доллар    56.65 $
евро 63.55 €
26 мая, 18:19
Погода в Грозном +21 в Грозном

КРАТКАЯ СПРАВКА о Сунженском и части Малгобекского районов в вопросе об установлении границы между Чеченской и Ингушской Республиками

4 апреля в 15:49 (2013 г.)

Вопрос этот все настойчивее поднимается влиятельными в своей республике кругами Ингушетии. При этом проявляется стремление решить его в одностороннем порядке через федеральные властные структуры, игнорируя чеченскую сторону. В основе такой позиции лежит попытка явочным порядком реализовать свои неправовые притязания на земли большей части Сунженского района и определенной части Малгобекского района.

Чтобы лучше уяснить суть вопроса, следует коснуться его истории.

Вышеупомянутые земли были частями Сунженского казачьего округа, который, как отдельный административно-территориальный субъект, вошел в состав Горской Советской Социалистической Республики, образованный 20 января 1921 года декретом ВЦИК РСФСР, наряду с такими округами, как Чеченский, Ингушский, Северо-Осетинский, Кабардинский, Балкарский, Карачаевский, Черкесский. Но вскоре Горская АССР начала распадаться на вышеперечисленные составные части. 30 ноября 1922 года из нее вышел Чеченский округ, преобразованный в Чеченскую Автономную Область. 4 января 1923 года ВЦИКом РСФСР были определены ее границы, причем тогда же Чечне были переданы станицы Петропавловская. Горячеводская. Ильинская, Первомайская, и хутор Сарахтинский Сунженского округа. В это время ЧАО состояла из 6 округов (Гудермесского, Шалинского, Веденского, Надтеречного, Урус-Мартановского, Сунженского (Новочеченского) и одного района (Петропавловского).

 Постановлением Президиума ВЦИК РСФСР от 13 февраля 1924 года был образован Северо-Кавказский край, которому в административном отношении подчинялись и все вышедшие из ГАССР автономные области и округа, в том числе и вышедшие после ее упразднения 7 июля 1924 года Северо-Осетинский, Ингушский и Сунженский округа. Первые два вскоре стали называться Автономными областями, последний – Автономньм округом. Все они имели свои определенные границы и возглавлялись своим областным или окружным управлением (облисполкомы, окружисполком).

Сунженский Автономный округ, по самоуправлению приравненный к губерниям, конечно, не имел ничего общего с ними ни по территории, ни по величине населения, ни но количеству населенных пунктов, ни по экономическим и культурным показателям.

 Это был по существу маленький самоуправляемый район, территория которого равнялась 1185,5 кв. км, население состояло из 34,808 человек, населенных пунктов (в том числе и мелких) насчитывалось всего 20 и они объединялись 9 сельсоветами.

 Хозяйственная жизнь округа находилась в глубоком упадке: на ней губительно сказались последствия гражданской войны, позднейшие репрессии новой «Советской» власти по отношению к казачеству, всяческие реквизиции, поборы, конфискации и пр. Некогда развитое полеводство зернового направления стала экстенсивным, животноводство – захирело.

По своим территориальным, географическо-природным и экономическим особенностям Сунженский Автономный округ четко подразделялся на две неравные части. Меньшая его часть – Северная – прилегала к Тереку и находилась в Алхан-Чуртской долине. Ее составляли население и территории двух станиц (Терской и Вознесенской) и пяти разных по величине поселков – хуторов (Нижне-Бековичи, Майского, Октябрьского, Предмостного и Акки-Юрта). Экономически и территориально этот район тяготел к близлежащему городку Моздоку, так как находился в отдалении от остальной территории округа, отгороженной Сунженским хребтом.

 Другая часть округа, большая по территории и населению, называлась Южной частью. Она находилась в бассейне Сунжи на плодородных землях бывшей Малой Чечни. В эту часть округа входили станицы Слепцовская (окружной центр), Троицкая, Карабулакская, Нестеровская, Ассиновская, хутора Маковкин, Давыденко и другие прилегающие к станицам населенные пункты.

В 1926 году население и управление Сунженским Автономным округам пришли к убеждению, что дальнейшее сохранение округа, как отдельной самостоятельной административной единицы, нецелесообразно по следующим причинам:

 1. Вследствие тяжелого экономического кризиса хозяйства округа и отсутствием перспектив выхода из него собственными силами.

 2. Незначительностью территории и населения округа.

 3. Быстро растущими расходами на содержание административного аппарата, которые «съедали» 55% всего бюджета округа, что не давало возможности выделять средства на самые насущные социальные и культурные потребности населения (школы, больницы и т. п.). А это, в свою очередь, усиливало среди населения недовольство и «ропот».

 4. Население округа испытывало тяготение экономическое, социальное и культурное, к расположенным вокруг округа городам Грозному, Владикавказу, Моздоку.

 Президиум Северо-Кавказского крайисполкома, откликаясь на настойчивые обращения руководства и населения Сунженского Автономного округа, поручил своей специальной краевой Административной комиссии подготовить вопрос о реорганизации (расформировании) округа.

На заседании этой комиссии 10 марта 1927 года было предложено:

 1. Северную часть округа (ст. Терская, Вознесенская и 5 хуторов) передать в состав Моздокского района Терского округа и ..

 2. Основную, Южную, часть округа реорганизовать в район и передать в состав Чеченской Автономной области или Терского округа «в зависимости от желания населения». Сама же комиссия рекомендовала населению округа «присоединиться» к Чеченской Автономной области.2

 Так, с начала марта 1927 года начался двухлетний процесс вхождения Сунженского Автономного округа в состав Чеченской Автономной области. Подчеркиваем, он начался и проходил не по инициативе чеченской стороны, а по желанию и требованию казачьего населения, по настойчивым ходатайствам и обращениям Сунженского окружкома, а затем и по решениям высших краевых властей.

 Напротив, проявляющиеся в это время неофициальные и официальные притязания Ингушетии на земли округа, руководством и населением- округа отвергались. Такое же отношение к ним проявляли краевые должностные лица.

Большой Президиум Северо-Кавказского Крайисполкома на своем заседании 27 сентября 1928 года принимает решение о расформировании Сунженского округа и присоединении его большей части к Чеченской Автономной области в формулировке Краевой Административной Комиссии. Президиум крайисполкома предлагает ускорить подготовку необходимых материалов для окончательного утверждения принятых решений ВЦИКом СССР и одновременно начать практические работы по расформированию округа и по вхождению его частей в ЧАО.

 Теперь уже и чеченские власти вынуждены реагировать на эти решения. 9 октября 1928 года на заседании Президиума Чеченского облисполкома выносится постановление: «а) Имея в виду решения президиума Северо-Кавказского крайисполкома, принять в состав Чеченобласти Сунженский Автономный Округ, б) Для практического проведения в жизнь решения президиума Северо-Кавказского крайисполкома образовать комиссию в составе представителей: от Чечни – т. Иоанисиани, Сунженского округа – т. Богучарова и от крайисполкома».

Комиссии предписывалось в двухдневный срок выехать в Сунженский округ; установить на месте штаты управления и бюджет, учитывая при этом полное поступление единого сельскохозяйственного налога и отчисления от Вознесенских нефтепромыслов; предлагалось иметь в виду при сокращении окружных штатов возможность использования освободившихся работников в учреждениях Чеченской области. Самим отделам Чеченского облисполкома рекомендовалось ознакомиться с состоянием работы по их ведомственным направлениям в Округе и наметить по округу дальнейший план работы.

Иначе говоря, Чеченский облисполком, подчиняясь указаниям Северо-Кавказского крайисполкома, наметил практические шаги к включению в свой состав большей части Сунженского округа. Между тем, краевые власти продолжали свои настойчивые обращения в Президиум ВЦИК о срочном утверждении постановления о передаче основной части Сунженского округа Чеченской Автономной области и на местах предлагали немедленно начинать практическое объединение Сунженского округа с Чечней. «До окончательного решения этого вопроса во ВЦИКе, – говорилось в постановлении Малого Президиума Северо-Кавказского краевого исполнительного комитета, принятого на заседании 16 октября, – считать возможным бюджет Сунженского округа на текущий 28/29 бюджетный год составлять как часть Чеченского общеобластного бюджета… И до утверждения расходование средств производить в соответствии с решением Большого Президиума крайисполкома от 27 сентября сего года». Эти и другие меры крайисполкома и окружкома Сунженского округа привели к тому, что, как отмечается во многих документах, практическое вхождение большей части Сунженского округа в состав ЧАО состоялось еще в 1928 году. Такой напор и нетерпеливость при решении этого вопроса вызывали даже удивление у ответственных работников аппарата ВЦИКа.

Между тем, одновременно с упомянутыми действиями Северо-Кавказского крайисполкома, в самом Сунженском округе начинается снизу поток просьб, ходатайств и требований о немедленном включении Сунженского округа в Чеченскую Автономную область. Если это как-то и инициировалось сверху, чтобы ускорить принятие выработанного решения, то размах и массовость, с которыми оно принималось на станичных сходах, никак не могли не отражать желание большинства станичников и хуторян стать жителями Чеченской Автономной области.

 С начала октября 1928 года процесс реорганизации Сунженского округа и включения в Чечню его основной части ускоряется и усиливается из-за привлечения к нему политического движения снизу – из самих станиц и хуторов Казачьего округа. За вхождение округа в Чечню высказывается окружной IV съезд Советов. Его решение подхватываются 10 октября 1928 года VI Пленумом исполнительного Комитета Сунженского Округа, который постановил: «Южная часть Округа – со станицами Вознесенской, Слепцовской, Троицкой, Карабулакской, Нестеровской и Ассинской, с хуторами Давыденко, Чемульга, Маковкин, Горный, Акки-Юрт, Болышевский, Н.-Деревня, Н.-Жизнь, Благодарный входят в состав Чечни на правах округа с центром в станице Слепцовской с наименованием «Сунженский», причем выселок из станицы Терской – поселок Майский, как близко расположенный и вклинивающийся своим земельным наделом в земли ст. Вознесенской, также должен войти в состав Сунженского округа».9

Окружной пленум просит руководство Северо-Кавказского края и Чеченской Автономной области после вхождения Сунженского округа в Чечню обеспечить и развить его социально-культурный и хозяйственный уровень, включить в Сунженский район прилегающие чеченские селения Михайловское (Асланбековское), Самашкинское, Ачхой-Мартановское.

 Окружком постановил вынести вопрос о включении большей части Сунженского Округа в Чечню на рассмотрение Пленумов самих Сунженских станиц и хуторов. Сунженские Стансоветы Южной части Округа 12-14 октября 1928 года единодушно высказались и за реорганизацию Округа, и за включение их станиц и хуторов в состав Чеченской Автономной области.

 При этом, неожиданно для окружкома, не менее решительно выступили за вхождение в Чечню и населенные пункты северной части округа, которые во всех прежних документах (краевых и окружных) определялись как вступающие (в том числе и по желанию населения) в Моздокский район Терского округа. 17 октября 1928 года председатель Сунженского окружкома Богучаров, препровождая в Административную комиссию Северо-Кавказского крайисполкома решения пленумов сунженских населенных пунктов, вынужден был сообщить: «Пленумы стансоветов населенных пунктов северной части округа, которая должна отойти по постановлению пленума ОИК Сунжокрисполкома к Терскому округу выразили желание от Округа (Сунженского – М. М.) не отделяться и войти вместе с Округом в состав Чеч(енской) Автон(омной) Области».

Но Крайадминистративная комиссия и, видимо, другие краевые органы отрицательно отнеслись к постановлениям «северных» сунженских населенных пунктов присоединиться не к Моздокскому району, а войти в состав Чечни вместе со всем Сунженским округом. Под давлением краевых органов отступились от этих требований сунженские окружные, а затем – и станичные власти. Тогда сунженские «северяне», а это были жители станицы Терской и четырех прилегающих хуторов, повели самостоятельную борьбу за право войти в состав Чечни. Длилась эта борьба около трех месяцев. Убедившись в том, что ни краевые, ни окружные власти не собираются их включать в состав создаваемого для передачи Чечни Сунженского района, сунженские «северяне» решили добиваться этого без всяких вышестоящих органов, непосредственно. С этой целью на общих собраниях жителей станицы Терской и прилегающих к ней хуторов выносится постановление с настоятельными просьбами к чеченским облисполкому и обкому ВКП(б) об их принятии в состав Чечни и присоединении к территориально примыкающему к ним Надтеречному району ЧАО. В Грозный направляются посланцы и ходоки с наказами и письмами с вышеупомянутым содержанием. Кстати, даже деньги на их проезд и командировочные жители сами собирают среди себя. В заявлении общего собрания граждан станицы Терской исполкому и обкому ВКП(б) ЧАО говорилось: «Общее собрание граждан станицы Терской находит передачу станицы Терской с хуторами Терскому округу несправедливой и неправильной. Станица Терская еще в дореволюционное время не входила в состав Моздокского района Терокруга и экономически одинаково имеет тяготение к Грозному и Владикавказу.

Со стороны политической – станица Терская должна остаться в Чеченской Автономной области». Далее указывается, что и территориально станица Терская и ее хутора соприкасаются с чеченскими аулами Надтеречного района. В заявлении приводились следующие интересные факты тесных взаимоотношений станичников с чеченцами:

 1. Еще в 1923 году станица Терская, населяя хутор Октябрьский, пригласила в состав ее жителей 9 дворов чеченцев из аула Али-Юрт, которые были землеустроены в Юрте станицы Терской.

 2. В школе станицы Терской обучались дети чеченцев из сел Ногай-Мирза-Юрт, Али-Юрт и Бено-Юрт.

 3. Граждане указанных чеченских сел состояли членами кооперации станицы Терской, которая их обслуживала, выдавала им кредиты, снабжала сельскохозяйственными машинами и другими товарами.

 4. Больница и ветеринарный пункт также обслуживали граждан Чечни.

5. Имея смежные наделы с чеченцами, станичники совместно с ними пользовались молотилками и другим сельскохозяйственным инвентарем.

 6. Даже административные рогатки во взаимоотношениях, которые временами ставились административными властями двух автономных субъектов, мудро обходились самими казачьими и чеченскими сельчанами.

 Так было, например, в предыдущем 1927 году, когда из станицы Терской был запрещен вывоз имевшегося у них в избытке корма для скота, необходимого чеченцам, а из чеченских аулов – кукурузы, в которой нуждались жители ст. Терской.

 Станичники указывали, что при объединении легче будут .решаться и мелкие недоразумения в виде потрав, «перепуска» скота и т. д., а также совместными усилиями легче будет вестись борьба с проявлениями бандитизма, скотоконокрадства и другой уголовщины.

 Принимая во внимание давние тесные связи станичников с чеченцами, «общее собрание граждан станицы Терской убедительно просит вашего ходатайства, – обращались казаки к чеченским облисполкому и обкому ВКП(б), – перед высшими органами Соввласти о присоединении станицы Терской с хуторами в состав Чеченской области, введя ее в Надтеречный район Чеченской Автономной области».

Чеченское руководство оказалось в несколько неловком положении. С одной стороны, оно знало о решительном нежелании вышестоящих краевых органов пересматривать свои решения о передаче станицы Терской с прилегающими хуторами в Моздокский район Терского округа, с другой, – не могло игнорировать столь настойчивое, трогательное и логически обоснованное стремление «северных» станичников присоединиться не к Казачьему округу, а к Чеченской области. Поэтому 22 декабря 1928 года, представляя на разрешение Северо-Кавказского крайисполкома обращения и заявления граждан Терской станицы, президиум Чеченского областного исполнительного комитета специально отметил: «…имея в виду настойчивое стремление всего населения ст. Терской и ее хуторов присоединить ее к Чечне, облисполком не возражает и поддерживает просьбу граждан о включении ст. Терской с хуторами в состав Чеченской Автономной области».

Но позиция крайисполкома по этому вопросу осталась прежней. Зато структуры крайисполкома с большой энергией продолжали свою деятельность по практическому включению основной части Сунженского округа в состав Чечни. И к концу 1928 года даже в официальных документах сунженские станицы, да и сам округ уже считались вошедшими в Чечню.

 К 19 декабря 1928 года был готов проект изменений во внутреннем окружном делении всей Чеченской Автономной области. Примечательно, что одной из причин этого пересмотра крупнейших административных составных частей Чечни зампред крайисполкома назвал включение в нее основной части бывшего Сунженского округа.

В частности, в упомянутом проекте внутреннего окружного деления Чечни под 10 пунктом значится «Сунженский округ, с центром в ст. Слепцовской».

 Здесь говорится, что, идя навстречу желанию населения Сунженского округа, к нему присоединяются «из упраздняемого Ново-Чеченского округа смежные и экономически связанные три сельсовета: Асламбековский, Ачхоевский и Самашкинский.

 В состав Сунженского округа будут входить следующие сельсоветы: •

 1. Ачхоевский,

 2. Асламбековский,

 3. Самашкинский (из упраздняемого Ново-Чеченского округа),

 4. Слепцовский,

 5. Карабулакский,

 6. Вознесенский,

 7. Троицкий,

 8. Ассиновкий,

 9. Нестеровский.

 10. Давыденковский,

 11. Чемульгинский.

 Количество населения – 46 861 душ

 Территория – 60 000 га

 С\советов -11с\с».

Представляя карты внутренних административных изменений Чечни и выписку из постановления (пр. №85\265 п. 3027) президиума крайисполкома, зампред крайисполкома просил Административную комиссию ВЦИКа «о срочном утверждении изменений в окружном делении Чеченской Автономной области, • согласно вышеприведенному решению».

 Наконец, вопрос «Об упразднении Сунженского округа» оказался 4 февраля 1929 года на рассмотрении заседания Президиума Всероссийского центрального исполнительного комитета под председательством М. И. Калинина и был утвержден в следующей редакции Административной комиссии ВЦИК: «Президиум Всероссийского центрального исполнительного комитета постановляет:

- Сунженский округ Северо-Кавказского края упразднить, распределив территорию его в нижеследующем порядке:

 1. Станицу Терскую с хуторами Октябрьским, Майским, Предмостньм и Нижне-Бековичи включить в состав Моздокского района Терского округа.

 2. Остальную территорию в составе станиц Слепцовской, Троицкой, Карабулакской, Нестеровской, Вознесенской и Ассинской с хуторами Давыденко, Акки-Юрт и Чемульга включить в состав Чеченской Автономной области, образовав на этой территории округ (на правах района) с центром в станице Слепцовской, с наименованием его Сунженским.

 Ликвидацию округа произвести в порядке инструкции ВЦИК и СНК РСФСР от 8/Х-23 года».

 14 февраля 1929 года в печати было официально объявлено о включении гор. Грозного и Сунженского округа в состав Чеченской Автономной области.

В 1931 году внутренние округа Чечни, в том числе и Сунженский, были переименованы в районы.

 Итак, с 1928 – начала 1929 года Сунженский округ (затем район) стал составной частью Чечни. Таковым он и оставался при объединении Чеченской и Ингушской Автономных Областей 15 января 1934 года.

 Поэтому не было и нет при обсуждении вопроса об установлении нынешней границы между Чеченской и Ингушской Республиками более четкой, определенной и безупречной в правовом отношении переговорной основы, чем официально признанные границы Чечни и Ингушетии накануне их объединения.

Любые попытки запутать этот ясный вопрос ссылками:

 1. На якобы ингушское происхождение карабулаков;

 2. На административные упражнения царских генералов и чиновников во время Кавказской войны и после нее, когда создавались, ликвидировались и изменялись различные комбинации объединения осетин, казаков, ингушей и малокабардинцев во временных административных единицах;

 3. На административное упражнение властей Чечено-Ингушетии в 60-е годы, когда часть Галашкинского района была включена в Сунженский район, а другая, меньшая часть этого же Галашкинского района вошла в состав Ачхой-Мартановского района, – легко выявляют свою несостоятельность при сколько-нибудь внимательном рассмотрении исторических источников.

Начальник Архивного управления Правительства Чеченской Республики

М. М. Музаев

Источник:  "Вести Республики"

www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

mht
5 апреля в 11:10
Да и посоле этого кто то что то говорит об исконно ингушском районе...(((