.


Алимхан Хажбатиров, публицист


www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет