доллар    57.94 $
евро 69.2 €
21 сентября, 18:55
Погода в Грозном +27 в Грозном

Мы никогда не уверены…

29 декабря в 12:01 (2016 г.)

Минувшие выходные стали поистине черными для России, для всего мира. «Черный» взрыв над Черным морем – весь день в черном цвете. Гибель экипажа и пассажиров Ту-154 повергла мир в шок, ступор, вызывая лишь один вопрос: как?!

8 декабря этого года Елизавета Глинка во время вручения ей Госпремии в Кремле в своей речи сказала: «Мы никогда не уверены, что вернемся назад живыми, потому что война – это ад на Земле. Я знаю, что я говорю».

Слова Доктора Лизы, прозвучав как пророчество, в одночасье стали словами каждого, кто имеет отношение к войне: солдат, врачей, спасателей и, пожалуй, журналистов.

На борту лайнера Ту-154, помимо Ансамбля Александрова и Елизаветы Глинка, находились журналисты – 9 человек. Представители телеканалов «Первый», «НТВ» и «Звезда», они летели в Сирию, также как и остальные поздравить российских военных с Новым годом.

Очень часто приходится сталкиваться с мнением о журналистике, как о чем-то  красивом, легком и безудержно веселым. Журналистика – эдакая веселая прогулка по Парку Юрского с легким налетом легкомыслия. Весело, захватывает и немножко страшно.

В действительности, журналистика – это мир, попасть в который стремятся многие, но остаются единицы. Да, в ней есть место и приключению, и путешествию, и восторгу, и удивлению. Но не меньше места занимают опасность, опасность и еще раз опасность. Опасность столкнуться с непониманием, агрессией, разрядом или очередью из автомата.

Вообще, существует точка зрения о том, что журналистика родилась на войне. Спорный вопрос. Суть в другом: ежегодно сотни журналистов со всего мира гибнут в горячих точках. И это при том, что по Международному праву во время войны журналисты являются неприкосновенными наравне с работниками Красного креста и религиозными представителями и могут свободно перемещаться по обе стороны фронта.

Конечно, можно сослаться на Всеобщую декларацию прав человека, провозглашенной ООН 10 декабря 1948 года, на статью 19, в которой сказано: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их. Это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ».

Как сказал мне однажды один военный, на войне действует только один закон – закон войны. А когда происходят катастрофы, подобные той, которая произошла с ТУ-154, как быть с ними? К каким законам обращаться, к каким организациям? Ни к каким.

Это тот случай, когда очень хочется, чтобы был виноватый, но его нет. Случай, нелепый, ненужный, обидный и несущий гибель.

Мы никогда не уверены, что вернемся назад живыми, но продолжаем работать. Я не говорю о том, что каждый должен стать журналистом и погибнуть на войне, разбиться в самолете или быть убитым в своем же доме. Журналистика тем и прекрасна, что многообразна как мир. Если не пишешь о войне, пиши о бабочках, лазурных берегах или книжных новинках. Но идя в эту профессию, нужно быть готовым ко всему. Это наша профессия.

 

Маша Ким

www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет