доллар    0 $
евро 0 €
24 мая, 05:27
Погода в Грозном +14 в Грозном

Об истории Беноя

26 мая в 09:14 (2014 г.)

Села предгорья особенно красивы в весенний период, природа благоухает, расцветают сады.  Беной, Веденского района расположено в живописнейшем месте среди лесистых гор. Воздух чистейший, очень много зелени, рядом протекает река Хулхулау. В прошлом оно было известно тем, что здесь располагалась туристическая база, в которую приезжали туристы со всех концов необъятного Советского Союза.

Об истории основания Беноя нам рассказал старожил селения Дату Исрапилов, ему  уже 82 года, но, как настоящий кавказский горец, выглядит достаточно бодро и полон сил.  Дату пережил депортацию, две чеченские военные кампании, в ходе которых постоянно оставался в своем доме, где его ставили к стенке, как «партизана, оставшегося в селе, когда все мирные жители ушли».

- В детстве и молодости я много слушал  рассказы старцев, которые с умением и большим талантом передавали истории Беноя и Чечни. Сейчас не умеют вести такие речи, даже у меня в разговоре проскакивают нечеченские слова, а тогда старики говорили на чистейшем родном языке, и их можно было слушать часами,   - рассказывает Дату. – Они рассказывали, что был такой человек по имени Бена, и, если я не ошибаюсь, он был сыном нашей родственницы, которая была замужем за человеком из тейпа беной, но по какой-то причине вернулась в отчий дом вместе с ребенком и дома воспитывала его. В нашем селе всегда жили и сейчас живут только представители тейпа эрсеной, хотя само село и носит название Беной. Этот парень, как говорится, наш племянник,  был человеком весьма удалым и дерзким, он угонял скот и лошадей у имама Шамиля и раздавал их вдовам, сиротам и малоимущим. Рассказывали, что Шамиль очень не любил его, но так и не смог с ним расправиться, его самого пленили, и он сказал, что сожалеет только о том, что не убил Бена.

А в самом Ведено, очень интересно развивались события в период Октябрьской революции, говорит старожил.  Российский корпус в крепости Ведено оказался  отрезанными от центра, царской администрации было не до своих военных частей на окраинах империи.

- Как рассказывали  старейшины, в один весенний день, русский генерал с крепостной стены обратился к жителям Ведено, чеченцам. «Я вижу вы – чеченцы – собираетесь группами, ходите вокруг крепости, думаю, что-то замышляете нехорошее. Уверяю вас, что у меня хватит боеприпасов и провизии, чтобы выдержать семилетнюю  осаду. И никто не выиграет от нашего противостояния. Поэтому предлагаю переговоры, на переговоры я согласен только с Али Метаевым из Автуров. Это все что я хотел вам сказать». Генерала услышали, и вскоре на переговоры приехал Али Метаев, который вошел в крепость и встретился с русскими офицерами. Результатом переговоров стало обещание довезти русских офицеров, их семьи и солдат на станцию Гудермес и отправить в России, за это они обещали оставить оружие и все припасы в крепости. Русских, как и обещали, отвезли в Гудермес, по дороге их охраняла чеченская стража. Дороги тогда были не то, что сегодня, в густых лесах могла ждать и засада, разбойников хватало. Когда офицеры и их семьи сели в вагоны и поезд тронулся, они из окон и дверей кричали Али Метаеву и его товарищам: «Спасибо! Вы спасли нам жизнь!». Вернувшись в Ведено, Али собрал людей и обратился к ним с речью: «Сегодня нам представился шанс обрести независимость, стать свободным государством. Но для этого нам предстоит организовать  свою армию,  пограничные войска, правоохранительные органы, как это делается во всем мире. Оружие и амуниция, что находится в крепости, нам поможет. Мы выставим посты на границе и будем защищать свою землю. Для подготовки наших людей к военной службе, по моей просьбе, генерал оставил у нас семерых, наиболее подготовленных офицеров, которые передадут нам свой опыт». Но из этого ничего не получилось, крепость разграбили наши же, а команды офицеров, типа «ложись», «бегом», выполнять никто не собирался. Таким образом, у Али Метаева с организацией государственных структур в Ведено или в других районах Чечни, насколько я могу судить, ничего не вышло.

Потом была коллективизация, мобилизация на войну с фашизмом и депортация. Эта часть истории Дату Исрапилова похожа на другие  истории чеченцев.

- У меня в памяти сохранились эти грузовики,  «Студебеккеры», откуда их столько появилось? Насколько я знаю теперь, на фронтах их не было, но для выселения чеченцев их нашлось тысячами. Выходит, что «носитель демократии Америка» (США – прим. автора) была  в курсе того, что народы выселяются, и даже помогала Сталину депортировать жителей Кавказа.  И вина за наши страдания лежит и на США, том числе. Но, Бог им судья… Мы все-таки вернулись на Родину, начали возрождать свои села, ремонтировать дома. Был интересный случай в 1961 году, в селе Эрсеной хоронили человека. Когда рыли могилу нашли надгробную плиту с надписью на арабском языке, датированная 963 годом. Слова были посвящены матери и написал их любящий сын. Плита была немедленно отвезена в Ведено в КГБ, где ее след благополучно простыл. А говорят, что ислам пришел в Чечню всего несколько столетий назад.

Дату Исрапилов с малых лет занимался трудом, выращивал сад, занимался огородом, даже на стройках работал. Вырастил пятерых детей – три сына и две дочери. Сыновья живут и работают в С.-Петербурге.

- Аллах позволил мне  родится и жить в этих благодатных местах, в моем родном селе  Беной, и я благодарен ему. А все остальное мы сами выбираем и совершаем.

Муса Дахшукаев

www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет