доллар    57.46 $
евро 67.53 €
17 октября, 19:52
Погода в Грозном +12 в Грозном

Героями не рождаются

22 октября в 16:41 (2009 г.)
22.10.2009 /16:41/ Вы видели глаза человека, готового побеждать, созидать – это глаза, в которых горит огонь, глаза, в которые смотришь, и по твоему телу проходит заряд энергии, и эта энергия заряжает вас изнутри, и вы готовы идти за этим человеком, вы верите ему, потому что добро исходит из них, вера в лучшее будущее. Такого человека мне посчастливилось увидеть в далеком 94-ом году. Тогда на стадионе «Динамо» проходил турнир по боям без правил. Спортсмены со всей республики собрались померяться силами, мне тогда было 18 лет, я выступал за команду «Динамо». Турнир был большим и очень серьезным, первый раз в Грозном. Мы наблюдали за спортсменами, прибывшими на соревнования. Из всей большой толпы спортсменов выделялись ребята Гудермесского района: серьезно вели себя, делали намаз перед боем, были уважительны со всеми… Кто-то шептал: «Команда Ахмата Кадырова, он их спонсирует». Я был младше всех на этом турнире, и это было заметно: маленький рост, вес 56 кг, худощавый мальчишка, я не надеялся выиграть в своем весе. Но вот уже второй день соревнований, и я вышел в финал. В финале меня ждал серьезный соперник, чемпион Юга России по кикбоксингу Руслан Рискиев.

Я волновался перед боем, мой тренер Исмаил Салимов никак не мог меня настроить на бой. А как тут настроишься, когда тебе надо драться с опытным 26-тилетним бойцом, тяжелее меня на 13 кг. Я сидел один в углу, на дальнем плане, и вдруг кто-то положил мне руку на плечо. Я поднял голову. Передо мной стоял крепкого телосложения мужчина лет 50-ти, какая-то энергия прошла по всему телу от его руки. А главное, его глаза: он смотрел на меня, прищурившись, и казалось, он улыбается. «Ты молишься? – спросил он на чеченском языке, – Я смотрел твой бой вчера, ты – выиграешь». Тут он подозвал кого-то из ребят: «Возьмите его, идите, сделайте намаз перед финалом».

Я тогда уже умел совершать намаз, и, скажу честно, с неохотой я поднялся и пошел молиться, но тепло в теле от короткого разговора с незнакомым мне человеком не покидало меня. По дороге на молитву парень спросил меня: «Знаешь, кто это разговаривал сейчас с тобой?». «Нет», – резонно ответил я. Он улыбнулся: «Тебе повезло, тебя благословил на финал сам Ахмат Кадыров!» Нет, я, конечно, слышал о муфтие, но никогда не видел его живьем, так как на тот период я почти все время жил в Ростове, у тети. Мы сделали намаз, и мне стало легче. Я вошел в зал, скоро мой бой, финал, я медленно пошел переодеваться, одновременно ища глазами А. Кадырова, «Давай быстрей, – подбежал сзади Исмаил, – скоро бой». Мы размялись с тренером, разминку я делал с каким-то особым напором.

Тренер заметил перемены во мне и не мог понять, а я не стал говорить про разговор с муфтием, сказал только, что сделал намаз. Исмаил похвалил меня и повел к рингу. Нас окружили ребята, все желали удачи, я крутил головой и искал Ахмата Кадырова, он должен был находиться где-то среди приглашенных высокопоставленных лиц. «Куда ты смотришь, не отвлекайся», – окликнул меня тренер. Под шум зала я поднялся на ринг; публика в зале разделилась, кто-то выкрикивал мое имя, а кто-то – моего соперника. И вот бой начался: неимоверный рев зала, прилив адреналина в крови и крик рефери: «Бой!!!». …Третий раунд, последний,– в голове шум, нос разбит, глаза затекли, я проигрываю по очкам, мне плохо, меня тошнит, я не слышу слов тренера, в глазах темно. Сидя на стуле, в перерыве перед последним раундом я все думал: «Боже мой, еще три минуты терпеть, хоть бы не упасть». Я постарался расслабиться. Исмаил обливал меня водой и давал какие-то установки на третий раунд, но я его не слышал, мне было больно, я хотел домой, чтобы лечь и уснуть, я прикрыл глаза.

«Открой глаза, – крикнул кто-то громким голосом. «Нет, это не тренер», – сразу сообразил я. Соображаю – значит, не полностью разбит. Но кто это крикнул? Я повернул голову в сторону и увидел снова глаза человека, ради которого я готов побить самого Ван Дамма. Ахмат Кадыров поднял большой палец вверх, как бы говоря: «Все хорошо, ты побеждаешь». «Бой», – крикнул рефери, зал загудел. Грохот стоял неимоверный. Третий раунд. Мой соперник, уверенный в своей победе, нагло кинулся на меня, я уклонился и провел точный удар правой в челюсть. В зале тишина, я ничего не понимал, мой соперник лежал на полу, полностью отключившись. И вдруг зал взревел. «Нокаут», – выкрикнул рефери. «Что? Я чемпион республики», – пронеслось у меня в голове. Стоя в центре, с поднятой вверх рукой победы, я посмотрел туда, где сидел человек, который вдохновил меня на этот бой, и которому мне так хотелось сказать спасибо.

Но его там не было. Получив кубок, я сбежал с ринга, все кинулись меня поздравлять, но я яростно искал Ахмата Кадырова, мне хотелось именно с ним разделить радость победы. Кто-то сказал, что он уехал с охраной. Я сел в угол и стал плакать. Ребята думали, что от радости победы, и хлопали меня по плечам, радуясь за меня. Какие-то сыновьи чувства проснулись во мне к этому человеку. Я рано потерял отца, и мне хотелось похвастаться перед Ахматом Кадыровым, как перед родным отцом. И сегодня я смотрю, спустя 15 лет, на чеченских мальчиков, которые бьются на ринге и им хочется победить, потому что на победу их вдохновляет сын Ахмат-Хаджи Кадырова, Героя России, Героя чеченцев – Рамзан Ахматович Кадыров. И эти мальчики, также, как и я в далеком 94-ом году, будут сидеть и плакать где-нибудь в углу зала от радости победы, на которую их вдохновил Рамзан.


М. ДАДАШЕВ
« Вести Республики»
www.chechnyaTODAY.com

{mosloadposition user9}

Если нашли ошибку в тексте выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев нет