доллар    57.44 $
евро 67.51 €
23 октября, 11:16
+8 в Грозном

Россия не уйдёт с Кавказа

17 октября в 16:42 (2012 г.)
17.10.2012 /16:43/ Видео Я твердо убежден в том, что события начала 90-ых годов были порождением федерального центра, тогдашнего руководства нашей страны. Во время референдума, я не помню точно, как там была формулировка, но вопрос был такой: «Хотят ли избиратели, или те, кто голосует, жить в едином государстве - в Советском Союзе?». Больше чем в любом другом регионе Советского Союза, в Чечено-Ингушской (тогда еще) ССР люди проголосовали тогда и сказали, что мы хотим жить в составе Советского Союза. И вот, представьте себе, в этом регионе, можно поднять какие-то данные МВД и ФСБ и других того периода, в регионе, который отличался стабильностью во всем Советском Союзе, привели этот регион к тому, что мы с вами наблюдаем в начале 90-х годов. В этом регионе и интеллектуалы, и политики, они никогда не ставили вопрос о том, что они хотят жить вне Советского Союза, вне России. Им навязали каких-то людей, которые понятия не имели что такое Чеченская республика.

 Чеченский народ – это и генерал Дудаев, и Масхадов, и другие, которые выросли вне Чеченской республики, вне ценностей чеченского народа. Один служил в Прибалтике, в Чехословакии, другой - в другом месте. И вдруг эти люди, у них появилась идея создания независимой Чеченской Республики. И непонятно: как у них такое одномоментное прозрение произошло? Командуя дивизией стратегической дальней авиации, генерал Дудаев или артиллерист Масхадов - у них откуда такие идеи появились - непонятно было. Также было непонятно: почему верховный главнокомандующий, министр обороны оставили на территории Чеченской республики, десятки тысяч стрелкового оружия, 42 единицы бронетехники и десятки тысяч единиц артиллерийских снарядов? В то время, как Союз разваливался, прекрасно осознавая, что это оружие расползется по всей территории России, оно было оставлено. В то время, как мы бились и делали все для того, чтобы ни один автомат, ни один снаряд не оставить за пределами России каким-то другим государствам даже - а тут мы на своей территории все это оставляем.

Трагедию, страшную трагедию пережила вся наша страна, республика Чеченская. Она была полностью разрушена: ни экономики, ни социальной сферы, десятки, сотни тысяч погибших. Это трагедия действительно всей страны, потому что бросили в эту пучину молодых солдат, офицеров со всей России, и они там гибли.

В начале 2000-х годов действительно у нас в стране появились трезвые политики, которые твердо стали осознавать, что этот путь ведет в никуда не только для Чеченской республики, не только для Северного Кавказа, но и для всей России. В самый разгар этих действий, в самый разгар этой трагедии президент Владимир Владимирович Путин сделал ставку на религиозного деятеля Ахмата Хаджи Кадырова. Я подчеркиваю: на религиозного деятеля, известного во всем мире. Он увидел в нем будущего мудрого политика, мужественного человека. Да, когда критиковали Путина, говорили: «Как это так: религиозного деятеля поставил во главе республики, где идут активные военные действия?» Какие-то люди были настолько наивными, и большие политики - они говорили: «Нужно отказаться от этого указа, нужно отменить этот указ и поставить другого человека, нужно генерал-губернатора» и т.д., и т.п.

Я помню эти дни - я был активным участником этих событий. Я помню, как в первые дни вокруг Ахмата Хаджи было всего несколько человек. Но это была такая фигура, которая могла объединить всех в Чеченской республике и для решения глобальных задач, и чтобы противостоять этим силам международного терроризма. Почему? Действующих сил сколько было? Это и духовенство (а он - известный религиозный деятель), это и боевики (а он знал каждый день кто чем дышит), это командование их – Масхадов, другие, третьи, - он знал все сильные и слабые их стороны, это военное командование (а он был знаком с генералитетом), это Кремль, который принимал решение (а он был знаком с Владимиром Владимировичем Путиным). Поэтому другой фигуры, которая могла бы решить одновременно все эти задачи, такой фигуры не было.

 Вслед за этим решение проблем восстановления экономики. Я слышал, как Владимир Владимирович Путин в Грозном на первом заседании парламента говорил: «Этот город, который лежит в руинах, он подобен Сталинграду, и нужно его восстановить.» И Ахмат Хаджи Кадыров, когда ему предлагали: «Грозного нет и никогда не будет - это одни руины. Нужно построить на другом месте современный город», он говорил: « Нет, память, история - все связано у народа с этим городом, и мы этот город восстановим лучше и краше чем он был». Я помню какой критике подвергали и президента России Владимира Путина, и руководство, и правительство за то, что, вот, мол, Чеченской республике выделяют какие-то средства. А как по-другому можно было восстановить республику? Как можно было вернуть к мирной жизни тех людей, которые не имели ни дома, ни работы, которые не имели возможности учиться, чем-то заниматься и т.д.?

Сегодня мы видим, что эти деньги использованы по назначению. Ни для кого не является секретом, что Грозный стал одним из красивейших городов нашей страны. Мы видим, что и в Грозном, и в этой республике на восстановление использовано намного больше средств, чем выделяет Федеральный центр. Люди, бизнесмены, какие-то компании, фирмы и в России, и за рубежом видя, что да, действительно, все это идет по назначению, и они стали строить там. Кто-то больницу построил, кто-то школу построил, кто-то мост построил, кто-то, допустим, уроженец района приехал, посмотрел и проложил дорогу в тот населенный пункт, где он живет.

 Решение проблемы я вижу, все-таки, в решении социально-экономических проблем Северного Кавказа, одновременно ведя жесткую, а может и с элементами жестокости, борьбу против тех, кто взял в руки оружие. Тот же Ахмат Хаджи, когда у него спросили на одной пресс-конференции в Москве: «Намерены ли Вы вести какие-то переговоры с противниками?», он говорит: «Врага нужно уничтожить, а с противником нужно искать пути соприкосновения каких-то взглядов, интересов, решения каких-то проблем». Он эти пути искал, он вывел из леса более 7 тысяч человек. Либеральная пресса и другие, и третьи говорили: «Как же так? Ахмат Хаджи выводит из леса боевиков. Сегодня у них ржавые автоматы, а он их вооружит самым современным оружием, и они это оружие направят против наших солдат». Нет ни одного случая, чтобы тот человек, который под его гарантией вышел из леса, взял в руки оружие, ушел в лес и обратно воевал бы против федеральных сил. Нет ни одного случая. Но в то же время есть сотни случаев, когда эти люди встали в ряды федеральных сил, воевали с террористами, когда они гибли, когда им присваивали посмертно звание Героя России, когда их награждали орденами Мужества. Мне кажется, что именно в сочетании вот этих всех методов, подходов и есть путь решения проблемы.

 Я не разделяю точку зрения многих экспертов, которые говорят, что они являются знатоками Кавказа, и они говорят, что Кавказ мы потеряли, Кавказ уходит, Кавказ - это пороховая бочка и т.д. Это абсолютно не так. Кавказ никуда не уходит и не уйдет. Северный Кавказ - это Россия, и никуда Россия из Северного Кавказа не уйдет. И Кавказ станет благодатным краем и прекрасным курортом, и местом для отдыха. Я, пользуясь случаем, приглашаю на отдых всех в Чеченскую республику (идеальные условия), не дожидаясь окончания строительства больших курортов. Мы с вами находимся в этой студии, и в эти минуты в горах Чеченской республики, в Грозном сотни и тысячи туристов со всех уголков Российской Федерации. Они приезжают, они ездят в горы, они отдыхают. Художники молодые пишут картины, телевизионщики снимают свои фильмы, литераторы пишут там какие-то сюжеты для своих новых книг. И мы всем говорим: «Добро пожаловать!».

Russia.Ru

 www.ChechnyaTODAY.com



Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет