доллар    56.74 $
евро 63.65 €
27 мая, 05:15
Погода в Грозном +12 в Грозном

Родные все еще ждут своего героя

9 мая в 13:30 (2014 г.)

Тысячи героев ВОВ не вернулись с фронтов, ничего не известно об судьбе. Они- безвести пропавшие. Но есть энтузиасты, которые по крупицам собирают сведения и не вернувшихся с войны, принося спокойствие в души их родственников. Один из них житель Ножай-Юрта Ислам Насуханов. Он проводит огромную работу, чтобы найти пропавших на войне односельчан. Самая большая его мечта − найти сведения о своем дяде по материнской линии Сайдал-Абди Кадиеве, который был призван в ряды Советской армии еще в 1938 году. С того момента о нем неизвестно ничего точно, хотя он писал письма, писал их и во время войны. В какой-то миг письма перестали приходить, а родители и близкие с нетерпением продолжали ждать от него весточку.
– Моя мама рассказывала, что Сайдал-Абди был образованным человеком, – говорит Ислам, – он окончил школу. А в то время среднее образование в горах получить было сложно.

Дашобика, так звали мать Ислама, часто вспоминала брата, хотя она была маленькой, чтобы помнить брата, потому что в семье бережно хранили все его письма, постоянно вспоминали. А письма, к сожалению, пропали во время выселения в 1944 году.

Родители женили Сайдал-Абди до призыва - тогда была традиция рано женить сыновей. Через пару месяцев после свадьбы Сайдал-Абди забрали в армию, наследников у них так и не стало. Правда, жена долго ждала его.

− Мать всегда раздавала в каждый пятничный вечер кунки от имени Сайдал-Абди, − вспоминает Ислам, − это вкусная похлебка из фасоли и кукурузы − чисто чеченское блюдо. Сегодня молодежь не имеет даже представление о нем. − В своих последних письмах Сайдал-Абди писал, что он служит в авиационной части, учится на пилота, успешно прошел медицинский осмотр. Он писал с финского фронта, по всей вероятности, он уже в то время воевал в военной эскадрильи. Сайдал-Абди об этом писал в своих письмах, но, к сожалению, тогда редко кто из чеченцев владел русским языком. Тем не менее, из этих писем кое-что родители помнили, они иногда находили переводчика. В последнем письме, это было уже в начале Великой Отечественной войны, он сообщил, что получил разрешение на отпуск, что с нетерпением ждет встречи с родными. По-видимому, обстоятельства изменились, и он не смог приехать домой, но он продолжал писать письма вплоть до до выселения чеченцев. В 1944 году связь с ним прервалась.

Интересную встречу описал еще один ножайюртовец. В 1944 году он по своим делам поехал в город Хасавюрт. В это время к ним подошел один русский в военной форме, по всей вероятности, он был офицером. Когда он узнал, что тот из Ножай-Юрта, то спросил: «Вы знаете своего земляка Сайдал-Абди Кадиева?». Тот ответил: «Конечно, знаем». Оказывается, Сайдал-Абди попросил этого русского офицера постараться встретить его земляков и по возможности устроить ему с ними встречу.

− Вы хотите его увидеть? − спросил тот офицер.

− Да, хотим, − ответил те.

Они подъехали к аэродрому, и в этот миг зарвыла сирена, и офицер, не успев с ними попрощаться, подбежал к самолету, это был планер, и в кабине этого самолета они увидели Сайдал-Абди, но самолет в этот момент взлетел. И с того дня от него не было никаких вестей. Этот случай часто вспоминала моя бабушка Селимат, мать Сайдал-Абди.

Ислам писал в Подольский военный архив, в передачу «Жди меня», его сестры обращались в министерство обороны СССР, но каждый раз получали один и тот же ответ: «Пропал без вести». Летчиков было не так уж много, поэтому не совсем понятно , как может пропасть без вести военный летчик, и хоть в архивах должно что-то сохраниться о человеке – где воевал, где погиб.

Лет 30 тому назад мать Ислама от безысходности обратилась к знахарке в Ца-Ведено, с надеждой узнать что-либо о своем брате. Та ей поведала, мол, он жив, здоров, имеет семью, и ты его еще увидишь. Дашобика после этого сообщения была очень обрадована и жила после этого, ежедневно ожидая брата. Но ее не стало три года назад.

Отец Сайдал-Абди Сайд-Али умер в 1971 году. Он часто вспоминал, как они в 1944 году отдавали самую лучшую еду солдатам, стоявшим у них. Мать всегда переживала за них, приговаривая: «Этих солдат ждут матери, волнуются за них». За стол в семье садились, сначала накормив солдат. Видимо, поэтому 23 февраля того рокового 1944 года те не зашли к ним в дом, наверно, было совестно и больно видеть хозяев дома.

Прошло много лет, однако Ислам не теряет надежду узнать хоть что-то о пропавшем вез вести солдате Советской армии.

Анзоров Докка

www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет