доллар    56.49 $
евро 69.2 €
24 января, 04:26
+1 в Грозном

Под одну метелку... 

15 декабря в 16:46 (2017 г.)

Тринадцать обвиняемых по делу о «погроме» в ресторане «Тануки» в августе 2015 года больше двух лет ждут объективного расследования и справедливого суда.  Более двух лет держат в СИЗО города Москвы  тринадцать  молодых парней, обвиняемых за то, что  они заступились за жестоко избитого охранниками ресторана «Тануки» соплеменника. Вина последнего была лишь в том, что он позволил себе высказать в телефонном разговоре неприятные для слуха одного из охранников ресторана высказывания о руководстве нынешней Украины.  Московский городской суд 17 ноября в очередной раз продлил им меру пресечения содержания под стражей до 18 января 2018 года.

Как это было

Поздно вечером 6 августа 2015 года в японском ресторане "Тануки" на Липецкой улице отдыхала группа уроженцев  из Чечни. Около 23 часов  молодые  люди  покинули его, а один  из них задержался в ресторане. У него и возник конфликт с одним из охранников заведения. Словесная перепалка переросла в драку, к которой подключились и остальные охранники. Посетителя жестоко избили на глазах  изумленной публики. Добивали парня сковородой по голове, сопровождая все это грубыми оскорблениями в адрес чеченских добровольцев,  которые  защищали в Донбассе мирное население. По сообщениям СМИ, позже врачи зафиксировали у  избитого серьезную травму головы, перелом носа и уха, многочисленные ушибы - ему потребовалась госпитализация.

Между тем ожидавшие его на улице товарищи вернулись в ресторан, где они застали драку, в которую вынужденно ввязались.  Видя, что перевес сил на стороне охранников ресторана, один из приятелей позвонил знакомым и позвал их на помощь. Только когда в помещении появилась группа поддержки, персонал ресторана вызвал полицию. На место происшествия прибыло сразу несколько нарядов.  К моменту появления полицейских драка уже закончилась.

В ходе выяснения отношений один охранник получил огнестрельное ранение в бедро, а его напарника доставили в больницу с закрытой черепно-мозговой травмой. Еще двоим охранникам причинён легкий вред здоровью.

Никто из участников драки не стал  покидать место происшествия. Из багажника одной из машин приехавших был изъят карабин "Сайга", а также несколько бит и травматических пистолетов.

Всех их доставили в ОМВД по району Восточное Бирюлево. Большинство из них заявили, что работают охранниками в ЖСК "Царицыно". По факту драки было возбуждено уголовное дело по статье "Хулиганство". Двоих участников драки задержали в тот же вечер. Всех остальных, даже тех, кто никак ни участвовал в драке, задержали 8 и 11 августа.

Срок содержания обвиняемых под стражей  составляет 29 месяцев, что более чем в два раза превышает максимальный срок содержания под стражей по этой категории дел.

      Сковорода не бита, к делу не пришьёшь...

Невольно напрашивается вопрос - если задержанным всем без исключения предъявлено обвинение постатье "Хулиганство", то как были квалифицированы следствием действия самих охранников заведения!? Ведь именно они спровоцировали конфликт, начали драку и нанесли посетителю ресторана серьёзные увечья с применением предмета, используемого в качестве оружия, - сковороды. Соответственно их действия также подпадают под ту же статью, что вменяется противоположной стороне.   Между тем  охранники признаны потерпевшими. Это при том, что полученные ими побои явились прямым следствием начатой ими же драки и избиения группой одного посетителя. Очевидно, следователь «постеснялся» пришивать к делу о хулиганстве сковороду.

С таким же успехом можно объявить потерпевшим маньяка, которого избили прохожие, откликнувшись на крик его жертвы ...

Всех  под одну метелку  

Следствие с самого начала предварительного расследования сделало все  возможное для того, чтобы упрятать задержанных как можно  на  большой срок, используя для этого самые тяжелые формулировки.Квалифицировать действия задержанных как преднамеренные, а тем более совершенные «по предварительному сговору» или «в составе организованной группы», можно разве что в воспалённом сознании.

Товарищи избитого были втянуты в драку и переступили черту закона, поддавшись мгновенным эмоциям.  Некоторые из обвиняемых даже не участвовали в драке, к примеру, обвиняемый Шамхан Абуев. В распоряжении защиты имеется видеозапись, на которой четко видно, что Абуев вошел в ресторан и буквально через минуту - две из него вышел. В руках у него при этом нет никаких предметов. Он никого не бил и никому не причинил вреда. Его действия не подпадают под вменяемую ему статью, и у суда нет оснований содержать его  под стражей более двух лет. Тем более что Абуев болен,  ему поставлен диагноз «пароноидальная шизофрения», следовательно, он представляет угрозу как для себя, (попытки суицида уже имели место быть в СИЗО), так и для своих сокамерников. И суд, и следствие должны были  учесть данное обстоятельство  при определении ему меры пресечения.

  Сговор

Представленные стороной защиты обвиняемых факты и доводы по данному делу в совокупности дают основание полагать о стремлении следственных и судебных органов осудить всех без исключения обвиняемых по более тяжкой статье. Наказать их как можно строже,  не допуская по отношению к ним снисхождения и гуманности. Мосгорсуд и прокуратура города Москвы закрывают глаза на грубые нарушения уголовно-процессуальных норм, принимают во внимание безосновательные доводы следствия. При этом игнорируются  возражения и жалобы защитников обвиняемых на незаконность столь длительного содержания их подзащитных под стражей и отклоняются их ходатайства об изменении обвиняемым меры пресечения.

Из одного постановления в другое переносятся одни и те же фразы и доводы. Волокита следствия прикрывается  «исключительностью  данного случая»; «сложностью уголовного дела»; «большим количеством следственных и процессуальных действий»; «наличием большого числа обвиняемых и их защитников»; «многочисленностью судебных экспертиз». При этом, в целом, следствие рассматривает всего несколько эпизодов преступления, которое даже до тяжкого-то  притянуто за уши и то лишь из - за наличия в деле оружия.  В деле нет  никаких сложных экспертиз, которыми апеллирует следствие.

При этом суд не может не знать, что под особой сложностью дела следует понимать случаи совершения групповых преступлений и в разных регионах Российской Федерации. Когда лица обвиняются в совершении ряда особо опасных или тяжких преступлений, по делу проводятся сложные длительные судебные экспертизы и т.д.

Обвиняемые не вступали и не могли в данной ситуации вступить в предварительный сговор с целью напасть на ресторан. Никто их не направлял и не руководил их действиями. Они не входили в преступное сообщество, что их объединяло - это национальность и место работы. На это несоответствие было обращено внимание заместителем прокурора Москвы Катасоновым ЮА. В  его постановлении о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия  указывалось, что предварительное следствие по делу проведено неполно, допущены существенные нарушения ряда требований УК И УПК РФ. Катасонов не нашел оснований для квалификации действий обвиняемых как преступления, совершенного в составе организованной группы.  В целом не может не сложиться мнение, что прокуратура и суд  «помогают»  следствию, подправляя, отшлифовывая дело, чтобы оно не имело грубых изъянов и не развалилось на первом же процессе.

Закон что дышло...!?

Не менее интересны выводы самого суда. Мосгорсуд ведет себя так, словно на скамье сидят матерые преступники, за плечами которых не одна ходка, разбои и грабежи!

Отказ изменения избранной меры пресечения судом мотивируется тем, что «обвиняемые не имеют постоянного места жительства на территории Москвы и Московской области». Суду очевидно мало  того факта, что все обвиняемые имеют российское гражданство и проживают в России. Отягчающим обстоятельством, по мнению суда, является и то, что у обвиняемых нет постоянного источника законного дохода. Поэтому у суда сохраняется «основание полагать», что обвиняемые, находясь на свободе, «могут скрыться от органов следствия и суда»; «продолжат заниматься преступной деятельностью»; «могут оказать давление на свидетелей и потерпевших» или иным образом «воспрепятствовать производству по делу». Эти избитые фразы более двух лет также переносятся целиком из одного постановления в другое.

Между тем суд не может что - либо полагать или предполагать.  Суд опирается на конкретные факты или доказательства, а не  на мнимые доводы или предположения.

Суд не учитывает при систематических продлениях сроков содержания, что все обвиняемые впервые привлекаются к уголовной ответственности, имеют положительные характеристики, имеют российское гражданство, проживают, работают и учатся на территории России. У них нет загранпаспортов, нет счетов, недвижимости и бизнеса за границей, как у некоторых отечественных чиновников. Никаким образом они не имеют возможности оказать никакого влияния на ход следственных мероприятий, тем более оказать на него давление. До этого случая никто из обвиняемых не был судим. Они не представляют опасности для общества в случае изменения им меры пресечения. На момент задержания многие из обвиняемых имели законный источник дохода и были трудоустроены.

Все кроется в деталях

По мнению родственников, причина столь жёсткой позиции в отношении обвиняемых обусловлена тем, что  дело о драке в ресторане «Тануки» имело большой резонанс и взято под личный контроль начальником  ГУ МВД РФ по Москве Анатолием Якунининым, который провел даже специальное совещание по событиям в "Тануки". После  этого совещания 8 и 11 августа 2015 года были взяты под стражу все участники потасовки без исключения.

 Возможно, дело и не  имело бы такого оборота, если бы не те самые детали. Ресторан «Тануки», как удалось выяснить близким обвиняемых, якобы принадлежит одному из близких родственников «инициатора» задержания.  Именно  данное обстоятельство, а также национальная принадлежность задержанных, с чем, в частности, согласна и защита обвиняемых, явились определяющими факторами в желании следствия сурово осудить всех без исключения участников, невзирая на степень их вины.

Самый гуманный суд...

Незаконные действия органов предварительного следствие и суда подтолкнули обвиняемых на совершение попытки суицида в ходе судебного заседания.

В знак протеста  17 ноября 2017 года, прямо в зале Мосгорсуда, пятеро  обвиняемых вскрыли себе  вены. Данное обстоятельство имело большой общественный резонанс.

В зал суда была вызвана скорая медицинская помощь.  Двоих обвиняемым обещали госпитализировать, так как раны были слишком глубокие, остальным обвиняемым были наложены швы. Однако им дали подписать какую-то бумагу, которая в итоге оказалась отказом от медицинской помощи.

Двое обвиняемых продолжали истекать кровью прямо на судебном заседании, и к ним второй раз была вызвана бригада скорой помощи Скорая приехала в течение 10 минут, но бригаду медиков не впустили к обвиняемым, сославшись на то, что обвиняемых увезли в СИЗО. После суда обвиняемые долгое время находились в подвале Мосгорсуда, и в СИЗО они  были доставлены без оказания медицинской помощи примерно в 22 -23 часа. Обвиняемых, которые нуждались в экстренной  медицинской помощи, в СИЗО не приняли - их на автозаке увезли в городскую больницу. В больнице лишь примерно в час ночи  им наложили швы, то есть с  двух  часов дня и до часа ночи им не была оказана  медицинская помощь.

Яблоко раздора

В целом по стране известно немало случаев, когда события в Украине становились предметом кровавых разборок. Так, в Ростове-на-Дону в тот период времени, что и драка в ресторане  «Тануки» был задержан беженец с Украины по имени Юрий, который ранил ножом в шею своего собутыльника-оппонента, ростовчанина Дмитрия. Мужчины поссорились после того, как потерпевший назвал Петра Порошенко «отвратительным» президентом, который ведет кровавую политику.

Трудно представить, чтобы в сегодняшней Украине содержали за решёткой местных «патриотов»  за то, что они заступились за избитого пророссийскими охранниками товарища, вина которого была лишь в том, что он нелицеприятно высказался о руководстве России.

В нашем случае речь идет о  тринадцати  молодых  гражданах Российской Федерации, будущее которых и их вера в справедливость в своей стране  зависят от объективного расследования и справедливого приговора. За этим делом внимательно следят тысячи   граждан России, родные и близкие обвиняемых.

Между тем...

Родственники и защитники  обвиняемых уже два года  обращаются  во всевозможные  инстанции, в том числе и к Уполномоченному по правам человека в Чеченской Республике, с просьбой о содействии   в объективном расследовании  данного уголовного дела.  Чеченский омбудсмен,   в свою очередь,  дважды обращался к прокурору Москвы Владимиру Чурикову.  Последнее обращение Уполномоченным по правам человека в ЧР направлено уже Генеральному прокурору РФ   Юрию Чайке.  А пока  обращения  родственников обвиняемых, стороны защиты, также как и официальная переписка  в интересах обвиняемых   остается безрезультатной.   Какие меры прокурорского реагирования примет  Генпрокурор России для   объективного расследования   данного уголовного дела  и примет ли он их покажет время.

 

Абубакар Асаев

 

www.ChechnyaTODAY.com

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет