доллар    58.1 $
евро 68.99 €
21 сентября, 08:08
Погода в Грозном +21 в Грозном

«Мы будем бороться за детей до последнего» - как Норвегия «соблюдает права», отбирая детей у чеченских родителей

17 ноября в 15:51 (2016 г.)

Информация о том, что у молодой чеченской семьи Абдулаевых в Норвегии государство пытается отобрать четверых детей, всколыхнула интернет более месяца назад . Здесь стоит отметить, что фактов, связанных с насильственным отъемом детей у родителей, среди чеченцев, проживающих в Европе, становится пугающе много, и причины у каждого случая свои. Очень часто в комментариях к подобным фактам можно услышать и то, что европейцы не привыкли к строгому воспитанию детей, как в чеченских семьях, например, ссылаются на менталитет, традиции и обычаи кавказцев, однако, избивать детей в Чечне также ненормально, как и во всем мире. И хотя здесь не прикрываются общепризнанными в Европейских странах законами, завышенными правовыми стандартами, свободой личности - в Чечне нет приютов для детей, беспризорников на улицах и родителей, которые отказываются от детей в пользу своих желаний. 

В эксклюзивном интервью агентству «Чеченская Республика Сегодня» чета Абдулаевых рассказала о том, как их хотят лишить детей в Норвегии. 

Ибрагим и Раиса Абдулаевы, можно сказать, обычная традиционная чеченская семья. Муж обеспечивает семью, жена занимается воспитанием детей, а их у них четверо: Марьям, Дени, Абдул-Керим и Зелим (8,6,5 и 3 года). Дети, которых  норвежские органы опеки скрывают от родителей с 26 октября текущего года. 

 - Детей забрали неожиданно, - вспоминает Раиса. – Они забрались через форточку в ванной и открыли дверь с внутренней стороны. Я была дома, но не открывала дверь, боялась за детей. Дело в том, что эти люди кричали «Полиция, откройте!», я не понимала, почему они пришли и что хотят. То, что эти подозрительные люди могут быть с органов опеки и мысли не было. Пришли и сказали, что получили жалобу от учительницы школы, в которой учится старший сын, где, якобы, было написано о том, что в отношении нашей семьи закрались подозрения о насилии над детьми. 

Раиса рассказывает о норвежских законах, согласно которым, прежде чем изымать детей из семьи, они должны попытаться помочь родителям. Прежде всего, подразумевается экономическая помощь; если они нуждаются, - помощь психологов и семейных специалистов; если проблема заключается в воспитании детей или поведении родителей, - т.е. если есть подозрения в том, что в семье детей ругают или бьют, то родителей заставляют пройти специальные курсы, где им рассказывают о других методах воспитания. И вот, если все эти попытки не увенчались успехом, начинается процесс изъятия детей. Если, конечно, речь не идет об издевательствах над детьми, как раны или порезы, о чем в данном случае и речи быть не могло. 

 - В нашем случае, никаких предупредительных разговоров не было, по правилам, педагог, прежде чем написать жалобу в органы опеки, должен был связаться со мной, но получается, что правила одни – практикует другое, - говорит она.

Когда Ибрагим покидал Родину в 2002, ему был 21 год, тогда в республике была сложная политическая ситуация и часто молодые люди пытались строить будущее за пределами тогдашнего хаоса. Побывав в нескольких европейских странах, решил остановиться в Норвегии, где и познакомился с будущей супругой.  Раиса жила в Норвегии вместе с родителями, которые также покинули Чечню во время военных действий. У обоих процесс адаптации в чужой стране одинаковый, как и с теми, кто в военные годы сотнями покидал республику в поисках мира: языковые курсы - обязательный этап для каждого беженца, тесты на знание языка, дальнейшее обучение и трудоустройство. 
Как рассказывает Раиса , в Норвегии к чеченцам относятся хорошо, за трудолюбие и умение держать слово при любых обстоятельствах. 

 - Плохие и хорошие люди есть в любой нации, я не скажу, что все европейцы идеально относятся к чеченцам, и что все чеченцы себя хорошо ведут в чужой стране, но в основном, между чеченцами и европейцами царят дружеские отношения, - рассказывает она. 

 - Норвегия встретила хорошо, хотя и с недоверием, - рассказывает уже Ибрагим, - здесь люди другие, на лице всегда улыбка, а что в душе непонятно, но это другой нрав, менталитет. Они могут с улыбкой на лице совершить подлый поступок. 

Ибрагим работает водителем в крупной компании, зарабатывает хорошо и говорит, что при первой же возможности начал работать, - это в противовес бытующему мнению, что беженцы бегут в Европу за легкой жизнь за счет государства. 
 - Мы никогда не просили социального пакета, как приехали - да, мы зависели от помощи государства, но это на время адаптации. Мне язык давался сложно, но я его выучил быстро и устроился работать на престижный завод с хорошей репутацией, - рассказывает он. 
По его словам, после 2005-206 гг. приезжих начали вытеснять: после длительного ожидания они получают негатив и отправляются домой, объясняется это тем, что в Чечне закончилась война, но люди ведь приезжают и для того, чтобы лечиться, например.

Сейчас Абдулаевы ждут 7 декабря, когда органы опеки должны выдвинуть решение, возвращать детей в семью или нет. Раиса беременна, непонятно как этот ужас отразится на здоровье, ее и будущего ребенка. Все мысли о детях, которые находятся в чужой семье, непонятно в каких условиях, неизвестно с кем.
 - Если же суд решит не возвращать детей, то, естественно, мы будем бороться дальше, пока их не вернем, – говорит мама детей. - И дело дойдет уже до Тингрет (Высший суд в Норвегии). Но мы надеемся, что дело не дойдет до Верховного суда, и что благоразумие этих людей одержит верх. Уверена, что не все органы опеки такие ужасные и они вернут наших детей.

- Возможно, они отдадут их моим родителям, которые живут здесь недалеко или оставят в тех норвежских семьях, но для этого у них должна быть очень серьезная причина, - говорит Раиса, - не просто их воображение, как сейчас, - у них нет фактов, что детей избили. Якобы, нашли желтую полоску у старшего на спине, - синяк, который он получил, упав с дивана на кафельный пол. И то, что у младшего образуется небольшой кариес в зубе, это тоже в пользу безалаберности родителей. 

Детей временно поместили в приемную семью, пока в отношении родителей ведется работа по сбору информации, хотя по закону это должны были сделать до того, как забрать детей. Родителям передают, - у детей все хорошо, по родителям дети не скучают и не хотят возвращаться обратно домой. Им (родителям) выделили один час в неделю на общение с младшими детьми. 

 - Старших нам не показывают, якобы, они не хотят нас видеть. Показали письмо, составленное детским педагогом после беседы с детьми, в котором девочка рассказывает о строгих методах воспитания. Но я знаю своего ребенка, я знаю, как она разговаривает и выражает свои мысли, так мог разговаривать только взрослый человек, но не мой ребенок. А доказательства, что это ее слова у них нет, нет ни аудио, ни свидетелей разговора,  - сообщает Р.Абдулаева.

Пока они изучают родителей и собираю факты, желательно, свидетельствующие в пользу того, что они все-таки плохие родители, дети живут в совершенно незнакомой семье. Родители прямо не говорят об этом, но дают понять, что видят, как норвежские органы опеки пристрастны и намеренно доводят ситуацию до лишения родительских прав. Тогда детей усыновит норвежская семья, которая сотрудничает с органами опеки, и будет получать за каждого усыновленного от 17 до 44 тыс.крон в месяц. 

Со слов Раисы « много фактов, когда органы опеки работают не во благо детей, а ради денег; они раскинули маленьких детей по чужим семьям, и посещают их один раз в неделю. А что происходит с детьми в новых семьях, никто не знает: это ведь тяжелая психологическая нагрузка, непоправимая травма на всю жизнь для детей, которых вдруг  лишили биологических родителей и отдали кому-то».

 

 - В Норвегии есть случаи, когда родители запирают холодильник и не дают детям по несколько дней кушать, это в качестве наказания так делают", - дополняет свои слова   она.
Процесс сложный, и, скорее всего длительный, из-за того, что трое старших детей подтвердили то, что их систематически избивали родители. Сторона обвинения жестко апеллирует этим обвинением: «Куда бы мы не пошли, мы слышим обвинения в свой адрес в жестоком обращении с детьми».

Естественно, вероятность, что детей не вернут, родители  исключают. 

- ИншаалахI, детей вернут, я не рассматриваю другой вариант. Любой родитель такого не допустит, а тем более, чеченец. Ради своих детей ты готов на все, и я не исключение, - подчеркивает Ибрагим.

-Мы молимся Всевышнему, просим помочь нам вернуть детей, - говорит Раиса.   - Ни адвокаты, ни судьи, ни люди абсолютно ничего не решают и ничем не смогут помочь, все в руках Всевышнего. Будем бороться за детей - пока живы мы и дети. 

www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Аська
20 ноября в 17:40
ДАЛА АЬТТО БОЙЛА ШУ.. ВЕЗАН ДЕЛА ЦХЬАНЕ ДЕНА, НАННА Т1Е МА ДОГ1ИЛ И САН ДОЛ во...
Луиза
19 ноября в 22:30
Аллах этту бойл Шу шин Аллахо Шу шинах хьатохила Шу шин дьозал Ин ша Аллах э1дал карахь хумма дац Аллах карахь ду Ша дег Ин ша Аллах вернут они наших детей
Selima
18 ноября в 00:15
Dall MA heg boil nanoi! Doa de deh! Berach nan gait dez! Haram beran nan CA gaiter!
Selima
18 ноября в 00:09
Vaa MA duk nanoi belhosch bu. Vai carna doa da dez Daskastarh berasch nene digita dez, gaita dez.Doa delisch dehar du schug!!!
аслан
17 ноября в 20:16
что за твари Аллах кхел йойл царн
Adlan
17 ноября в 16:55
Вот поэтому детей надо воспитывать дома!
Diana
17 ноября в 15:48
Это очень жестоко разлучать мать с детьми. Я желаю, чтобы поскорее все разрешилось и семья воссоединилась. Дала аьтто бойла!