доллар    56.58 $
евро 69.67 €
22 февраля, 02:14
+2 в Грозном

Покушения не было, всего лишь хулиганство

28 января в 13:33 (2015 г.)

Правозащитники намерены добиться объективного расследования покушения на убийство уроженца Чеченской Республики

По мнению чеченских правозащитников,  московские сыщики не проявляют желания искать злоумышленника, который в маршрутном такси полоснул ножом по горлу выходца из Чеченской Республики.

Следственные органы Москвы пытаются умалить степень тяжести совершенного преступления. И это несмотря на то, что преступление было совершено публично в общественном транспорте, - считает Уполномоченный по правам человека в ЧР Нурди Нухажиев. По мнению чеченского омбудсмена, по факту посягательства на жизнь гражданина России за полтора года не проведено полноценных следственных действий.

Напомним, покушение с целью убийства на почве национальной неприязни на уроженца Чеченской Республики Айнди Муслимова произошло 15 октября 2013 года, около 20 часов, в г. Москве в маршрутном такси № 523, следовавшем с пассажирами по Кутузовскому проспекту. Поводом для агрессии, по словам потерпевшего, послужило безобидное замечание, сделанное им нецензурно выражавшейся в адрес водителя такси  девушке.

После этого молодой человек русской национальности, следовавший вместе с девушкой, подошел к Муслимову, схватил его сзади за шею и со словами «сдохни чурбан» полоснул ножом по горлу. Кровь хлынула ему на грудь, одежду рядом сидевшей девушки, сиденье такси.

Затем преступник, выражаясь нецензурной бранью и угрожая ножом, заставил водителя остановить такси. При этом девушка сказала своему спутнику: «Смотри, эта скотина еще живая! Добей его в сердце!» Слепо подчиняясь воле спутницы, тот дважды попытался нанести Муслимову удары ножом в область сердца, но пострадавший, закрывая рану на горле правой рукой, подставлял под нож левую руку и получил ранения кисти руки. Вскоре злоумышленники, пассажиры и сам Муслимов вышли из такси, где пострадавший упал, потеряв сознание, а преступники скрылись с места происшествия.

Проезжавший мимо таксист-азербайджанец положил Муслимова в свою автомашину, попросил находившихся поблизости сотрудников ДПС сопроводить его и доставил пострадавшего в 71-ю клиническую больницу, где его прооперировали и поместили в реанимационное отделение. При этом ни сотрудниками ДПС, ни самими пассажирами не был вызван к месту происшествия наряд полиции.    

В действиях неустановленного преступника содержатся признаки состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п.п. «ж», «л» ч. 2 ст. 105, квалифицирующиеся как особо тяжкое преступление, в действиях его спутницы – подстрекательство к совершению этого преступления.

Данное преступление было совершено на территории, обслуживаемой отделом ОМВД России по району Фили-Давыдково г. Москвы.

Однако вполне очевидно, что исходя из национальной принадлежности пострадавшего, работники полиции указанного ОМВД не приняли мер к задержанию преступников и раскрытию данного преступления «по горячим следам».

Несмотря на то, что из больницы в ОМВД поступило сообщение о доставлении пострадавшего с ножевыми ранениями, на место происшествия оперативно-следственная группа не выехала. Заявление брата пострадавшего Муслимова о совершенном преступлении несколько дней «футболили» из отдела Фили-Давыдково в отдел Можайское и обратно. Принятое с большим опозданием от брата пострадавшего заявление о покушении  на убийство, было передано не в следственное управление СК РФ по г. Москве, а участковому уполномоченному, который возбудил уголовное дело лишь 23 октября 2013 года по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ, как за  совершение преступления небольшой тяжести. Фактически было укрыто особо тяжкое преступление от учета.

В интересах Айнди Муслимова Уполномоченным по правам человека в ЧР Нурди Нухажиевым 7 ноября 2013 года было направлено обращение на имя прокурора г. Москвы Сергея Куденеева с просьбой проверить доводы пострадавшего и принять меры прокурорского реагирования.

Аналогичное обращение с просьбой принять возможные меры по защите прав потерпевшего Муслимова было направлено и Уполномоченному по правам человека в г. Москве Александру Музыкантскому.

4 декабря 2013 года за подписью заместителя прокурора г. Москвы Б. Маркова поступил формальный ответ, в  котором сообщалось, что  по факту причинения А. Муслимову побоев из хулиганских побуждений ОД МВД России по району Фили-Давыдково г. Москвы возбуждено уголовное дело, проводятся следственные действия.

Из данного ответа  видно, что Б. Марков не ознакомился с материалами уголовного дела и даже не прочитал обращение, в котором конкретно описаны действия преступников, направленных на убийство А. Муслимова. В противном случае, Марков никак не мог написать в своем ответе, что данное преступление квалифицируется как причинение побоев.

Как следует из ответа  начальника ГУ МВД России по г. Москве О. Баранова,  факты ненадлежащего расследования преступления, совершенного в отношении А. Муслимова, нашли свое объективно подтверждение. За допущенные нарушения в отношении пяти сотрудников принято решение о привлечении их к дисциплинарной ответственности.

Уголовное дело изъято из производства отделения дознания ОМВД России по району Филевский парк г. Москвы и передано в управление организации дознания ГУ МВД России по г. Москве.

Преступление переквалифицировано 11 декабря 2013 года с пункта «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ и в тот же день уголовное дело направлено заместителю прокурора города г. Москвы Б. Маркову для решения вопроса о передаче по подследственности.

На имя прокурора города Москвы С. Куденеева Уполномоченным 13 июня 2014 года повторно направлено обращение с просьбой сообщить, в какой орган передано данное уголовное дело и  на какой стадии находится предварительное следствие.

На обращение поступил парадоксальный ответ  за подписью заместителя прокурора города А.Козлова. В нем говорится, что дознавателем УОД ГУ МВД России по г. Москве 26 декабря 2013 года действия неустановленного лица обоснованно переквалифицированы с п. «а» ч. 2 ст.116 УК РФ на п. «а» ч. 2 ст. 115 и п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ. Уголовное дело 16 июля 2014 года изъято из производства УОД ГУ МВД России по г. Москвы и передано для дальнейшего расследования в ГСУ ГУ МВД России по г. Москве. И ни одного слова о переквалификации управлением организации дознания ГУ МВД России по г. Москве ранее данного преступления на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Ответ заместителя прокурора города А.Козлова вызывает у правозащитников недоумение. Как же тогда понимать официальное сообщение начальника ГУ МВД России по г. Москве О. Баранова о переквалификации данного преступления на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ. Почему в таком случае уголовное дело Б. Марковым не передано по подследственности в следственное управление СК РФ по г. Москве, и кем же переквалифицированы действия преступников с п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ на п. «а» ч. 2 ст. 115 и п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ?

В связи с тем, что Уполномоченный по данному уголовному делу ранее дважды обращался к прокурору г. Москвы С. Куденееву, 2 сентября 2014 года, им было направлено обращение в адрес Генерального прокурора Российской Федерации Юрия Чайки с просьбой решить вопрос о квалификации преступных действий злоумышленников по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, передать уголовное дело для раскрытия преступления в следственное управление СК России по г. Москве и принять меры прокурорского реагирования за укрытие особо тяжкого преступления.

Из Генеральной прокуратуры Российской Федерации поступил ответ, в нем отмечалось, что с целью оперативного реагирования на возможные нарушения закона, прокурору г. Москвы поручено организовать проверку сообщаемых сведений. Исполнение поручения контролируется.

На обращение на имя Генпрокурора РФ 26 ноября 2014 года поступил ответ за подписью и.о. начальника 2 отдела управления по надзору за процессуальной деятельностью органов внутренних дел и юстиции Г. Бобинова, в нем говорится, что в связи с истечением предельного срока дознания заместителем прокурора города 16 июля 2014 года дело было передано для организации дальнейшего расследования в ГСУ ГУ МВД России по г. Москве, откуда 4 августа 2014 года поступило в СО ОМВД России по району Фили-Давыдково г. Москвы.

Оснований для квалификации действий неустановленного лица по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ не установлено.

Однако Уполномоченный считает, что действия неустановленного преступника, нанесшего Муслимову ножевые ранения в область жизненно важных органов с открытым высказыванием угрозы убийства, следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30, п.п. «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ и он должен быть привлечен к уголовной ответственности по данной статье.

Согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации, человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства, - подчеркивает чеченский омбудсмен.

- По данному уголовному делу правоохранительными органами города Москва обязанность государственных органов власти по защите прав и свобод Айнди Муслимова не выполняются, преступник, покушавшийся на его жизнь, не установлен и не привлечен к уголовной ответственности, потерпевшему не возмещен моральный и имущественный ущерб, - говорит Нурди Нухажиев.

Исходя из изложенного, Уполномоченным в адрес Генерального прокурора Российской Федерации повторно направлено обращение с просьбой переквалифицировать действия неустановленного преступника на ч. 3 ст. 30, п.п. «ж» и «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ, передать дело для дальнейшего расследования в следственное управление СК РФ по г. Москве, принять меры прокурорского реагирования по факту укрытия особо тяжкого преступления.

www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет