доллар    57.86 $
евро 68.16 €
27 сентября, 00:34
Погода в Грозном +14 в Грозном

Горячеисточненская: прогулка по страницам истории

22 сентября в 14:14 (2016 г.)
Фото Виктори Хан Фото Виктори Хан

Поездка в село Горячеисточненское в рамках пресс-эстафеты "Открытая Чечня" оказалась настоящим путешествием в прошлое. Каждый камень здесь не просто говорит о своем преклонном возрасте – он настаивает. А мы и не спорили. За полдня мы побывали в трех веках – XIX, XXи XXI.

Село расположено в Грозненском районе Чечни и на первый взгляд кажется довольно заурядным. На деле оказалось иначе.

В Горячеисточнинском нашей отправной точкой и конечным пунктом одновременно стало место, где из земли бьет горячая целебная вода и располагается бывшая Барятинская курортно-санаторная лечебница. Сейчас это место напоминает, скорее, лоскуток полотна, оторванный от XIX века. Старые здания, дороги, вымощенные камнем под слоем песка уже нашего времени, необъятные столетние деревья тутовников.

«Кто вы, исполины? Какую тайну вы храните?», - единственный вопрос, который хотелось задать им.



Мы приехали в село, когда день был в самом разгаре, и уже было не понять, откуда идет жар: сверху, от солнца, или из земли, откуда бьет горячая вода.

Однако начать стоит с главного -  с человека. Шепа Тимурчаев – оказался тем самым «проводником в прошлое», который «знает здесь абсолютно все!». Нам не пришлось его ни искать, ни уговаривать что – то нам рассказать. Он отложил все свои дела, чтобы потратить добрую половину своего рабочего дня для того, чтобы провести для нас экскурсию не только по территории бывшей лечебницы, но и по всему селу. Удивительно, но Шепа досконально помнит все, что происходило у каждого из деревьев. Есть здесь одно, самое важное – старый тутовник, под которым некогда отдыхал Лев Толстой в компании кунака из соседнего села Толстой-Юрт Садо Мисирбиева. Своими впечатлениями о горячих источниках писатель делился в письме к тете Т. А. Ергольской: «Недавно здесь открылись горячие и минеральные источники различных качеств, целебные и говорят даже, что эти воды лучше Пятигорских».



Есть сведения, что лечебницу при источниках построили еще при Екатерине II, однако подлинная его история начинается в XIX веке, который Шепа называет «царскими временами».

Удалось найти сведения о том, что в 1849 году в Горчеисточненское были направлены больные из Грозненского военного госпиталя, а уже через год здесь было открыто отделение для лечения офицеров. Больные принимали здесь ванны, наполненные водой из источника.



Шагая за Шепой по каменной дорожке мы удивлялись «стойкости» зданий, да и самих старых дорог. «А как же, - говорит Шепа, - это же строили на века. Заграничные инженеры приезжали, мастера. Они здесь сами работали, строили, а потом наших учили».

Словам Шепы есть и историческое подтверждение: с 1886 года благоустройством горячеисточнинского курорта занялся кавказский окружной инспектор лейбмедик Реммерт. Судя по всему, тогда и было построено то здание, у которого нас оставили наши коллеги – «Ванны. 1888». Важно отметить одну архитектурную особенность, на которую обратил наше внимание Шепа: здания были оформлены в равной степени со всех сторон – с фасада, боковых и задних частей.

Кстати, строили здания на века в буквальном смысле. Чтобы камни держались, в них проделывались отверстия, куда заливали свинец. А потолок держится на рельсах, которые выполняют роль основы.



Здесь появился парк с фонтаном, от которого на сегодняшний день осталось лишь основание, небольшие водоемы – бассейны, в которые стекала остывшая вода из источника.

Сложно сказать, что послужило причиной – жара или излишняя женская впечатлительность, но не один раз мне представилась картина, как по грубым, сложенным в дорогу камням, не спеша прогуливаются дамы в белоснежных платьях и элегантных шляпках, держа в руках ажурные зонтики. А впереди на кожаном поводке бежит маленькая собачка. Здесь, в этой тишине, казалось, можно было услышать их беседу.

Идя неторопливым шагом по всем этим тропинкам, Шепа рассказывал и о годах, когда он сам здесь работал водителем при психиатрической больнице. Судя по его словам, сюда, в Горчеисточненское, привозили нуждающихся в лечении больных со всех концов сначала Российской империи, а затем – Советского Союза.

Когда с историей мы более или менее разобрались, Шепа решил познакомить нас с действительностью, задав загадочный вопрос: «Вы на машине или на своих двух?». Следующий вопрос был уже настораживающим: «Пройдете?». И мы действительно прошли. А пока...

Шепа оставил нас на несколько минут отдохнуть, а когда вернулся, мы отправились вверх по склону туда, откуда берет свое начало источник с горячей водой. Вполне возможно, здесь когда-то и была тропа. В таком случае, она стала нехоженой и заросшей самыми настоящими дебрями. Хотя сначала все казалось вполне безобидным и после каждого сделанного шага казалось, что вот-вот появится дорожка.

Однако, чем выше Шепа вел нас, тем сложнее стало идти: нам пришлось продираться сквозь колючие заросли растений, цепляющихся за ноги, одежду, переползать через огромные камни и скользить по крутому склону. Судя по всему, он просто в нас поверил, а нам не оставалось ничего, кроме как поспевать за проводником, записывать его рассказ и снимать открывающиеся виды. Честно признаться, красота, которая открылась глазу, стоила исцарапанных коленок, усталости и опасности скатиться вниз прямо в кипящую воду.

Небольшой грот, из которого идет пар и бьет горячая вода в действительности весьма опасное место. «Был случай, когда проходивший мимо солдат, приветствуя друга, поскользнулся и скатился прямо в воду. Получил сильные ожоги по всему телу, - рассказывал Шепа, предостерегая нас от резких движений и неверных шагов, - в этой воде можно яйца варить. Я проверял. Две минуты».



Миновав источник, мы поднялись наверх, где нас ждало последнее испытание: «На всю жизнь запомните». Первым пошел Шепа. Левая нога осторожно идет по рыхлой, размокшей глинистой обочине, вторая – по шатающемуся стальному канату. Осторожно. Между канатом и обочиной – пропасть. «Ну, давайте», - повернулся к нам Шепа. Если бы здесь была обычная дорога, хватило бы двух шагов. Но в предложенных нам условиях их понадобилось больше. Спокойно. Не спеша.

Миновав испытание, мы оказались на гладкой асфальтированной дороге, ведущей в центр села. В середине XIX века станица была заселена казаками. Об этом можно догадаться по архитектуре старых домов, которые сохранились здесь. Кстати, дом, в котором сейчас живет наш гид некогда принадлежал князю Александру Барятинскому. Он был назначен сюда генерал – адъютантом, а затем начальником главного штаба войск на Кавказе в период противостояния с отрядами Шамиля. В советское время дом был отдан под общежитие для рабочих, а затем – передан семье Шепы.

Есть в селе свидетели смены эпох, например, здание бывшей церкви, которое сейчас отдано под медицинское учреждение. Здесь растет старая алыча, под ветками которой лежит старый каменный крест. «Все разрушили, -  говорит Шепа, - а раньше эта церковь была очень красивой. С куполами».

Да, красота – спасение для мира, но мир не всегда щадит ее. Что это? Закон мироздания или наша, человеческая оплошность? Времена были такие.

Виктория Хан

"Молодежная Смена" (№23)

www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет