Чемпион мира по боксу Артур Бетербиев: «Мою энергию направили в правильное русло»

18 сентября в 14:50 (2009 г.) 4405
На завершившемся недавно в Милане чемпионате мира по боксу россиянин Артур Бетербиев выиграл золотую медаль в категории до 81 кг. Это первый подобный успех в карьере 24-летнего спортсмена, который к тому же стал первым боксером – чемпионом мира в истории Чечни. После возвращения из Италии «Новые Известия» побеседовали с боксером. Артур признался, что не любит говорить о себе в интервью, но все-таки рассказал, за что он так любит бокс, на кого он похож характером и почему в Москве его называли «волк». – Артур, ваш брат и тренер Абакар сказал, что после того как 22 сентября у мусульман закончится пост, вас будут чествовать в резиденции президента Чечни. Но насколько известно, дома вас уже успели встретить как героя…

– Это правда. Много людей в аэропорт приехали, министры республики, лично Рамзан Кадыров… Мы прилетели ночью, но встреча все равно получилась очень торжественная.

– Так почувствовали себя героем?

– Ну какой я герой... Я же прекрасно понимаю, что все это лишь следствие того, что я делаю на ринге. Не будет побед, не будет и «звездных» встреч. Конечно, все это приятно, но я не тщеславен, если честно. Вот разговариваю сейчас с вами, а на самом деле интервью давать не люблю. Особенно когда из меня пытаются какого-то выдающегося сделать.

– «Звездная болезнь» вам не грозит…


– Я тоже так думаю.

– Артур, но все-таки о вашем непростом пути к чемпионскому титулу несколько вопросов задать придется. Например, об очень обидном поражении на Олимпиаде в Пекине год назад, когда пройти китайского боксера вам не позволили судьи. Или о спорной победе узбека Аббоса Атоева, с которым вы дрались в финале предыдущего чемпионата мира… Вот Абакар, например, мне рассказывал, что к Олимпиаде вы с самого начала своей карьеры готовились и десять лет одной целью жили – победить…


– Меня и в Милане почти все спрашивали: от Олимпиады отошел? Видно, тот судейский произвол на многих произвел впечатление. Этот китаец на чемпионате мира-2007, где мы получали лицензии в Пекин, не попал даже в восьмерку. А меньше, чем через год, стал олимпийским чемпионом! Просто фантастический, невероятный скачок! Конечно, обидно было. Ведь я ехал в Пекин фаворитом, в России жесточайший отбор внутренний прошел… Но после Олимпиады я почувствовал, что все равно стал сильнее, закаленнее. Если бы не заставил себя забыть, переварить ситуацию, меня бы сейчас в боксе уже не было. Такие поражения тоже многому учат. Тем более в моей карьере подобных судейских сюрпризов было немало. Помогло то, что многие, включая Рамзана Кадырова, меня тогда поддержали. Говорили, что все равно я был лучшим… Но, конечно, для меня одних слов было недостаточно, хотелось на ринге, делом доказать…

– И спустя четыре месяца после Олимпиады в финале Кубка мира вы выиграли как раз у Атоева.


– Да, а вот с тем китайцем, жаль, встретиться пока не удалось.

– В качестве тренера рядом с фамилией вашего брата Абакара в разные годы стояли имена и многих других специалистов. Сейчас, например, это Нурипаша Талибов.


– Абакар – это святое. Он всегда рядом. Он привел меня в бокс, стал первым учителем на ринге, мы вместе прошли все ступени роста, но кроме него рабочих тренеров у меня действительно было много. Сейчас, когда уже на таком уровне боксируешь, редко бывает, чтобы кто-то пришел и Америку тебе открыл. Вроде все знаешь уже, многое умеешь. Больше обращаешь внимание на то, насколько человек тебе подходит, есть ли от такого сотрудничества польза. В этом смысле Абакар и Талибов прекрасно дополняют друг друга.

– Говорят, у вас характер, словно специально создан для бокса...

– От характера действительно многое зависит. Еще два-три года назад я был атакующим боксером – ни шагу назад. Сейчас, считаю, целиком атакующим мой стиль назвать все-таки нельзя, он стал более разносторонним. Но замечаю, что атакую порой просто автоматически. Наверное, как раз потому, что характер у меня такой – люблю вперед идти.

– А вы характером в кого?

– В отца, наверное. Он у меня очень серьезный был. И волевой. Не скажу, что мои занятия боксом поначалу ему нравились, потому что, когда я им увлекся, учебе, понятное дело, внимания оставалось мало. Мама так вообще мои поединки до сих пор смотреть не может. Помню, приеду с соревнований, запись поставлю, а она увидит, как я соперника в нокдаун посылаю, и с упреками на меня: «Зачем ты так сильно его ударил?» Но когда я первую медаль бронзовую на юношеском первенстве мира выиграл, даже отец меня похвалил. Посмотрел бой, в котором меня, к слову, засудили, и говорит: «Ты этот бой, что ли проиграл? Да ты молодец! Ты его выиграл!» Для меня это было высшей похвалой. До сих пор помню то чувство радости, которое меня тогда охватило. А чуть позже эти слова отца вообще воспринял как благословение. Потому что через несколько дней его не стало. Погиб в автокатастрофе. Я бы много чего отдал, чтобы он увидел мои сегодняшние успехи…

– Кто же вас боксом так увлек?


– Все три старших брата – Абакар, Аслан и Рустам – занимались боксом. Помню, бегал за ними и просил: возьмите меня с собой. Со мной проблем было… Наверное, раз пятьдесят потом из секции выгоняли за то, что дрался с ребятами. Меня мама постоянно ругала за то, что из школы не мог в опрятном виде прийти домой. Обязательно грязный, в разорванной одежде…

– Значит, правда, что хорошие боксеры получаются из драчунов и хулиганов?


– Ну хулиганом я не был. А драться очень любил. На каждом родительском собрании приходилось на меня жалобы выслушивать. Вот Абакар и взял меня, наконец, на тренировку, чтобы энергию мою в правильное русло направить. И я боксом просто заболел. Сейчас уверен: не будь у меня этого, ничего бы не добился. Много видел примеров, когда очень способные, талантливые ребята в спорте долго не задерживались только потому, что опускали руки.

– А что вам в боксе интересно, Артур?

– Я считаю, что бокс – тот вид спорта, который делает человека настоящим мужчиной. Не хочу сказать, что не боксер – не мужчина, нет. Просто, на мой взгляд, этот спорт лучше всего помогает сформировать сильный мужской характер. Помню, была у меня одна книжечка, что-то типа советов молодому начинающему боксеру. Я ее долго с собой повсюду возил, пока не потерял. Так до сих пор помню фразу оттуда: «Там (на ринге) – только ты и твой соперник. И никто тебе не поможет». Считаю, что мне именно бокс помог сформироваться. Я даже сам иногда характера своего боюсь. Знаете, злой такой и страшный парень… Когда в Москве в училище олимпийского резерва учился, мне даже прозвище дали Волк. Мы вместе с девочками из художественной гимнастики занимались – Олей Капрановой, Верой Сесиной. Женя Канаева тогда только-только поступила… И почему-то так получилось, что из всей нашей боксерской команды только я один с ними и дружил. И они со мной. Девчонки мне это прозвище и дали. Шутки шутками, но воспитатели, например, если в магазин или еще куда-нибудь их отпускали, то только со мной. Волк волком, но видно, внушал доверие…

– Вы начинали заниматься в Хасавюрте, потом уехали в Москву, затем в Магнитогорск, потом вернулись в Чечню…

– Окончив в Москве учебу, я почувствовал, что как спортсмен стою на месте. Мне предложили контракт с магнитогорским клубом, и, уехав туда, я стал прогрессировать. А когда закончился контракт на Урале, то выбрал, разумеется, Чечню. Я много поскитался по разным клубам и регионам, но нигде не было таких условий, какие мне создали в Чечне. Президент республики Рамзан Кадыров прекрасно разбирается в тонкостях нашего вида спорта. Сегодня он лично участвует в моей судьбе, интересуется делами, и я очень рад отблагодарить земляков за оказанную помощь победой.

– Где же сегодня ваш дом?

– Почти круглый год мы с братом живем в основном на сборах. Есть квартира в Грозном, есть дом в Хасавюрте, где живет мама. Когда приезжаю домой, то больше предпочитаю отдыхать, погонять в футбол. Тренироваться дома получается нечасто.

– На Олимпиаде-2012 мы вас увидим?


– На три года вперед трудно что-либо планировать. Пока могу точно сказать, что буду боксировать на чемпионате Европы, который в мае будущего года пройдет в Москве. Уже два года, как меня настойчиво приглашают профессиональные клубы. Но президент Чечни, к мнению которого мы, конечно же, прислушиваемся, сказал, что я нужен здесь. В Чечне сегодня работают 14 боксерских залов! Конечно, не хватает еще тренеров профессиональных, но они учатся, а спортсмены наши на юниорском уровне постоянно завоевывают медали. В спорт, в бокс сегодня парни тянутся. И я понимаю, что могу стать для них хорошим примером…


ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА
«Новые Известия»
www.chechnyaTODAY.com

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет
Картина дня? Картина дня
Американскую учительницу уволили за троллинг учащихся в TwitterАмериканскую учительницу уволили за троллинг учащихся в Twitter
В мире
Всемирный день снега отметят на курорте «Архыз»Всемирный день снега отметят на курорте «Архыз»
В России
Р. Кадыров провел совещание по вопросам развития Гудермесского районаР. Кадыров провел совещание по вопросам развития Гудермесского района
Власть и политика
Проводить много времени в интернете для детей – вредноПроводить много времени в интернете для детей – вредно
Спорт и здоровье
Потерявшиеся в лесах Чечни сборщики черемши найдены живыми и невредимымиПотерявшиеся в лесах Чечни сборщики черемши найдены живыми и невредимыми
Происшествия
Эксперты составили список самых неблагонадежных паролейЭксперты составили список самых неблагонадежных паролей
Общество
Фотография из
Идет загрузка картинки...
Добавлено:
Просмотров: