доллар    57.54 $
евро 68.17 €
25 сентября, 23:37
Погода в Грозном +15 в Грозном

Руководитель – это прежде всего отзывчивость и требовательность!

7 октября в 12:39 (2015 г.)

Входя в кабинет генерального директора ОАО «СпецМаш», мы, конечно, не ожидали увидеть холеного «эффективного менеджера» в тройке, но обычный рабочий комбинезон все же удивляет. Впечатление, что перед тобой не генеральный директор, а мастер, который вышел «на перекур» хлебнуть чайку. Но крепкий хозяйственник с первых слов это обманчивое впечатление рассеивает. В нем удивительным образом сочетаются легкость и основательность, веселость и суровая требовательность, здоровый оптимизм и серьезность, простота слов и широта дел.

Мы заранее для себя решили, что обязательно поговорим с Невировичем Игорем Станиславовичем не только о том, чем сейчас живет военно-промышленный комплекс, но и о том, каким должен быть современный руководитель, работающий в такой сложной отрасли. Поэтому первый вопрос — про премию «Лучший руководитель года».

«Не вспомнить уже. — Невирович Игорь Станиславович оглядывает стену за спиной в поисках соответствующего диплома. — В 2010 году мы в рамках государственной программы сдавали очень ответственный и срочный объект. Комиссия приезжала, проверяла. Нашу работу вообще нередко отмечают, но я не езжу на эти поздравления, ездит мой заместитель. Он у нас такой, общественный товарищ, любит этим делом заниматься. Трибун!». Видно, что наградой Невирович не то чтобы не дорожит, просто знает себе цену и без нее: «Вы знаете, все эти премии… приятно, конечно, но нам главное — дело свое делать. Если считают, что достойны, спасибо на добром слове, будем работать дальше».

Взгляды Невировича Игоря Станиславовича

Независимость во взглядах у гендиректора «СпецМаша» уживается со способностью договариваться с хозяевами самых высоких кабинетов. И к самостоятельности ему не привыкать — в 1976 году в возрасте 17 лет, окончив школу во Фрунзе, он, не посоветовавшись с родителями, уехал в Ленинград поступать в корабелку. Причем выбрал самый закрытый факультет — морского оружия («нравилась мне эта тема»). «Факультет был очень маленький, — вспоминает Невирович Игорь Станиславович. — Отдельно стоящее здание, поэтому с другими отделениями института мы практически не соприкасались. Там все было закрыто, все со своей, закрытой внутренней документацией — даже домашних заданий не было: вся самостоятельная работа — только там, внутри. Но мне нравилось».

 
Alternate Text
 

И поступать, и учиться было сложно. Но сложности Невировича не пугают — он и тогда был к ним готов, и сейчас не пасует: «Я целенаправленно искал именно этот вуз и поступил именно на эту специальность. Ну и окончил хорошо — диплом у меня с отличием». Теперь он на отлично сдает объекты, к которым другие даже подступиться боятся. «В свое время алжирские товарищи обратились в Рособоронэксперт с просьбой отремонтировать дизельные подводные лодки советской постройки. Сложность была в том, что все работы нужно было выполнить по месту нахождения заказчика — без постановки судов в док. Мы даже сунулись поначалу на одно из крупных производственных объединений — ответ о том, что сделать это невозможно, пришел уже тогда, когда мы все работы по проекту закончили», — рассказывает Игорь Станиславович.

Невирович Игорь Станиславович - о карьере

По окончании Ленинградского кораблестроительного института была служба в советской армии, после чего инженера-механика по эксплуатации торпедного вооружения распределили на Ленинградское адмиралтейское объединение помощником мастера. «Ну, и пошло-поехало, — кратко характеризует Невирович Игорь Станиславович свою карьеру. А потом, подумав, добавляет: — Тогда все же порядка было больше. В самой системе обучения, продвижения и подбора кадров. Как эти кадры назначались, как воспитывались. Было понятно все: что ты делаешь, как ты делаешь и зачем ты делаешь. Поставлена задача — ты ее выполняешь. Не справился — уберут. Справился — дальше работай».

Вообще старая, еще советская закалка чувствуется у гендиректора ОАО «СпецМаш» во всем: «Я занимался непосредственно постройкой и сдачей в эксплуатацию тех объектов, которые мы строили. Были в то время такие закрытые объекты, специально под ту программу, по которой я работал — от начала и до конца». Это уже про 1990-е, когда Невирович Игорь Станиславович был начальником цеха, — лишнего слова клещами не вытянешь, понятно только, что работал на строительстве атомного подводного флота, причем в самые сложные для него времена.

Зато про несекретные проекты, над которыми сейчас трудится «СпецМаш», Невирович Игорь Станиславович рассказывает охотно и просто, с удовольствием перебирая фотографии: «Вот для ЦНИИ Крылова мы делали важный объект — надо было на их территории построить точную полноразмерную копию корпуса подводной лодки, по сути — два отсека с нуля, не на стапелях построили, в чистом поле. Это тема открытая, про это можно вслух. Сейчас вот под этот проект разрабатываем береговые системы. Помимо таких специальных у нас есть и общестроительная, и гражданская спецпрограмма. А это мы занимаемся комплектацией, монтажом оборудования и поставкой для офшорного и мореходного бассейна. Тоже для ЦНИИ Крылова — у них большая программа переоснащения, по сути, новый научно-исследовательский комплекс для изучения характеристик судов и офшорной морской техники в различных ветрово-волновых условиях».

Постепенно беседа возвращается к тому, как управлять такими сложными проектами, и разговор снова заходит об опыте СССР. «Не только у нас, на «СпецМаше», любой руководитель должен вообще-то понимать, что делает предприятие, которое он возглавляет, — рассуждает Невирович Игорь Станиславович. — Во-вторых, надо быть требовательным. И в этом смысле, я считаю, при Советском Союзе мы прошли очень достойную школу. Раньше умели воспитывать кадры так, как надо. Сейчас, кстати, постепенно начинают к этому приходить, но по-прежнему часто среди руководителей попадаются слишком молодые люди. Если человеку 34-35 лет, какой у него жизненный, какой производственный опыт? А главное — они совершенно не представляют, чем живет предприятие! Ведь на ответственнейшие должности назначают совершенно непрофильных, так сказать, людей — он может сто раз быть грамотным бухгалтером или экономистом, но если он болта от гайки не отличает, что он может дать производству? О чем вообще можно с ним говорить?»

Невирович Игорь Станиславович безнадежно машет рукой — тема для него явно болезненная, важная: «Я часто на разных совещаниях присутствую. Иногда можно даже не смотреть на человека, но по интонации, по тому, как ведет совещание или даже просто мероприятие, сразу понятно, чего он стоит. Старые наши кадры сразу видно: вот грамотный, зрелый специалист, на своем месте! А эти — глаза закатывают, «рожу важную делают», крики, пустые обещания…»

Игорь Станиславович снова машет рукой. «Один раз в курилке после совещания в Москве разговорился с ребятами. Важнейшие производства возглавляют! Ведь это невозможно, что делают, — горячится Невирович Игорь Станиславович. — Ведь настоящее же вредительство: себе вредят в первую очередь, людям своим, государству. Иногда больно смотреть! На глазах разваливаются мощнейшие производства, хотя вроде и модернизация недавно прошла, и потребность в их продукции есть, а предприятие гибнет. Считать экономику они умеют, а производить не получается. Разговариваешь с таким — понатыкал везде видеокамер и думает, что из своего нового кабинета со сплит-системой и молоденькой секретаршей контролирует рабочих. — Ну, говорю, и что ты там видишь? — Что он на месте. — А что он там делает? Он не знает. И даже не потому, что он чем-то плох сам по себе! Он просто не понимает, что надо делать с вверенным ему производством. У него хорошие взаимоотношения с банками, с московской элитой. Да, у них все красиво, но производства он не знает. Не понимает, что это такое».

А производство, по мнению Невировича Игоря Станиславовича, — это прежде всего люди, рабочий класс. И умение работать с ними — главное качество для руководителя. Через эти отношения надо пройти, жить этим. И не год, не два, и даже не десять. «Рабочие — своеобразная каста, со своим поведением, менталитетом, образом жизни, пониманием того, как надо жить», — уверен Невирович.

На «СпецМаше» трудится больше 180 человек, и каждого Невирович Игорь Станиславович знает в лицо, каждого принимал в свое время на работу, с каждым беседовал лично. «Руководство предприятием — это же большая ответственность, — рассуждает Игорь Станиславович. — Не перед собой, а перед людьми, с которыми я работаю. Ты отвечаешь за них. А у них семьи — ячейки общества, и каждый, к нам приходя, идет денег заработать. Я не хвастаюсь, но за 10 лет работы на нашем предприятии мы ни разу не задерживали выплаты. И чем можем, мы всегда помогаем».

Вот так и складывается образ. Образ руководителя-производственника, к которому явно запросто можно прийти, если надо, за советом, но который, если потребует дело, за словом в карман не полезет и приложит со всей мощью накопленного опыта. Но приложит за дело, а не потому, что вовремя не маячил в объективе камеры наблюдения.

А что касается проблемы кадрового разрыва (которая, помимо всего прочего, усугубляется тем, что сейчас на производстве, в промышленности вернулись во многом к советским стандартам, а по-настоящему понимают в них только люди за 70), то ее гендиректор предлагает решать так: «Давайте назначать молодого, а к нему в обязательном порядке кого-нибудь из старых, проверенных кадров, этаким помощником-наставником, пусть поправляет, так сказать, в процессе. Это лучше, чем опыты над производством ставить. Сейчас вроде всем желающим бесплатный гектар раздают — вот пусть там опыты и ставят со всей своей эффективностью».

Самому Невировичу Игорю Станиславовичу опыты ставить некогда — работать надо. Ему и отдыхать-то некогда. «Раньше на охоту ездил, когда время было, недалеко, в Ленобласть. Хотя друзья и зовут на Байкал. Может быть, в этом году получится. Знаете, как у всех — думаешь, ну, вот завтра. Ан нет, опять дела, опять «надо». Но каждый себе выбирает свою стезю, правда?»

www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет