доллар    57.25 $
евро 67.79 €
20 октября, 01:07
Погода в Грозном +9 в Грозном

Песнь о цапле

22 января в 11:52 (2013 г.)

Птицы, как и всякая тварь божья, чувствуют любовь и добрую энергетику, исходящую от людей. Об этом красноречиво свидетельствует история, рассказанная Адамом Сатуевым, директором и основателем этнографического музея под открытым небом Донди-юрт, что в Урус-мартане. С этим удивительно живописным местом связано немало событий и интересных историй, достойных пересказа и свидетельствующих  об особенной, теплой ауре, царящей на территории исторического комплекса. А история, о которой мы расскажем сейчас, началась в 2008 году, и Адам  надеется, что продолжение ее будет долгим.

- В том году побывал в музее один охотник из села Гехи, зовут его Алавди - вспоминает директор. – Он долго прогуливался по дорожкам комплекса, осматривал башни, склепы, предметы быта и должно быть охотнику так понравилось, что он предложил принести раненную цаплю, найденную в лесу.

Посетитель пояснил, что в музее настолько красиво воссоздана атмосфера прошлых веков, и белоснежная птица в небольшом озерце в центре стилизованного оила, станет дополнительным украшением. Адам любит животных, в прошлом в его музее даже жил ворон, которого он выходил.

- Оказывается, этот охотник нашел раненную птицу в лесу – у нее было сломано крыло, но она была не одна, рядом сидел и ее товарищ, который, впрочем, при нашем приближении улетел. Понимая, что цапля одна будет скучать, охотники решили поймать и вторую, благо опыт у них имелся. Словом, они поймали и вторую птицу, принесли домой и начали ухаживать за ними. Когда цапля окрепла, привезли в музей и пустили в пруд.

Здоровая птица часто улетала куда-то, но каждый раз возвращалась. Так птицы перезимовали в Донди-юрте. Адам и сторож музея кормили цапель, охраняли их от собак и кошек и очень привыкли к пернатым.

- Как-то мне пришлось уехать  на неделю по делам, - вспоминает Адам. – Вернулся, а птиц нет. Спрашиваю у сторожа – где? «Улетели, - говорит, - на восток». Я обрадовался, что крыло цапли зажило и она смогла улететь, но недобрые чувства меня все равно терзали. А еще через месяц, я нашел мертвую птицу под сухими ветками. Похоже, она пыталась укрыться от  преследования, забилась под ветки, но зверь достал ее, на боку у нее была рана. Я так расстроился, будто сам виноват в гибели птицы, что несколько дней ходил как в дурмане.

Адам похоронил цаплю под алычевым деревом. И каково же было его удивление, когда ровно через год на пруд во дворе музея опустилась белая цапля. Несомненно, это был товарищ погибшей птицы.

- Я наблюдал за ней. Цапля походила по воде, словно здороваясь с ней, потом вышла и медленно прогулялась на то место, где я похоронил ее товарища. Постояла там, будто читая молитву, вернулась на пруд и через некоторое время улетела.  Таки образом она прилетает  каждый год, в конце декабря. Гостит неделю и улетает. Последние три года прилетает  не одна. Другая цапля сопровождает ее, но в музее остается не долго. Мне кажется, что новый товарищ хочет оставить ее одну, чтобы пообщаться со своим старым другом.

Адам  рассказал мне эту историю под новый год, и сообщил, что птицы должны вот-вот улететь и нужно поторопиться, чтобы их сфотографировать. Мы договорились встретиться в музее 31 декабря. Я приехал к 11 часам, но цапли не прилетели. Адам очень расстроился, все приговаривал: «наверно, прошла неделя…». Хозяин музея поил меня чаем в стариной чеченской сакле, мои ноги грелись на шкурах, которыми устланы полы. Я никуда и не спешил. А Адам в душе, оказывается, не терял надежду, что птицы прилетят, и тянул время.

Наконец потеряв надежду, Адам встал и направился к выходу, полагая, что далее ждать не имеет смысла. Но приоткрыв, дверь он замер, радостно повернулся ко мне и прошептал: «прилетела!».

Я схватил фотоаппарат и начал снимать через окно, потом решился приоткрыть дверь, и даже успел сделать несколько снимков, но мальчишка, живущий по соседству с музеем, взорвал петарду у себя во дворе – ведь Новый год наступает – и это спугнуло птицу.

«Она прилетела специально, - сказал я, обращаясь к директору музея, - что бы попрощаться и… чтобы мы смогли сфотографировать ее. Цапля поняла, что ты очень ждал ее».

- Я хотел сказать именно это, но боялся, что ты не поймешь меня…, - добродушно улыбался Адам.

Иса Атабиев

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет