доллар    57.54 $
евро 68.54 €
25 сентября, 09:12
Погода в Грозном +17 в Грозном

Нужна ли нам идеология?

9 октября в 20:07 (2016 г.)

Восьмая версия из серии бесед 1-го зампредседателя Комитета по делам ЮНЕСКО в ЧР, к.полит.н. Магомеда Дадуева и Саид-Хамзата Нунуева, писателя-историка

М. Дадуев: Саид-Хамзат, в контексте комментирования наших предыдущих диалогов, меня, уверен и тебя тоже, нередко спрашивают про часто упоминаемую нами национальную Концепцию (или кодекс чести) «Нохчалла». Стоит ли, - говорят одни, - «ломать копья» ради чего-то символического и тормозить общественный эволюционный процесс навязыванием узко этнической архаической идеологии? Другие, напротив, с не меньшей страстью доказывают актуальность воспитания нашей молодежи в духе Единой концепции «Нохчалла» и этнической идентичности. Действительно, в чем сакральная сущность и практическая ценность для современного чеченского общества (заметим -  субъекта РФ) этой этнической идеологии, если так можно выразиться?

С-Х. Нунуев: Одним словом невозможно ответить – это тонкая субстанция. Кто-то может спросить: мы же мусульмане, а зачем нам еще какая-то другая идеология? Но ведь мусульмане – это множество разных народов на земле, имеющих, кроме веры, свой язык, свою историю и оригинальную культура; обычаи и традиции. Мы же не можем и не обязаны забыть всё своё национальное и становиться, скажем, арабами, турками или азербайджанцами, потому что они мусульмане?  Нет же?! Или ещё одна крайность: кто-то выпячивает свой род, вирд, отдельные мифологизированные подвиги и заслуги. Это такой ущельный микропатриотизм, также губителен и опасен, ибо дробит и раскалывает единый народ изнутри. Делает его уязвимым перед внешними угрозами. Все это, естественно не соответствует духу кодекса Нохчалла.

М. Дадуев: Значит, можно утверждать, что в данном случае Нохчалла имеет объединительную функцию для чеченского народа, является идеологией его самосохранения и социокультурного развития. Известна мысль, что ни один народ не сгинет, если сам не будет способствовать этому. Но что губит народы и что служит гарантией достойного исполнения им своей земной миссии до Судного Дня? Вероятно, в числе главных следует упомянуть: уровень и характер его самосознания, самоуважения, в основе которых – образованность, культура, наличие гуманистической национальной идеологии, удачно вписывающейся в прогрессивную философию меняющегося времени. Что на это скажешь?

С-Х. Нунуев: Ведь сказано «… Мы разделили вас на племена и народы…», а каждый из народов – это знамение Всевышнего Аллаха. Безусловно, степень выживаемости народов (особенно малочисленных) определяется в том числе и названными тобой основополагающими категориями, и качествами. Но немаловажное значение имеет и, т.н. национальная идея, жизненная цель конкретного этноса и способы достижения этих целей; ее идеология, испытанная временем и динамично развивающаяся в соответствии с меняющимся миром.

М. Дадуев: Чуть ранее ты говорил о губительности т.н. «микропатриотизма» и нелепости деления чеченского общества по тайпово-вирдовому принципу, подрывающего его национальную целостность и монолитность. В последнее время носители подобной убийственной идеологии начали выпускать книги, и именно эта отравленная продукция, к сожалению, вызывает наибольший интерес у падкого на сенсации читателя. К примеру, одним из местных авторов утверждается, что множество известных вайнахских тайпов, включая ингушей, а также некоторые наши известные личности имеют невайнахское происхождение… Такая интерпретация не содействует позиционированию вайнахов как единого и сплоченного этноса, крупнейшего на Северном Кавказе. Однако равнодушие общества и соответствующих идеологических институтов, обязанных вовремя реагировать на подобные провокационные публикации подтверждает давние оценки о нашей политической наивности и безответственности, как национальной черте.

С-Х. Нунуев: Формирование и реализация проектов по воспитанию национального самосознания, по национальной идеологии чести и достоинства «Нохчалла» в перспективе должна быть государственной программой. Тем более, что она совершенно четко коррелируется с Единой концепцией духовно-нравственного, патриотического воспитания и образования молодежи, утвержденной Главой ЧР Р.А. Кадыровым. Этот вопрос должен быть взят под строгий государственный контроль. Иначе нам не побороть импульсивно вспыхивающие очаги национализма и сепаратизма, политического и религиозного экстремизма. Не может быть достойным, осознанным мусульманином тот, кто не любит и не уважает свой народ, не знает свою историю и культуру, не гордится своими предками, не готов умереть за честь и достоинство своей матери, сестры, дочери, жены...

М. Дадуев: Продолжу -…кто завтра закроет глаза, когда женщины его народа начнут вести себя как на Западе, позволяя превращать себя в куклы для грязных утех, а юноши станут слепым орудием насилия в руках коварных авантюристов и подлецов. Вот ещё почему каждому уважающему себя народу нужна своя идеология достоинства и чести, основанная на его многовековой традиционной этнической культуре! Вот почему нам, вайнахам, необходимо не только вспомнить, но и всячески развивать свою феноменальную идеологию совести. Идеологию от самого пророка Нохи, идеологию, сохранённую в крови (генах) и пронесённую через тысячелетия – Нохчалла!

Теперь - другой аспект идеологического воздействия на общественное сознание: стремление отдельных «знатоков» Ислама внести раскол через религию.

С-Х. Нунуев: Да, пожалуй, здесь кроется наиболее коварный и эффективный прием навязывания чуждой идеологии. Сами религии или их категорическое отрицание – самая значительная часть любой идеологии. Но ведь нас Всевышний создал еще нахами, дал нам язык, внешность, все то, что принято называть современным словом национальный менталитет. Кроме того, периодически в отдельных странах возникают различные религиозные ответвления и каждый стремится распространять свою точку зрения. Прежде всего к тем, где нет или забыта собственная национальная идеология, и этим дьявольским капканом весьма виртуозно пользуются определенные политические силы, разделяя, стравливая и порабощая целые народы и их территории. Разность религий и идеологий становится самым надежным инструментом всевозможных политических технологий. Успех обеспечивают продажные СМИ. За примерами ходить далеко не нужно. Все это – ровно то, что происходило и происходит с нашим народом в течение как минимум двух последних веков. Не пора ли задуматься о своей дальнейшей судьбе, вооружившись всеми забытыми истинами и объективной информацией о процессах, происходящих в сегодняшнем мире?

М. Дадуев: Без идеологии жить сложно, ее отсутствием вновь могут воспользоваться «доброжелатели», чтобы увести легковерную молодежь в липкие сети ложных ценностей. Во все времена передовые умы национальной интеллигенции - ученые, писатели, художники, богословы, мастера сцены - были в поисках тихой гавани для своего народа. Их всегда волновала судьба народа, и они примеривались к различным мировоззрениям (идеологиям). Сегодня, в начале третьего тысячелетия, когда невероятно обостряется откровенная борьба мировоззрений и идеологий, получается так, что нахам не надо ничего нового выдумывать, а сверять свои помыслы и дела с кодексом чести Нохчалла...

С-Х. Нунуев: Именно. Надо только вспомнить старое, забытое, вернувшись к самым истокам общечеловеческой духовности, ко временам пророка Нохи, к его Завету Нохчалла! Более того, этот же путь мы можем предложить и другим народам, ибо он признан всеми мировыми религиями. Вопрос лишь в амбициях тех, кто с течением времени стремились господствовать, быть ближе к власти, расходились в стороны, разветвлялись, ставя религиозные обряды и процедуры впереди и выше сути, истины.

М. Дадуев: Алчность и пустая, догматическая амбициозность и сегодня остается опасной болезнью многих священнослужителей разных конфессий. И это, наверное, не было бы столь опасно, если бы в мире, где в последнее время особенно торжествует иблис, не требовалась максимальная мобилизация всех интеллектуальных сил добра для противоборства западному рыночному уродству, аморальщине.

С-Х. Нунуев: Для разоблачения пагубной идеи всеобщей глобализации, всеобщего неограниченного рынка, где буквально все можно выставить и выставляется на продажу за деньги - от овощей и фруктов до женской чести и сыновнего долга. И этот всемирный базар, всеобщая распущенность и вседозволенность, превращающие человеческую личность в ничто, в рыночное существо, - тот строй, та идеология, которая навязывается человечеству теми, кто прибрали к рукам самые надежные инструменты пропаганды, инструменты манипуляции сознанием людей, инструменты реальной власти – деньги и СМИ, главным образом - телевидение!

М. Дадуев: Есть такое слово в языке вайнахов – питна (питан)[1]. Питан – антипод священному понятию «Нохчалла». Все наши беды в обозримой истории – от нелепых идей и авантюр, которые зачастую приходят в сопровождении религиозных лозунгов. Вот и сейчас питан гуляет по Сирии, другим арабским странам и уже не скрывает, что может добраться до России. А люди уже боятся этой питны. Боятся даже открыто выступать против нее: а вдруг и на самом деле победит, захватит власть и опять начнет устраивать подрывы, зачистки, отстреливать ночами, вторгаясь прямо в дома? Питан необходимо жестоко подавлять в любом его проявлении, он словно ржавчина, изнутри разрушает общественное сознание, сеет злокачественные семена во всех сферах жизни человека. На твой взгляд, почему питан столь живуча? 

С-Х. Нунуев: Питна побеждает там, где забывают о Нохчалле – мужественной совести. А свойство мужественной совести – не бояться смерти, если только ценой собственной смерти можно противостоять злу. Там, где не боятся умирать одиночки, сохраняются жизни тысячам, десяткам и сотням тысячам.

Бросить вызов питну не побоялся Кунта-Хаджи Кишиев, который призвал никогда не воевать с Россией, если нет прямой угрозы чести и достоинству народа. У чеченского народа никогда не было и нет чувств вражды и неприязни к русским. Нас с русскими не поссорили даже самые тяжкие испытания – испытания войнами! Это – наиболее важный, императивный итог побежденных нашими общими усилиями провокаций.  Сегодня, как и всегда, перед нашим народом судьбоносный выбор: мы выбираем Нохчалла или питан? Мы продолжим путь развития, или опять позволим питне бросить нас в круг смерти? Разумна ли стратегия, отстраняясь от публичной политики, пытаться искать путь к Всевышнему только лишь в религиозных обрядах и процедурах? Эти проблемы как раз должны стоять в центре нашей национальной идеологии мира и процветания, идеологии любви и братства со всеми народами.

М. Дадуев: Политика и религия – это очень близкие идеологические сферы в смысле их возможностей влиять на людей и в целом на общество. В истории народов возникало немало моментов, когда религиозно-политический деятель, опираясь на конструктивные миротворческие идеи, смело заявлял свою позицию в глобальных интересах консолидации общества перед реальными вызовами. К таковым относится и Первый Президент ЧР, Герой России А-Х.А. Кадыров, который смело и открыто выступал против идеологии вахабизма. Он мужественно и последовательно стремился создать в обществе такой миропорядок, где все люди могли бы жить достойно и в гармонии друг с другом. Однако угроз и провокаций достаточно и сегодня, когда отдельные религиозные сектанты или пособники сепаратистских банд пытаются через соцсети вербовать нашу молодежь. Или время от времени (в зависимости от политической конъюнктуры) публикуются карикатуры, оскорбляющие религиозные чувства мусульман. Или же пособники идеологов пятой колонны истерически размахивают бредовыми лозунгами: «Хватит кормить Кавказ», «Кавказ – обуза для России», «Россия – для русских!» и др. Вероятно, тоже не случайность, что военнослужащим в США к ежемесячной зарплате доплачивают 500 долларов за изучение в том числе и чеченского языка. Тем не менее, мир вернулся на весь Северный Кавказ, а Чечня активно развивается и стала самым стабильным регионом РФ.  Это означает – питан можно победить!

С-Х. Нунуев: Ещё одна проблема – некоторые не хотят понимать силу и мудрость суфийского Ислама. Что такое суфизм и его главное составляющее – тарикат? Почему они возникли и продолжают существовать, хотя не всегда и не везде люди называют себя суфиями? Почему нам сегодня важно разобраться в этом многовековом духовном институте для наиболее просветленных, наиболее приблизившихся к Богу мусульман? Ответ очевиден: Ислам вновь удалось крайне политизировать провокаторам всех мастей. Не политизировать в плане углубления политических и прочих знаний, а в плане усиления примитивной агрессивности, снабжения оружием, призывами к насилию, кровопролитию, что является абсолютной противоположностью мировоззрению и практике суфизма.

М. Дадуев: Это и не удивительно. Вероятно, потому что учение и практика суфизма тесно связаны с общечеловеческими представлениями о духовных ценностях земного мира. Суфий – это свободный поэт веры, который озабочен только одним – быть ближе к Творцу, ибо не представляет ни одной минуты своей жизни без духовной связи с Ним, без дел, угодных Ему.

С-Х. Нунуев: Вся жизнь суфия – это сплошной путь к Богу (тарикат), которым он твердо следует при любых обстоятельствах. Для этого не нужно уединяться, сторониться людей. Надо жить среди людей и быть примером правды, искренности, скромности, любви, совести. Всего того, что мы вкладываем в современную идеологию Нохчалла, направленную на воспитание гражданина – патриота России с сохранением в нем лучших черт этнической ментальности. 

Мудреца спросили – «что такое НОХЧАЛЛА?»

Мудрец ответил: «НОХЧАЛЛА – это способность проявлять выдержку и терпение даже после того, когда любой выдержке и терпению приходит конец…»

 

[1] Питна, питан (чеч.яз.) – это нелепая идея, провокация, авантюра, повод для ссор, войн, множества бед, горя, несчастья.

www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет